Поход в продуктовый магазин оборачивается для харьковчан ежедневным разочарованием – несмотря на завидный урожай нынешнего года, цены на продукты растут рекордными темпами.

Почему при богатых черноземах украинцы покупают завозную гречку, китайский чеснок и импортную молочку? Почему фермеры не доверяют госпрограммам и что нужно для развития сельхозотрасли в стране?

Будет спрос – будем сеять

О том, что Украина в 2021 году может получить рекордный урожай зерна и зерновых культур, начали говорить еще с начала весны – хорошие погодные условия зимой, отсутствие критических заморозков и хорошо увлажненный грунт весной способствовали хорошему развитию озимых культур. Да и лето не принесло на поля Украины ни сокрушительной засухи, ни заливных дождей – поэтому посевы росли прекрасно.

– Урожай в этом году в Украине действительно хороший, особенно по зернобобовым культурам, а по кукурузе – так вообще рекордный, – отмечает профессор кафедры экономики предприятия и организации бизнеса ХНЭУ им. Семена Кузнеца, доктор экономических наук Дмитрий Шиян. – Существенный рост валового сбора по озимой ржи – почти на 50% , сахарной свеклы – на 40%, подсолнечника – на 20%.

То, что год был удачным и для фермеров Харьковщины, подтверждает глава районной организации Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Харьковской области Сергей Караптан. Хотя...

– В целом, год был удачным – по ценам, по посадкам. Грех жаловаться. Хотя есть нюансы. Мне, например, как фермеру стыдно, что мы покупаем гречку и чеснок – при наших-то черноземах. Почему не сажаем? Все упирается в деньги: рентабельность гречки ниже среднего предела – кто ее будет сажать за спасибо? Рентабельные культуры – это подсолнух, кукуруза, потому они и растут на ура. А все остальное... Будет спрос – будем сеять, – уверяет Сергей Караптан.

Что касается животноводства, то тут Украине похвастаться особо нечем.

– Ситуация плохая – продолжается сокращение объемов производства в животноводстве. Если рассматривать живой вес сельскохозяйственных животных, то сокращение составило 2%, производство молока упало на 5%, яиц – на 15%, – отмечает Дмитрий Шиян.

Инфляция давит на карманы

Между тем несмотря на рекордный урожай, цены на продукты растут.

– Подорожало все — крупа, овощи, молочка, мясо, курятина уже догнала по цене свинину, цены на сахар и подсолнечное масло вообще побили все мыслимые и немыслимые рекорды... А хлеб! Слушайте, такого же никогда не было. Цену на хлеб всегда старались сдержать. Каждый день после работы захожу в магазин, если раньше примерно в 200 гривен укладывалась, то сейчас – минимум 350, а в основном больше. Очень ощутимый удар по семейному бюджету, – посетовала преподаватель Надежда Максимовна.

По данным Госстата на октябрь цены на украинском рынке выросли почти на 20% – это гораздо больше, чем планировалось. Продукты питания в целом подорожали на 15% – это больше, чем средний уровень инфляции.

– Рекордсменами подорожания являются подсолнечное масло, стоимость которого по сравнению с октябрем прошлого года выросла на 60% и сахар, подорожавший на 50% – за счет роста цен на мировом рынке. Яйца подорожали на треть. И каждая украинская семья ощущает это непосредственно на себе, потому что люди каждый день делают покупки и тратят сумасшедшие деньги на продукты, – говорит Дмитрий Шиян. – Хлеб и хлебопродукты – товар, без которого не обходится ни один украинец, – подорожали на 16%. Инфляция давит на карманы каждого из нас.

Почему дорожают продукты?

 Эксперты объясняют смену ценников на полках продуктовых магазинов ростом цен на мировом рынке, подорожанием энергоносителей и ростом минимальной зарплаты.

– Украина находится не на острове. В мировой экономике наша страна играет все большую роль с точки зрения экспорта культур. По экспорту подсолнечника мы занимаем первое место в мире. Кукуруза и пшеница – это две наши культуры, которые играют в экспорте значительную роль. Сегодня одни из самых высоких цен на мировом рынке на кукурузу, рекордная цена на пшеницу – самая высокая за всю историю рынка. – отмечает Дмитрий Шиян. – 20% всего экспорта Украины приходится именно на аграрный сектор. В этом маркетинговом году планируется рекордная продажа за рубеж масленичных и зерновых культур – при рекордных ценах.

Это, безусловно, отражается и на внутренних ценах. Украина привязана к мировым рынкам – все наши производители смотрят, какие цены на биржах. То есть, по сути, мы импортируем свою же продукцию.

– Сегодня на биржах цена по большинству позиций растет, в том числе и по агропродукции. Спрос формируют Китай, Индия. Кроме того, появляются новые страны, которые имеют значительный рост населения, и они тоже формируют спрос. Например, Индонезия, Вьетнам. Эти страны стали зарабатывать и теперь выходят на мировые рынки, чтобы закупать продукцию. Та же Индонезия всегда жила за счет риса, а сейчас все больше переходит на европейскую структуру питания. В рационе появляются булочки, становятся популярными рестораны быстрого питания – им нужно меньше риса и больше пшеницы для выпечки, – рассказывает Дмитрий Шиян.

Подорожание энергоносителей также подстегнуло рост цен на продукты питания. Например, в цене на хлеб стоимость зерна занимает всего лишь 10%, все остальное – энергоносители, зарплата и так далее. Кроме того, подорожание природного газа, электроэнергии, топлива сказывается и на объемах производства.

– Рост цены на газ влечет за собой подорожание минеральных удобрений. Цены на удобрения и сегодня высокие, и это будет влиять непосредственно на рентабельность, на объем производства. Потому что каждый производитель будет просчитывать: имею ли я возможность внести какое количество удобрений или нет? Окупятся ли эти затраты? Ведь если он оказывается в зоне убытков, когда доходы не покрывают затраты, это грозит банкротством, – поясняет Дмитрий Шиян.

Просто не мешайте работать

Правительство рапортует: усовершенствовали процесс предоставления государственной финансовой поддержки для развития фермерских хозяйств. Однако сами фермеры говорят, что госпрограммы – это лишь громкое название, не более того. На развитие фермерства государство выделает сущие копейки.

– Чтобы было понятно, всей государственной помощи, которая выделяется на Харьковскую область, хватит на покупку одного комбайна, – приводит пример Сергей Караптан. – Вот если бы в программе было железно прописано финансирование, тогда это действительно была бы программа, а так только разговоры в пользу бедных. У меня одна просьба: не надо мне никаких программ, никакой помощи – просто не мешайте работать. Дайте мне один налог, чтобы я его заплатил, но простой, понятный и одинаковый для всех – вот это лично для меня была бы самая большая государственная поддержка. У нас в районе примерно половина земли используется неплательщиками НДС. Они производят продукцию, которую покупает плательщик НДС, и 20% от продажи кладет себе в карман, палец о палец не ударив. Фирмы, которые имеют к этому доступ, платят за аренду три тысячи с гектара земли, а получают пять. Получается, не они нам платят, а мы им еще доплачиваем две тысячи. Вот вам и госпрограммы...

Фермеры пытаются объединиться, чтобы, допустим, пользоваться одним комбайном в нескольких хозяйствах. Но вынуждены делать это подпольно.

– Потому что по закону это огромная головная боль. Если я поеду косить к вам – завтра ко мне нагрянет налоговая инспекция и обвинит в том, что я предоставляю услуги, а значит, превысил свои установочные данные... Чтобы передать комбайн соседу, с ним нужно заключить договор. Косим, делимся комбайнами, опрыскивателями, помогаем друг другу, но подпольным образом. Законно – больше мороки, чем того поля, которое нужно выкосить, – сетует Сергей Караптан.

Реальный толчок для развития сельхозотрасли

Не может развиваться сельскохозяйственное производство в стране, где нет экономического развития, отмечает Дмитрий Шиян.

– Развитие мы видим в Прибалтике, Польше. Народ богатеет, он ищет, куда свои деньги вложить, – говорит он. – На украинский рынок заводится импортная молочная продукция и ее покупают даже больше, чем отечественную. И это не удивительно, потому что там молочная продукция дотационная. У нас же дотации мизерные – около 100 гривен на гектар, тогда как в Евросоюзе 200–300 евро на гектар. То есть мы уже теряем позиции. Кредиты для сельхозпроизводителей у нас гораздо менее доступны, чем в Европе, и к тому же они дороже.

По словам Дмитрия Шияна, сельское хозяйство будет развиваться, если вся экономика Украины пойдет вперед. И не на один-два-три процента, а как в Польше – на шесть-семь-восемь процентов. Это возможно при проведении соответствующих экономических реформ.

– Необходимо сформировать спрос на нашу продукцию, например, на органическую. Почему 70–90% органической продукции Украины экспортирует? Да потому что у нас много нюансов и много проблем с ее реализацией. Ассоциация производителей органической продукции сетовала, что несколько лет пытается внедрить в школах и детских садиках проект по питанию органическими продуктами Это хорошее дело. Но на пути его реализации стоит много препон, – рассказывает Дмитрий Шиян. – Если в Европе есть отдельные программы поддержки органического производства именно через закупки для школьных и дошкольных заведений, то у нас за неимением такой программы школы просто отказываются закупать органические продукты, дабы избежать проблем с той же налоговой, которая придет и спросит, почему закупили так дорого, если можно было гораздо дешевле.

Если система упростится, если госпрограммы начнут работать, если будут выделяться реальные деньги и у фермеров и производителей появится доверие к ним – сельхозотрасль в Украине получит толчок для развития, считает эксперт.

Харьковщина плетется в хвосте

По данным Госстата сельское хозяйство Харьковской области продолжает показывать негативную тенденцию. В то время как практически все регионы Украины демонстрируют рост объемов реализованной продукции, наш регион оказался в тройке областей, где зафиксировано падение соответствующих показателей не только в животноводстве, но и в аграрном секторе.

В частности, объемы животноводства в хозяйствах всех категорий сократилось на 16,1%, а растениеводства – на 0,4%. Общее падение показателей составило 2,5%. Отмечается, что наибольший кризис испытывают домашние хозяйства, где объемы продукции животноводства сократились на 18,9%, а растениеводства – на 2,2%.