На днях на одном из семинаров медики и представители различных служб по делам несовершеннолетних общались с девятилетним мальчиком. Дитя воплотило в себе, пожалуй, практически все мыслимые наркологические и немыслимые для столь нежного возраста диагнозы.

Курить ребенок начал в пять лет, в семь — дышать клеем «Момент». Сейчас он не изменяет прежним «радостям жизни», зато уже покуривает коноплю, регулярно пьет пиво и имеет вполне сформировавшуюся зависимость от игровых автоматов. Вдыхание клея дарит ребенку, по его рассказам, незабываемые минуты. Он получает от него все, что «полагается» при зависимости от летучих растворителей: галлюцинации, например видение людей с тремя глазами — одним на лбу, двумя — на привычном месте. Любит заглядывать после «принятия» клея в окна морга: там специально для него трупы начинают шевелиться, открывать глаза. Он выпивает бутылку пива прямо из горлышка на улице и, конечно, мгновенно пьянеет — шатается, бранится, падает. На вопрос профессора-нарколога Ивана Сосина, не пытались ли взрослые помочь, видя его лежащим на земле, мальчик ответил, что однажды подошла женщина и пыталась заговорить с ним, поднять. Он «послал» ее матом.
Он, как и «положено» таким пациентам, уходит из дома и живет в подвале, где собираются человек 20 таких же мальчишек. Основное занятие компании — употребление клея, пива и походы в игровые автоматы. Мальчик, естественно, приостановился в своем физическом и психологическом развитии. Хотя, как утверждает Иван Кузьмич, ребенок в принципе неглупый. По крайней мере, хитрить и изворачиваться он умеет. Забрав у девочки в школе деньги, он тут же указал на другого мальчика, который в результате поклепа невинно пострадал. Маленький пациент, рассказывая об этом специалистам, даже гордился тем, как ловко смог обмануть, увильнуть от ответственности. Он не очень-то шел на контакт с медиками, добиваться от него откровенности психологу пришлось долго. Выяснилось даже то, о чем не знала мать: мальчику на игровые автоматы понадобились деньги, и он вынес из дома 250 гривен. На вопрос о том, как бы он поступил, если бы его ударил кто-то из сверстников, он ответил не задумываясь: «Я бы его убил». Специалисты на семинаре тут же поинтересовались, каким образом убил бы. Ребенок ответил просто: «Я бы сначала его избил сильно, а потом прирезал ножом». Говорил это он совершенно спокойно, с улыбкой. Комментарии излишни. Психологический монстр почти созрел. Ждите дитя на улицах города.
Я спросила у профессора Сосина о том, что, с точки зрения нарколога, ожидает такого ребенка в будущем.
— Мы никогда не теряем надежды, — ответил Иван Кузьмич. — Пока он не полностью деградировал — какая-то надежда есть. На данный момент у него нет никаких нравственных установок. Ему нравится его жизнь, в ответ на вопросы о пиве и клее он радостно улыбается. Желания напрягаться, учиться у него нет.
Посмотрим, что будет дальше. Я боюсь прогнозировать, потому что хотя и редко, но бывают случаи, когда наступает перелом. Если его мама пожелает — он будет находиться под медицинским наблюдением. Им будут интересоваться патронажные медсестры, он сможет посещать поддерживающую терапию. Он уже начал понемногу употреблять наркотические вещества, и если не будет лечиться — его ждут другие, более серьезные вещи: дальше он начнет наркотики колоть в вену. Препятствие в подобных случаях лишь одно — необходимость немалых средств на их приобретение. Но проблем с деньгами у зависимых людей не существует. Он все равно их добудет любым путем.
Утешить читателя, к сожалению, нечем. История такого мальчика — не исключительный, из ряда вон выходящий случай. На самом деле детей с целой коллекцией наркологических диагнозов не так уж мало. И эти «цветы жизни» еще обязательно прорастут из подвалов и люков.