Архитектурной изюминке Харькова вернут первоначальный вид – после нескольких лет судебных тяжб апелляционный суд обязал снести надстройку в доме на улице Пушкинской, 19. Однако эксперты опасаются, что даже несмотря на решение суда «пряничному домику» не удастся обрести прежний уникальный облик.

Постановлением Харьковского апелляционного суда удовлетворен иск Киевской окружной прокуратуры г. Харькова к владельцу мансардных помещений о восстановлении памятника градостроительства и архитектуры на улице Пушкинской, 19.

В 2017 году прокуратурой была обнаружена публикация о возможной незаконной реконструкции, которая проводилась владельцем двух квартир, расположенных на мансардном этаже дома №19 на ул. Пушкинской. Между тем дом является памятником архитектуры местного значения.

– Строительные работы осуществлялись вопреки требованиям Закона Украины «Об охране культурного наследия», без соответствующего разрешения Департамента градостроительства и архитектуры облгосадминистрации, без авторского надзора и не по утвержденному в установленном порядке проекту строительства, – отметили в Харьковской областной прокуратуре.

С учетом собранных прокуратурой доказательств в феврале 2018 года в Киевский районный суд Харькова был подан иск к собственнику указанных квартир о восстановлении памятника. Однако суд в удовлетворении иска отказал. Не согласившись с решением суда, прокурор обжаловал его в апелляционном суде.

– Постановлением Харьковского апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено, иск прокуратуры удовлетворен полностью, владельца квартир обязали восстановить мансардный этаж дома до состояния, в котором он находился до начала строительных работ, – сообщили в областной прокуратуре.

Ломать – не строить


Это, безусловно, позитивная новость и большая победа, считает профессор кафедры украиноведения, культурологии и истории науки НТУ «ХПИ», член Консультативного совета по охране культурного наследия при Департаменте культуры и туризма ХОГА Михаил Красиков.

– Если дому вернут первоначальный облик, это будет настоящий праздник для ценителей архитектуры и, возможно, решение суда станет уроком не просто нерадивым, а преступным хозяевам шедевров, которые делают с ними все что хотят, меняя облик здания до неузнаваемости, – отмечает историк.

Однако он опасается, что собственник не приведет варварски изуродованный им памятник архитектуры в первозданный вид даже по решению суда.

– К сожалению, в Харькове есть очень печальная традиция, когда распоряжения центральной государственной власти или судебные решения – однозначно правильные в отношении памятников архитектуры – зачастую не выполняются, – замечает Михаил Красиков. – Еще не факт, что владелец разберет свою «халабуду» и сделает «как было». Но даже если и сделает, то непонятно, что именно. Кто будет заниматься проектом, какая организация, какие специалисты? Кто будет контролировать ход работ?

По словам профессора, сегодня настоящих специалистов по реставрации не только в Харькове, но и по всей Украине уже можно по пальцам пересчитать. И это большая проблема...

– Даже если такой специалист найдется и архитектор-реставратор все правильно рассчитает, распишет, расчертит – не факт, что фирма, которая будет проводить работы, все это воплотит, – продолжает Михаил Красиков. – Нередко, когда снимают с памятников архитектуры скульптуры и делают как бы их замену, получается попсовая версия. Во-первых, заменяют материалы: зачем делать из настоящего мрамора, если можно подешевле? И даже пропорции могут не соблюсти. И все это сказывается на художественном уровне скульптур. Года два назад с дома в мавританском стиле авторства Бекетова на улице Дарвина сняли с крыши и башенок сплав меди с благородной патиной и заменили чем-то вроде оцинковки, жутко изменив колористику памятника.

Так что поговорка «Ломать – не строить» в этом случае актуальна как никогда. Любые вторжения в старую архитектуру просто губительны.

Если бы не варварство нынешних хозяев...


По словам Михаила Красикова, дому на Пушкинской, 19, который, бесспорно, является узнаваемой приметой нашего города, посчастливилось выжить в советское время, когда шедевры архитектуры безбожно перестраивались. Здание получило статус памятника архитектуры местного значения. Однако это не спасло его от варварского вмешательства нынешних хозяев.

 – В 1920-е годы, когда Харьков был столицей Украины, жилья не хватало. «У кожну дiрку всунуто по людинi», – писал один из современников. Меня просто потрясли цифры, как увеличивалось население каждого дома, – рассказывает краевед. – Например, обычный домик возле Политеха, где до революции жили четыре семьи, то есть максимум человек 20, после национализации уже вмещал и 80, и 100 человек.

И с целью увеличения жилплощади сплошь и рядом перестраивали шикарные особняки, украшавшие Харьков.

– Ярким примером является уникальный дом Межлауков на улице Максимилиановской, с которого просто снесли всю красоту – башенку, изящную надстройку с кованым шпилем, стильные духовые окна, орнамент, то есть все уникальные декоративные элементы – и достроили полноценные два этажа, – говорит Михаил Красиков. – И такие надстройки иначе как «страхом и ужасом» не назовешь. Был когда-то такой журнал – «Строительство и архитектура». Так вот, я в шутку говорю, что в таких домах первый этаж – архитектура, а то, что выше – строительство.

Дом на Пушкинской, 19 – один из немногих, которым удалось выжить в достроечно-перестроечной вакханалии и сохранить первозданный вид до наших дней. Если бы не нынешний владелец верхних квартир, который решил увеличить имеющуюся мансарду почти до полноценного этажа.


Дом потерял эстетическую привлекательность


– Старые здания XIX – начала XX веков строились с хорошим запасом прочности, но они не рассчитаны ни на значительные колебания, которые сегодня создает огромный транспортный поток (а здание расположено на очень оживленной улице), ни на то, что его будут надстраивать. Архитекторы считают, что это вообще создает угрозу для жителей дома, – отмечает Михаил Красиков.

Жильцы дома действительно заметили, что в результате строительных работ здание начало покрываться трещинами. Между тем в городском ГАСКе предоставили разрешение на реконструкцию, однако не учли, что у заявителя нет разрешения госоргана охраны культурного наследия на проведение работ по указанному адресу.

– Надстройка, безусловно, портит эстетический вид уникального здания . Во-первых, она забирает на себя большую часть внимания. Во-вторых, полностью перечеркивает замысел архитектора, который рассчитал, что когда человек поднимает голову – то, любуясь декоративными элементами с маскаронами, он видит определенные абрисы. Реконструкция же нарушила эту эстетическую картину, – продолжает Михаил Красиков.

И подобные истории в Харькове, к сожалению, не единичны.

– Взять хотя бы памятник архитектуры — бывшее здание архива на углу улицы Университетской рядом с колокольней Успенского собора. Сегодня там точно так же – без разрешений и документов – надстраивают мансардный этаж, который кардинально меняет облик здания. Но в суд по этому дому никто не обращался, хотя такие работы – абсолютно подсудное дело, – отмечает Михаил Красиков. – И таких надстроек и пристроек по Харькову – десятки.

В чем фишка «пряничного домика»?


«Пряничный домик», «дом-сказка» – такие поэтические имена дают харьковчане удивительно красивому дому на Пушкинской, 19.

– Трехэтажный дом с мансардой был построен в 1907 году известным харьковским архитектором Александром Гинзбургом в стиле декоративного модерна по заказу купца Петра Максимовича Селиванова как доходный, – рассказывает Михаил Красиков. – С внешней стороны он поражает обилием растительного орнамента, каменные цветки кажутся живыми. Окна мансардного этажа оформлены цветочным орнаментом и лепниной в виде женских голов. Даже остекление окон здесь выполняет больше декоративную функцию, придавая зданию легкость и воздушность. Этот дом действительно сказочно красив.

Не менее тщательно архитектор поработал и над внутренним интерьером.

– Лепнина, изящные консоли межэтажных перекрытий и потрясающая винтовая лестница, о которой ходят легенды. Она закручена таким образом, что буквально завораживает, ее просто обожают фотографы. И все дошло до наших дней практически в неизменном виде, – продолжает историк. – Однажды в Харьков приехал известный московский писатель Игорь Вишневецкий. Он написал повесть «Ленинград» и хотел снять по ее мотивам фильм. Однако найти в осовремененном Санкт-Петербурге подходящие для съемок места оказалось непросто. Оказавшись волею судеб в Харькове и случайно проходя мимо дома Гинзбурга, он зашел внутрь и просто остолбенел. Сделал несколько снимков, которые показал по приезде в Москву оператору будущего фильма – большому ценителю архитектуры, объездившему полмира: «Как думаешь, что это, где это?». Тот глянул и без тени сомнения завил: «Барселона, Гауди». «Ха! – парировал Вишневецкий. – Харьков, Гинзбург!». Понимаете, каков уровень этого здания, если его легко путают с мировыми архитектурными шедеврами?

Но, наверное, самая интересная деталь дома — дореволюционные вывески на первом этаже.

– Как и во многих постройках Гинзбурга, нижний этаж дома занимали различные магазины. Благодаря удачному расположению здания, какую бы рекламную вывеску ты там ни повесил – она сразу же будет видна со всех сторон. Сегодня здесь магазины, торгующие мануфактурой. А вот до революции и в советский период достаточно долго здесь продавали не только галантерею, но и бакалею, пиво. К счастью, эти чудные вывески с «ерами» и «ятями» сохранились – их просто заштукатурили и закрасили при совдепии. Лет 20 назад вывески расчистили, покрыли прозрачным пластиком и сегодня они являются еще одной изюминкой этого дома, – рассказывает Михаил Красиков. – Люди часто останавливаются и читают уникальную рекламу товаров, которые там можно было когда-то купить. Это «фишка» Харькова, потому что нигде больше ни одной старой рекламы на фасадах не сохранилось – только на этом доме.

«Золотая рыбка» потрясает своим декором


За свою более чем сорокалетнюю карьеру Александр Гинзбург построил в Харькове более двух десятков многоэтажных жилых домов. Здания, фасады которых украшены вычурными декоративными элементами, хорошо узнаваемы.

– Александр Маркович Гинзбург – просто невероятный архитектор, который гораздо больше других украсил город именно домами в стиле модерн. Ему принадлежит 125 проектов, и все его здания – знаковые, – считает Михаил Красиков. – Он был родоначальником конструктивного модерна. Яркий пример – доходный дом Бергера на улице Сумской, 82а. Довольно массивная конструкция, практически лишенная какого-либо декора. Украшают гладкий фасад выступающие эркеры и балконы, а также окна разной формы и размера. А в декоративном модерне Гинзбургу просто не было равных. Он не только строил, но и перестраивал в этом же стиле.

Прежде чем начать практическую деятельность, Гинзбург 20 лет посвятил образованию.

– Кто вообще столько учится?! Он на «отлично» окончил физмат Харьковского университета. Продолжил образование в Европе – не только учился в разных университетах, но и осваивал тонкости профессии на практике. Вернувшись в Харьков, окончил Харьковский технологический институт по строительной специальности, получив право заниматься архитектурной деятельностью. И только после этого начал строить, – рассказывает историк. – В Харькове он открыл контору по производству железобетона и едва ли не первым стал строить здания с использованием этого материала.

Первое здание Александра Гинзбурга в стиле декоративный модерн – четырехэтажный доходный дом в центре города, в нескольких шагах от театра имени Шевченко. Архитектор построил его в 1903 году совместно с Илиодором Загоскиным.

– Дом называется «Золотая рыбка», на нем есть мемориальная доска, посвященная Гинзбургу, – он и сам там жил какое-то время. Дом потрясает своим декором – нечасто, проходя по харьковским улицам, увидишь каменных тритонов, которые как бы взбираются по стене на эркеры, а также как бы падающих на нас массивных ершей, поддерживающих хвостами вынесенный вперед карниз. Тут есть и гирлянды из водорослей и лилий, которые будто расплылись по всему фасаду. Это, конечно, производит невероятное впечатление. Изначально там был магазин живой рыбы, а еще лет 40 назад — бассейн для детей все с тем же названием «Золотая рыбка». Но есть на фасаде (в самом верху) и еще одна деталь – звезды Давида, потому что Александр Маркович был правоверным иудеем. Проморгали их большевики! – рассказывает Михаил Красиков.

Певцы были в восторге от акустики старого театра


Самое шикарное здание, построенное по проекту Александра Гинзбурга в стиле декоративного модерна на улице Сумской, 6, тоже хорошо известно харьковчанам.

– Декор, пластика фасада буквально ошеломляют. Это вообще уникальный дом. Там в свое время жила Леся Украинка у своего дяди Александра Драгоманова. Там бывал Рахманинов. Тем не менее этот дом даже не является памятником истории, хотя, безусловно, заслуживает того. Нет там и никаких памятных досок, посвященных знаменитым людям, – отмечает историк.

Среди интересных строений предположительно авторства Гинзбурга – возведенный в 1905–1907 годах дом на пересечении улиц Мироносицкой и Каразина, успевший за свою историю обрасти легендами и мифами не хуже любого французского замка. Здание также имеет собственное имя — «Чайный домик». Правда, в отличие от «Золотой рыбки», оно закрепилось за ним сравнительно недавно. В 1990-х годах здесь располагался чайный дом «Камелия». Заведения давно нет, а вот название «Чайный домик» харьковчанам запомнилось.

Бывший доходный дом Лиорнице, построенный в 1910 году на Сумской, 26, отличается от других домов Гинзбурга тем, что на его фасадах вы не найдете вычурных фигур живых существ или множества гирлянд из цветов. Количество декоративных элементов минимально. Зато здесь использовано множество пластических элементов. Овальные очертания эркеров, ряды высоких окон. За счет объемных элементов Гинзбург добился динамики, придал движение зданию.

– Кроме того, Александр Маркович был гениальным акустиком – здесь ему очень пригодились полученные в университете математические знания, – продолжает Михаил Красиков. – В частности, акустику нашего старого оперного театра разрабатывал именно он, и выступавшие там певцы были просто в восторге.