В «Схід Opera» прошла премьера фрик-оперы «Орфей в аду». Подготовка к спектаклю была несколько необычной. Спектакль насыщен движением, хореографией и трюками. Оперные артисты учились произносить текст, петь и танцевать одновременно, а также кувыркаться, выполнять поддержки и элементы воздушной гимнастики.

О чем шепчутся на «коридорной кафедре»?


Впервые «Орфей в аду» Жака Оффенбаха увидел свет в 1858 году. Опера, созданная как изящная пародия на античный миф, стала насмешкой над серьезным традиционным жанром и нравами тогдашнего общества.

 – Я давно мечтал поставить в Харьковской опере спектакль Жака Оффенбаха, – говорит главный дирижер «Схід Opera» заслуженный деятель искусств Украины Дмитрий Морозов. – Оффенбах – великий оперный композитор, творчество которого граничит с классической опереттой и комической оперой-буфф. Почему именно «Орфей в аду»? Возможно, потому что и сюжет, и средства выражения Оффенбаха очень современны и актуальны. Первая редакция этой оперы была создана в 1858 году, и Оффенбах определили ее как оперу-буффон. Автор пытался рассказать о том, что ему близко, простым гротесковым языком.



«Схід Opera»предлагает новое сценическое прочтение и в пародийной форме показывает жизнь за кулисами, стереотипные представления о театре. Действие происходит в 1950-е годы во время и после торжественного концерта для работников культуры. Среди участников событий в спектакле – председатель худсовета театра «Олимп» и его семейство, глава профсоюза работников культуры, футбольно-театральная команда «Олимп», пионерки-патриотки – поклонницы искусства. Один из самых колоритных персонажей в опере – очень авторитетное Общественное мнение.

– Жак Оффенбах не случайно ввел такого персонажа, как Общественное мнение, – замечает Дмитрий Морозов. – Это всегда актуальный сюжет. Сколько существует человечество, всегда будет общественное мнение, будут сплетни, слухи – недостоверные, лживые, корыстные для кого-то и приносящие вред другим. С одной стороны, мы показываем жизнь актеров за кулисами. С другой – делаем социальную сатиру, поскольку то, что происходит за кулисами – отпечаток жизни всего социума. Мы не можем отделить театр от общества. Любая институция – театр, учреждение культуры или науки, фабрика – развиваются по одному принципу, так как в каждом коллективе всегда есть общественное мнение, или, как я это называю, коридорная кафедра. Там всегда что-то обсуждают: события в государстве, политиков, руководство предприятия, жизнь каждого в коллективе.


Артистам пришлось делать трюки во время пения


Над фрик-оперой работали три месяца. Подготовка была особенной: репетиции оперных артистов включали, в том числе, и большой блок физических тренировок, занятий по пластике.

– Задача стояла крайне сложная и очень необычная для оперы. Крайне редко артисты, солисты, певцы получают задачу делать трюки и одновременно петь, произносить много текста. Это очень сложно, – рассказывает режиссер-постановщик Жанна Чепела. – Мы долго репетировали, выстраивали образы, искали, как они живут, насколько ложатся на внутренние ощущения самих артистов и выходят в новое качество. Это большая физическая и эмоциональная нагрузка, поскольку играть спектакль в таком жанре в миллион раз сложнее, чем драму. Нагрузки огромные, отдача сумасшедшая, и я очень благодарна нашим артистам – они просто гениальны. Исполнители привносили много своих идей, искали детали, которые будут важны для их образов и помогут на сцене, иногда участвовали в создании костюмов. Мы все эти идеи принимали, и я счастлива, что их так много.


Неточности оказались для спектакля находкой


«Орфей в аду» наполнен трюками, поэтому все участники спектакля прошли специальную физподготовку. Для постановки трюков приглашались профессионалы.

– Это уникальное для солистов хора событие, – считает хореограф-постановщик Елена Пуль. – Оперные певцы привыкли петь стоя или сидя, а в этом спектакле им приходится не только петь, но и танцевать, двигаться, совершать кувырки и поддержки, менять ракурсы. Конечно, для артистов это совсем другой навык. То, что они делают голосом – сумасшедшее умение, но настоящий челлендж – делать это в условиях физических нагрузок. Для меня работа с хором была безумно интересной и очень сложной. Артистов много, все они взрослые, состоявшиеся, и для них очень важно оставаться  мегапрофессионалами и делать так, чтобы элементы, которые мы добавляем, никак не влияли на их невероятное пение. Артисты, например, делают поддержки – возможно, не очень сложные, но если учитывать, что в это время они еще и поют, то это непросто. Напрягаются мышцы, ты не можешь все контролировать, и нужно найти в себе новое ощущение – петь и при этом двигаться. Но мне кажется, что для самих артистов это большой внутренний шаг и новая страница в их сценической жизни.

Во время динамичных репетиций не обошлось и без курьезов.

– Мне кажется, все репетиции состояли практически из курьезных случаев, – говорит Елена Пуль. – Те моменты, когда кто-то что-то забыл, иногда получались лучше, чем задумывалось изначально. Поэтому многие удачные элементы случайно сложились из ситуаций, когда кто-то слегка «накосячил».


Сложнее всего дались сцены с воздушной гимнастикой


Для постановки трюков театр привлек мастера спорта по спортивной акробатике, бывшего артиста «Цирка дю Солей» и цирка Юрия Никулина Дениса Овчаренко.

– В спектакле есть силовые упражнения, есть маленькие вставки с применением силовой акробатики, парные и групповые упражнения, – рассказывает постановщик трюков Денис Овчаренко. – Самыми сложными на репетициях были, на мой взгляд, сцены с элементами воздушной гимнастики. Для артиста цирка это просто, а для оперных солистов – очень сложно, потому что они должны говорить и петь, когда их поднимают вверх. Кроме того, я столкнулся с боязнью высоты у артистов. Это нормально, но нужно было преодолеть этот барьер.

Работать в подобном жанре артистам было сложно, непривычно, но интересно.

– Необходимо было довести физическую подготовку до такого уровня, чтобы выполнять новые актерские трюки, новые физические нагрузки, парные моменты, которые существуют в спектакле, – делится исполнитель партии Юпитера заслуженный артист Украины Владимир Козлов. – Для артиста это нормально, но для нас все это было новым. Больше всего в данной постановке мне нравится то, что она потребовала роста и развития. Это развитие влечет за собой новые упражнения и нагрузки, которые в будущем выведут нас на более высокий уровень.

– Для меня совмещать вокал с трюками было не то чтобы сложно, но непривычно. Конечно, с первого раза кувыркнуться во время пения не получилось, – рассказывает исполнительница партии Эвридики лауреат международных конкурсов Юлия Антонова. – Но все возможно, если хорошо отрепетировать. Самым сложным было уложиться в нужный временной промежуток – например, сделать в поддержке колесо и сразу спеть. Конечно, если не получалось, нервничали или смеялись. Было смешно, если не тянешь ножку или делаешь что-то как увалень.



Новый сезон будет не менее резонансным


– К сожалению, мы не смогли сделать в уходящем сезоне все, что запланировали, – говорит директор «Схід Opera» Олег Орищенко.– Коронавирус, локдауны помешали выпустить все намеченные премьеры. Но мы уже начали работать над спектаклями следующего сезона. И я считаю, что это будет не менее резонансно. Планируем показать оперу «Вышитый король Украины», либретто к которой написал наш выдающийся писатель и поэт Сергей Жадан. Кроме того, в конце 2021 года планируем поставить оперу Жюля Массне «Золушка».

Все фото - Александр Шахматов