В Харькове участились случаи нападения бродячих собак на людей – только за сутки медики получили шесть вызовов от пострадавших в результате агрессии животных. Между тем зоозащитники говорят, что собак на улицах Харькова практически  не осталось.

В Харькове и области в последнее время увеличилось количество нападений собак на людей. Так, в Центре экстренной медицинской помощи и медицины катастроф сообщили, что  только за сутки получили шесть вызовов. Случаи агрессии животных в отношении людей имели место как в Харькове, так и на территории области. Двое пострадавших – дети.  В итоге четыре человека – трое  взрослых и  один ребенок – были госпитализированы в лечебные учреждения.

Медики призывают не забывать, что даже самая добродушная собака может проявить агрессию и укусить. И последствия нападения – не только боль и страх, но и риск заболеть бешенством. Поэтому при виде уличного животного, особенно стаи, не нужно подходить близко, дразнить и провоцировать на агрессию.

Собак на улицах Харькова практически  не осталось


Между тем зоозащитники говорят, что собак на улицах Харькова практически  не осталось.  

– Идет большое противостояние против харьковской «живодерни». Сейчас под директором коммунального предприятия зашаталось кресло и ситуация нагнетается для того, чтобы обосновать  массовое убийство животных, – говорит вице-президент Ассоциации зоозащитных организаций Украины (АЗОУ) Марина Суркова. – Многие депутаты горсовета объединились и решили реформировать это КП.

По  словам зоозащитницы, в Харькове осталось всего  629 бездомных собак – по подсчетам самого же КП.

– Если коммунальное предприятие  утверждает, что его программа по массовому убийству  эффективна, то почему же увеличилось количество нападений? – недоумевает Марина Суркова. – Сейчас поднимается вопрос о том, что нецелесообразно проводить массовые убийства животных.

Откуда огромный падеж?


По словам активистки, КП подтверждает свою «убийственную программу» в отчетах о проведенных эвтаназиях и естественном падеже животных на территории центра.

– Прошу обратить внимание на количество естественного падежа – около 20–30%. При том что на коммунальном предприятии 22 ветеринарных врача, – говорит Марина Суркова. –  Какой может быть естественный падеж? Животные же не в чистом поле, не в лесу на произвол судьбы брошены. Они находятся в том месте, где установлено новейшее оборудование, на финансирование которого выделяются миллионы гривен из городского бюджета, где есть десятки квалифицированных специалистов. Какой может быть естественный падеж?  

Так, по данным КП, в 2020 году из 4576 собак, поступивших в «Центр обращения с животными», к 635 была применена эвтаназия (медицинские показания, агрессия, опасные болезни) и 937 постиг естественный падеж. Из 1500 котов усыпили 540 и  348 погибли в результате все того же естественного падежа.  

– И эти цифры касаются только Харькова. А ведь харьковское КП отлавливает животных и в других городах Украины, – замечает Марина Суркова.

За рубежом от эвтаназии отказались


Зоозащитница отмечает, что за рубежом, да и в большинстве  крупных городов Украины, от эвтаназии давно отказались. Животных отлавливают только для стерилизации, после чего отпускают.

– В Харькове же действует негуманная программа безвозвратного отлова животных, при которой подавляющее большинство или усыпляется, или погибает  от болезней на карантинной площадке коммунального предприятия. КП  работает непрозрачно. И даже если животное потерялось, то очень трудно его найти и вернуть из этого центра. Да,  возможна паллиативная эвтаназия, когда животное страдает и эти страдания уже невозможно остановить.  А вот просто усыплять здоровых неагрессивных животных – это негуманно, это запрещено, – говорит Марина Суркова.

За рубежом огромные суммы выделяются на приюты для четвероногих бездомных. Их кормление и лечение, как отмечает зоозащитница, финансируют как государство, так и общественные организации. Впрочем, в Украине закон тоже уже встал на защиту животных, и для живодеров сегодня существует уголовная ответственность. За нарушение закона можно оказаться за решеткой на срок до восьми лет.