Сегодня сахар на харьковских прилавках стоит почти вдвое дороже, чем в Европе. За год цена на него взлетела на 75%. Насколько обоснован огромный ценовой скачок и ждать ли украинцам очередного сладкого удара по своим кошелькам?

Начиная с прошлой осени, со старта нового сезона сахароварения, стоимость стратегического сладкого продукта только росла. И сейчас сахар в розницу стоит фактически вдвое дороже, чем год назад. Среди объективных причин такой ситуации называют более низкую (на 7,8%) прошлогоднюю урожайность свеклы, сокращение засеянных ею площадей на 2,7% и снижение сахаристости корней на 1,7%. Ну и, конечно же, увеличение затрат на энергоносители, транспорт, зарплаты работникам привело к повышению себестоимости производства сахара. В итоге сахар на украинских прилавках стоит сегодня чуть ли не вдвое дороже, чем в странах Европы.

Насколко обоснована его цена и чего ждать от нового урожая?


Тростник дешевле


Как разъяснил «Вечернему Харькову» экономист, член Экономического дискуссионного клуба Олег Пендзин, Украина потребляет свекловичный сахар, тогда как почти весь мир – сахар-сырец, или тростниковый сахар, который на 30–35% дешевле.

– Это связано с особенностями произрастания тростника и с тем, что его урожайность за год существенно превышает урожайность сахарной свеклы. Тростник растет и в Латинской Америке, и в Индии, и в Северной Африке, то есть в мире несколько раз за год собирают урожай тростникового сахара. Тогда как сахарная свекла сеется только раз в год, локально производят и перерабатывают ее в сахар только Украина, Беларусь и Россия. Таким образом, объективно украинский сахар дороже, – говорит эксперт.

Спекулятивный рост цен


Комментируя существенное подорожание сладкого продукта, эксперт отмечает, что обоснованно в течение года может подняться только стоимость хранения, но ни подорожание энергоносителей, ни рост заработной платы к цене сахара не имеют никакого отношения.

– В прошлом году из-за засухи в Украине был недород сахарной свеклы. И сахара было произведено меньше, чем обычно. В силу уменьшения объема предложения цена ушла вверх – с момента окончания сахароварения и до конца прошлого года сахар взлетел в цене на 50%. Но особенности сахароварения таковы, что сахар варят до ноября. Именно этот произведенный в ноябре сахар мы и едим целый год. Максимальная цена с точки зрения прямых затрат в течение года может увеличиться только на стоимость его хранения. Повышение стоимости энергоносителей, рост заработной платы, амортизация не имеют никакого отношения к цене уже произведенного сахара, поскольку он был сделан по условиям ноября прошлого года, – отмечает Олег Пендзин. – Так что когда сахаропроизводители объясняют повышение цен ростом заработной платы и увеличением стоимости энергоносителей, я просто хочу им напомнить: мы едим сахар, произведенный в ноябре прошлого года, а не в марте, апреле или июне года нынешнего.

Подорожание сахара еще и в этом году экономист называет спекуляцией.

– С этой точки зрения рост цен на сахар за этот год на 25% – с января по сегодняшний день –  объяснить очень сложно. Его можно объяснить только одним – рыночным соотношением цены или просто спекулятивным ростом цены, – отмечает специалист. – В этом отношении государство пошло навстречу – провело аукцион по распределению тарифной квоты: 250 тысяч сахара-сырца было ввезено в Украину. И поэтому в июне стоимость сахара практически не выросла – рост цены составил всего 0,7%. То есть благодаря распределению тарифной квоты удалось остановить цену на сахар, – говорит Олег Пендзин.


Сезон консервации не подстегнет цену на сахар


Скорее всего, цена на сахар уже достигла своего пика и дальнейшего подорожания вплоть до октября эксперт не прогнозирует.

– Думаю, что даже объективный рост спроса на сахар в июле-августе в связи с «закрутками» не приведет  к росту его стоимости, потому что тарифной квоты вполне хватает, чтобы перекрыть все внутренние потребности. А объективного основания для роста цены я не вижу, – говорит Олег Пендзин. – Скорее всего, мы достигли пика цены по сахару и до октября этого года он дорожать не будет.

В дальнейшем стоимость стратегического для украинцев продукта будет зависеть от следующего урожая.

– В октябре мы уже будем понимать, что у нас происходит с урожаем. И мне, честно говоря, июньская засуха не очень-то нравится, потому что мы идем по сценарию 2020 года, когда вся свекла посохла, – поделился своими опасениями Олег Пендзин. – Но если в августе будет дождь, то, в принципе, все будет нормально. Главное, чтобы не было температуры за сорок градусов на солнце. Если в тени 32–33 градуса, то на поле – под 50, и представьте, что делается с землей. В этом отношении есть определенные проблемы. Но, опять-таки, более- менее объективно разобраться в данной ситуации мы сможем только ближе к концу сентября, когда будет понятно, что у нас с урожаем. Пока это все разговоры...