Публика театров для взрослых умеет держать себя в рамках приличий и сдержанно сопереживает героям. Юные же зрители бурно выражают свои эмоции: горячо поддерживают положительных героев и отчаянно помогают им сражаться со злом. В Харьковском театре для детей и юношества эмоции маленьких сопереживателей подчас зашкаливают, поэтому одним актерам неизменно достаются пылкая любовь и горячая поддержка, а других – хором клеймят позором и гонят со сцены. «ВХ» поинтересовался у артистов ХТДЮ, как дети реагируют на их героев.

Если Лиса – враг номер один


– Для меня театр – это честность, – делится заслуженная артистка Украины Ольга Двойченкова. – Во взрослом театре много неискреннего, но взрослый зритель – воспитанный и умеет терпеть. А вот дети неискренности не прощают. В детском театре всегда должно быть интересно. Вниманием ребенка нужно завладеть – играешь ли ты детские сказки или спектакли для молодежи. В общем, у нас не соскучишься.

Какие роли особенно зацепили малышню? В 1980-е годы Ольга Двойченкова играла злодейку Лису в сказке «Золотой цыпленок». Отношение детей к коварному персонажу было непримиримым.

– Лиса строила цыпленку козни, и когда я выбегала в зрительный зал, дети кричали: «Уходи, уходи!». Это была самая экстремальная реакция детей на мою роль. Я боялась, что дети меня порвут за то, что я такая плохая, – смеется Ольга Яковлевна. – Во время  спектакля произошла и трогательная ситуация. Лиса заставила доброго поэта Волка высиживать яйцо, из которого должна была вылупиться курица, несущая золотые яйца. Сидя на гнезде с куриным яйцом, Волк плакал, потому что ему хотелось есть и пить, а он не мог отлучиться. И тогда из зрительного зала на сцену вышла маленькая девочка и угостила Волка яблочком.

Актрисе совсем не обидно, когда зрители гонят ее со сцены.

– Значит, я убедила и мне поверили, – говорит  Ольга Двойченкова. – К тому же на Лису была и другая реакция: родители хохотали, глядя, как искренне их дети прогоняют злодейку.

Бабочка-красавица обворожила пап


Некоторые персонажи детских спектаклей завораживают не только малышню. Бабочка из Мухи-Цокотухи влюбила в себя всех зрителей.  

– Я играла Бабочку-красавицу в интереснейшем веселом спектакле «Муха-Цокотуха», – вспоминает Ольга Двойченкова. – Бабочка-красавица была вся из себя такая опереточная примадонна, балеринка, которая порхала в коротенькой юбочке по сцене. Мы зажигали и отплясывали так, что во время спектакля дети не могли усидеть на месте. Вместе с нами они пели и танцевали в зрительском проходе, выходили к рампе, опирались ручонками – хотели к нам на сцену.  Но как-то мы играли в ДК ХТЗ. Вероятно, в зале были старшие дети – школьники. Когда комар говорил Мухе-Цокотухе: «А теперь, душа-девица, на тебе хочу жениться», зрители ему кричали: «Бабочку бери, Бабочку!». Каждый зритель воспринимал Бабочку по-своему. Дети смотрели на нее как на вкусняшку-пирожное, мамы и папы – с другим прицелом. Мне рассказывали, что глядя на Бабочку, папы млели. Такой охват зрителей возможен только в детском театре.

Взрослый зритель старается вести себя цивилизованно, а дети подчас шумят так, что артистам невозможно играть.

– Как-то в  2004 году в театре не было отопления, и мы на месяц закрылись, – рассказывает Ольга Яковлевна. – А когда театр снова заработал, на первом спектакле мы вдруг услышали в зале крики. Как выяснилось, из-под колосников вдруг вылетела летучая мышь и стала кружить над зрительным залом. Это был ужас ужасный. Дети шумели так, что мы сами себя на сцене не слышали. Они кричали: «Вон там летучая мышь!». Конечно, для детей это событие было очень интересным.

К счастью, мышь, которая произвела фурор, ловить не пришлось. Крылатый сюрприз улетучился куда-то сам.

Лиса снова стала врагом номер один


Как бы ни менялись времена, но и раньше, и сейчас неизменной реакцией маленьких зрителей остается сопереживание, говорит артист Андрей Гапанович-старший.

– Всегда найдется часть зрительного зала, которая будет помогать положительному герою: топать ногами, кричать, предупреждая об опасности, показывать, где притаился злой персонаж.  А еще во все времена остается неизменной оценка юных зрителей: очень заметно, интересно ли залу происходящее на сцене. Если неинтересно – дети начинают жевать конфеты, общаться друг с другом. Раньше заскучавшие зрители играли в кубик Рубика, сейчас включают смартфоны. Но если им интересно – горячо сопереживают, сочувствуют, участвуют реакцией, аплодисментами. Это признак хорошего спектакля, – делится Андрей Федорович.

Малыши так переживают за любимых героев, что готовы ринуться на их «врагов».
– Еще при бывшем Союзе я работал в Челябинском театре драмы, – рассказывает Андрей Гапанович-старший.– Как-то жена пришла туда с трехлетним сыном на детский спектакль и села на крайнее место у зрительского прохода. В погоне за зайцем Лиса помчалась по зрительскому проходу как раз там, где сидели жена с сыном. С криком «Не обижай зайчика!» сын схватил лису за хвост и оторвал. В театре знали, что это мой сын, и супруга готова была провалиться сквозь землю. Жена забрала у сына хвост и вернула Лисе.

«Я не девочка! Я мальчик!»


Артистке Людмиле Удачиной часто доставались персонажи, которых обожают дети: Русалочка, Дюймовочка, безусловный фаворит детишек Золотой Цыпленок.  

– В «Золотом цыпленке» Лиса задумала нажиться, и была уверена, что Цыпленок – это курочка, которая в будущем будет нести золотые яйца, – рассказывает актриса.

– Дети очень переживали за Цыпленка и кричали: «Не приходи к ней!». Зрителям, особенно младшего возраста, очень свойственно такое реагирование на происходящее на сцене. Когда Лиса посадила Цыпленка в клетку в ожидании, что он снесет ей золотое яйцо, я отчаянно кричала: «Я не девочка! Я мальчик!». Эта фраза почему-то каждый раз вызывала бешеный восторг не только у детей, но и у родителей. Возмущение у детей вызывало то, что Лиса наряжала цыпленка в платьица, цепляла бантики. Дети кричали: «Не надевай! Не надо!».

Реакция у подростков, по словам Людмилы Викторовны, остается такой же искренней: они всегда поддерживают позитивные моменты, особенно если тема спектакля их волнует.

– У нас был замечательный спектакль «Bеl@ya Vorona.net» Очень часто во время спектакля звучали аплодисменты, – рассказывает Людмила Удачина.

Как правило, артисты предугадывают ответные эмоции зрителей. Но иногда реплики из зала могут стать сюрпризом.

– Как-то в конце 1980-х мы ездили с гастролями по районам Харьковской области, – вспоминает Людмила Удачина. – В одном из спектаклей замечательная актриса играла медвежонка. Дети реагировали очень непосредственно, и во время одного из действий маленький мальчик на весь зал выкрикнул: «О, та він же обдєлався! (на самом деле зритель высказался откровеннее, но «ВХ» не готов воспроизвести реплику в оригинале. – Прим. ред.)». С нами была истерика.

Котята всегда в шоколаде


Главная реакция маленьких зрителей на любимых персонажей – благодарность артистам.

– У зрителей нашего театра сложилась традиция дарить артистам не цветы, а сладости и фрукты. После каждого спектакля выстраивается целая очередь маленьких зрителей: дети делятся с артистами шоколадками, конфетками, вафельками, яблочками, – говорит заслуженный артист Украины Сергей Городецкий.— Как правило,  детки дарят сладости главным героям, а некоторые выходят с пакетом конфет и раздают угощение всем актерам.

В спектакле «Кошкин дом» все дети жалеют котят, и когда после спектакля котята выходят на поклон, артисты стоят все в шоколаде. Мне, как Коту Василию в «Кошкином доме», тоже достаются шоколадки. Но я стою на поклоне крайним, а дети бегут в центр – к основным героям. Очень трогательно наблюдать, как маленькие детки выходят на сцену с конфеткой, смешно ходят по сцене, выбирают, кому же ее отдать. Пару раз даже выносили надкусанные яблочки. Мама дала ребенку яблоко, он его грыз, а потом все дети понесли сладости и фрукты на сцену, и малыш тоже понес свое несъеденное яблочко. Бывало, выносили и надкусанный банан. Что держал малыш в руках, то и понес, чтобы поделиться с артистами. Мы благодарим детей, целуем, берем за ручку, помогаем спуститься в зал. Как-то маленькая девочка вручила жене (артистке Галине Мисюкевич. – Прим. авт.) шоколадку. Жена сказала «спасибо», а малышка попросила ее поцеловать.

Как-то благодарить актеров вышел малыш с шоколадкой и чупа-чупсом за щекой, вспоминает Людмила Удачина. Вручил шоколадку актеру, но потом увидел на сцене другого персонажа, которому тоже захотелось что-то подарить от души. У малыша больше ничего не осталось для подарка, и он презентовал свой чуп-чупс.

– А еще дети дарят нам свои рисунки с изображением любимых героев, – рассказывает Людмила Удачина. – У меня сохранилось множество рисунков с Русалочками и Дюймовочками, которых я играла. Дети подписывали рисунки неровными буквами «Моей любимой Русалочке». Это было очаровательно и очень трогательно.


Кощей тоже любит конфеты


Отрицательных персонажей дети не жалуют. Но бывают и исключения.

– В 1990-е годы, когда я был молодой, худой и красивый, меня назначили на роль Кощея Бессмертного, – рассказывает Андрей Гапанович-старший. – Спектакль с Кощеем уже шел, и мы поставили мюзикл «Али-баба и 40 песен персидского базара», где я играл главного героя – Али-Бабу. Естественно, Али-Баба был положительным-положительным, поэтому дети его любили и во время выхода на поклон всегда дарили шоколадки, печенье и яблочки. И вот когда мы вышли после мюзикла на сцену, ко мне подошел мальчик, протянул конфету и сказал: «А это вам за Кощея Бессмертного». Это для меня дорогого стоит: ребенок поблагодарил не за роль положительного Али-Бабы, а за Кощея. Может быть, ему было жаль персонажа, который в спектакле погибает, а может, он понял, что я играю не просто злого, но и умного Кощея.