Буквы – вместо оценок, омлет с орегано – вместо картфельного пюре с сосиской. Какие еще новации ждут детей, родителей и учителей в новом учебном году? Готовы ли наконец школы и школьники к онлайн-образованию, которое необратимо вошло в нашу жизнь?

Обучение в школах будет оффлайн?


Обучение в школах будет проходить оффлайн, объявило МОН. А если 80% учителей вакцинируются, ученики сядут за парты, даже если регион окажется в оранжевой или красной зоне. Однако, как считает исполнительный директор Общественного союза «Национальная образовательная ассоциация» Дмитрий Гармаш, прогнозы министерства могут быть пересмотрены на местах в зависимости от эпидситуации.

– Адаптивный карантин продлен на сентябрь, а это означает, что в Украине и в отдельных регионах могут развиваться различные сценарии событий и создавать новые ограничения, с учетом которых, возможно, придется работать учебным заведениям. Все зависит от развития эпидситуации с одной стороны и оперативности, полноты решений органов местной власти – с другой. А посему прогнозы, которые сейчас дает МОН, могут быть пересмотрены в связи с ограничениями на местах, – говорит Дмитрий Гармаш. – Так что будет ли это исключительно оффлайн-обучение или смешанный образовательный процесс – динамику изменений будем отслеживать буквально каждый месяц.

Стоит уже свыкнуться с мыслью, что дистанционное образование – в чистом виде или в смешанном – останется с нами навсегда.

– Проведение смешанной системы образования или дистанционной, безусловно, будет усовершенствоваться и в новом учебном году, – отмечает эксперт.


От чего страдает качество дистанционного обучения


Несмотря на опыт прошлого года, образовательные субвенции, Харьковщина снова оказалась не готова к онлайн-обучению школьников.

– Из семи миллиардов гривен неиспользованной образовательной субвенции, которые накопились по Украине, только Харьковщина накопила более 670 миллионов. А деньги, в частности, должны были пойти на закупку компьютеров, сетей, необходимого мультимедийного оборудования и так далее. Помимо этой образовательной субвенции есть еще и целевая субвенция на закупку ноутбуков для учителей, чтобы они могли в случае необходимости обеспечить дистанционную форму обучения, – рассказывает Дмитрий Гармаш.– Но каковы реалии? За три недели до начала учебного года пошла реализация очень затратных проектов – проведение тендеров, закупок, доставка оборудования, подключение, настройка. Смогут ли все компьютеры, закупленные за счет данной субвенции, попасть до 1 сентября в школы? Очень сомневаюсь. Смогут ли они попасть в школы до конца года? Скорее всего, да. Будут ли они полезны в конце года для внедрения дистанционной формы обучения? Безусловно. Но если такая необходимость возникнет раньше, мы снова столкнемся с прошлогодней проблемой – повсеместной нехваткой технических средств. Дистанционным такое обучение можно было назвать лишь потому, что школьники и учителя находились по разные стороны монитора. А технологически оно было обеспечено не очень хорошо.

По словам эксперта, это первое «домашнее задание», которое необходимо было решать, не дожидаясь окончания учебного года 2020–2021 годов, а с начала бюджетного 2021 года.

– А поскольку решение основных вопросов бюджетного года перекладывается на последние месяцы, мы имеем высокие показатели остатков образовательной субвенции и громкие заявления: «Мы это сделаем, мы это обеспечим». Но как это будет по факту – вопрос, – замечает Дмитрий Гармаш.

При этом, по его словам, помимо субвенции на обеспечение мер для получения образования в школах ни одной целевой субвенции на подготовку к дистанционному обучению для родителей ни государство, ни органы местной власти не выделяют. Решение этого вопроса полностью ложится на семейный бюджет.

– Боюсь, что не все родители могут оптимистично заявить, что полностью решили этот вопрос и их дети радуются гаджетам, которые им купили папы и мамы. Если в семье имеются материальные трудности, то это тяжкое бремя для семейного бюджета. И мы снова станем свидетелями нареканий на организацию образовательного процесса. А от неорганизованности дистанционного обучения будет страдать его качество, – резюмирует Дмитрий Гармаш.


Вместо оценок – буквы


Еще одна новация этого учебного года – вербальное и уровневое оценивание учащихся 1–4-х классов. Уровень результата обучения рекомендуется определять с учетом динамики его достижения и обозначать буквами – «начальный» (Н), «средний» (С), «достаточный» (Д), «высокий» (В). Причем «оценки» необходимо скрывать от посторонних, в том числе и других учеников, с целью конфиденциальности – реальные результаты смогут узнать лишь родители или сами учащиеся.

Некоторых родителей такая инициатива озадачила.

– Если это была «пятерка»» – молодец, отличник! А вот «тройка» – надо знания срочно подтягивать, а уж «двойка» – вообще полное незнание предмета. Со старшим сыном пережили 12-бальную систему, но тоже более-менее понятно. А как я смогу оценить уровень знаний младшего, если он, скажем «достаточный»? Это вообще что? Достаточный для чего? Лучше бы задумались, как детей учить, чтобы родителям перед поступлением репетиторов нанимать не приходилось, – возмущается харьковчанка Виктория.

Дмитрий Гармаш отмечает: на современных родителей, особенно в начальной школе, действительно легла очень большая ответственность при проведении реформы.

– И они, поверьте, уделяют большое внимание тому, что происходит в классах. Но если родители интересуются именно обучением ребенка, а не только его присутствием в школе, то и новая система оценки знаний им будет понятна. Так что большой разницы для эффективности образовательного процесса здесь не будет. Просто меняется подход для оценивания, – говорит он.


Теперь сравнивают уровень знаний вчера и сегодня


Чтобы вербальная шкала оценок была более понятной для родителей, с ними нужно активно коммуницировать, проводить разъяснительную работу, считает директор одной из частных школ Татьяна Свердличенко.

– Когда вводится вербальная оценка, ничего страшного в этом нет. Но для родителей это действительно может вызвать неудобства. Чтобы процесс перехода был более мягким и понятным, нужно больше с ними общаться по этому поводу, объяснять, что означает каждая буква. Если родители не понимают, что такое высокий уровень, мы говорим им, что это «пятерка» или 10-12 балов, – рассказывает Татьяна Свердличенко.

Таким образом, по ее словам, сейчас уходят от сравнения одного ученика с другим. Сейчас сравнивают уровень знаний вчера и сегодня.

– Смотрим на зрелость каждого ребенка в отдельности, оцениваем его личное развитие. И это тоже нужно объяснять родителям, – продолжает директор школы. – Помимо этих уровней мы еще предоставляем раз квартал короткую характеристику ребенка по каждой дисциплине, собираем своеобразное потфолио. На 1 сентября была такая работа, а через месяц – другая. Таким образом, и сам ребенок и родители видят его развитие. Так что ничего страшного не происходит. Это прогресс, в котором каждому нужно принимать участие.


Последний год реформы НУШ – что дальше?


В этом учебном году стартует завершающий этап реформы «Новой украинской школы» начального уровня.

– В конце весны следующего года мы сможем уже четко сказать, что реформа действительно состоялась. Это вызов, которой будет стоять перед учителями и в дальнейшем: как учесть все плюсы и минусы данной реформы, большая часть которой наложилась на ограничения, связанные с распространением коронавируса? Как дальше работать в средней школе? Как продвигать реформу и работать над обеспечением собственной школы? – перечисляет Дмитрий Гармаш.


Где гарантия, что ребенок будет есть брокколи?


В Украине уже презентовали новое четырехнедельное меняю, которое состоит почти из 160 блюд. В школьных столовых теперь появятся и традиционные украинские блюда, и популярные блюда разных кухонь мира, а также будут добавлены безглютеновые позиции.

– Увеличивается количество фруктов, мяса в рационе. В соответствии с новыми нормами будут добавлены кисломолочные продукты, рыба, бобовые, крупы и так далее. К меню у нас уже добавлены пошаговые рецепты и технологические карточки, которые облегчают и конкретизируют работу каждого повара в школьной столовой. Блюда будут использоваться в зависимости от того, сколько раз в день дети едят в школе, – отмечает Татьяна Свердличенко. – Конечно же, все это настраивает работников школ и, в частности, столовых на то, чтобы организовать не только полноценное, но и качественное питание. Очень много полезных продуктов завозится из-за границы – все они имеют сертификаты и рекомендации. И обязательно каждая школа – и частная, и государственная – работает над оборудованием помещения пищеблока в соответствии с санитарно-гигиеническими требованиями.

Между тем в каждой семье есть свои кулинарные привычки. Где гарантия, что ребенок будет за обе щеки уплетать ненавистную ему брокколи, вареный зеленый горошек либо нелюбимую овсяную кашу?

– Все зависит от того, как подать, – считает Татьяна Свердличенко. – Если это будет невзрачная биомасса, размазанная по тарелкам, безусловно, дети придут в ужас. А если ее подать культурно, красиво, с душой, да еще и провести с детьми предварительную работу, рассказав о пользе овсяной каши с изюмом и фундуком – съедят все. Почему бы, скажем, на уроке биологии не показать, что происходит с пищеварительным трактом со временем и как «работает» овсянка, выступающая в роли «щетки». Приходит мама и удивляется: «Что вы сделали с сыном, он попросил в воскресенье овсянку?». Для учеников начальных классов мы делаем королевские обеды: каждый ребенок идет в кафе, где звучит классическая музыка, с маленькой коронкой на голове. За столом все обязательно пользуются ножом и вилкой. Совсем иной подход к питанию, которое превращается в настоящее действо, и это правильно. И если делать это не только согласно санитарным нормам, а вложить душу и воспитательный момент, тогда мы достигнем вершины любой горы...


Об учителях забыли?


Несмотря на новации в организации учебного процесса, отношение к учительскому труду, к сожалению, не меняется. А ведь процесс обучения в школах во многом зависит от их настроения, удовлетворенности условиями труда и оплатой, от их желания работать.

– Я сейчас не могу корректно озвучить цифру, сколько к началу учебного года не хватает учителей. Сложно вычислить эту цифру, поскольку оперативная информация у нас не собирается так быстро, как хотелось бы, – говорит Дмитрий Гармаш. – А сколько еще учителей откажутся работать в школе! Несмотря на то что меняется отношение к организации учебного процесса в школах, мы не можем сказать, что радикально меняется отношение к учительскому труду. С другой стороны, опыт, добытый в ходе дистанционного обучении, может стать для кого-то толчком начать собственную трудовую образовательную деятельность в дистанционной форме, обучая языкам, точным или прикладным наукам онлайн. Мы можем на 100% обеспечить компьютерами и интернетом школы и учеников и даже морально подготовить родителей и учителей к тому, что дистанционка – это навсегда в формате средней школы, но если не будет самих учителей, мотивированных работать именно в такой форме – мы далеко не уйдем.