Юлия Светличная лично поддержала предпринимателей на акции протеста против тотальной фискализации под стенами Верховной Рады. Такое отношение характеризует ее не только как народного депутата, но и как человека, отметил соорганизатор общественной организации «ФОП Разом ua» Алексей Дидул в программе «Точка зору» на «Телеканале р1».

Разочарованию не было предела


– Вы активный участник акций протестов, которые проходят в последний месяц под стенами Верховной Рады против обязательного применения физлицами-предпринимателями регистратора расчетных операций (РРО) с 1 января 2022 года. Однако депутаты не услышали людей и провалили законопроект об отсрочке тотальной фискализации.

– Все наши акции пошли по нарастающей – за последние четыре месяца состоялось уже четыре.

29 сентября на заседании Совета предпринимателей один из народных депутатов от «Слуги народа» под протокол сообщил, что до 5 октября он зарегистрирует законопроект, который был наработан рабочими группами, то есть советом. Однако этого не произошло ни 5 октября, ни 6 октября, ни 10-го, ни 20 декабря. Естественно, у предпринимателей возник вопрос: «Что происходит?». Ответа мы не нашли, поскольку обратной связи с этим господином у нас нет.

– Что предусматривал этот законопроект?

– Основной тезис – не расширение тотальной фискализации. То есть мы цементирует работу предпринимателей на существующем ныне уровне и не расширяем фискализацию. Кроме того, предлагаемый нами законопроект содержит много либеральных норм для контроля над теневым бизнесом, для представителей ГНС. Там есть нормы по открытию банковской тайны, то есть если человек уклоняется от налогов, то налоговая инспекция имеет право открыть его счета. Этот законопроект потому и называется сбалансированным, потому что мы учли интересы всех сторон, чтобы, с одной стороны, дать возможность государству контролировать предпринимателей, но с другой – не расширять фискализацию.

Однако происходит следующая ситуация: глава Совета по содействию малому предпринимательству покидает свою должность, становится первым вице-премьером, и мы остаемся вообще без руководителя. То есть, совет по своей сути становится импотентным. После этого нам предлагают начать сотрудничество с Комитетом налоговой и таможенной политики. Глава этого комитета господин Гетьманцев – основной фискализатор страны. И нам предлагают доработать законопроект с человеком, у которого цель одна – фискализировать все, вплоть до бабушек с петрушкой. Нам дают поправки, которые неприемлемы для предпринимательского сообщества – это те «красные линии», которые мы не можем перейти. Например, привязка к квадратным метрам. Этот критерий не соответствует демократическому ведению бизнеса, ни о каких равных правах ведения бизнеса здесь речь не идет. У нас сегодня есть критерий – валовый оборот. И то, что, по их заявлениям, они не могут проконтролировать валовый оборот – это их проблемы. Работайте, делайте контрольные закупки, проверяйте книги учета доходов...

В результате все вылилось в первую акцию – превентивную, потом была вторая. Затем в Офисе президента у нас состоялся диалог с господином Шурмой, который был назначен заместителем главы Офиса президента. Были даны некоторые обещания – на словах. Словами они и остались. Опять мы находимся в информационном вакууме, опять ничего не происходит. Далее оппозиция регистрирует законопроект об отсрочке фискализации. Мы понимаем, что в этом году уже не успеваем зарегистрировать свой законопроект, поэтому готовы были пойти на отсрочку, предлагаемую оппозицией, чтобы в следующем году конструктивно доработать свой документ. Две акции мы провели с требованием отсрочки. С боем собрали 155 подписей за проведение внеочередной сессии по данному вопросу – Верховная Рада вынуждена была собраться.

Однако нашему разочарованию не было предела... Мы знали, что с утра был кворум – 366 депутатов, после обеда в сессионный зал вернулось чуть больше сотни. Из «Слуги народа» пришли всего 36 человек. То же самое относится к оппозиционерам, которые с экранов телевизоров кричат: «Мы за вас», но при этом даже не приходят на голосование. В результате не набралось голосов, чтобы просто внести законопроект об отсрочке тотальной фискализации в повестку дня.

Это ответ людей власти, которая их не слышит


– Была даже угроза дестабилизации ситуации?


– Когда пройдена критическая точка кипения, когда возмущение людей выплескивается на улицу, ими уже невозможно управлять. Ничего страшного не произошло – толкучка, задержание двух наших активистов, которых отпустили после того, как мы всей толпой пришли в райотдел. Правда, одной женщине повредило ногу взрывом петарды, хотя организаторы акции строго всех предупреждали, что взрывоопасные предметы строго запрещены.

То, что произошло 14–17 декабря – ответ людей власти, которая их не слышит. Когда люди узнали, что в зале 107 депутатов, возмущение вылилось вот в такую неуправляемую ситуацию. И она будет только нагнетаться, сопротивление будет нарастать – никуда это не денется и само собой не сойдет на нет.

–  14 декабря к митингующим вышла народный депутат Украины харьковчанка Юлия Светличная...

– Выход любого депутата с поддержкой предпринимателей для людей очень важен.

На акции было очень много харьковчан, в частности, из округа Юлии Александровны. Девочки очень ее уважают,  все время спрашивали, будет ли Светличная. И да, она вышла, поддержала своих избирателей – это очень важно. Вот такое отношение характеризует ее не только как депутата, но и как человека. Если ты поддерживаешь предпринимателей, будучи депутатом, то ты для нас в первую очередь – человек, а потом уже законодатель. И каждый такой вот фидбэк, то есть ответная реакция, для людей «в полях», безусловно, важен. Этот выход люди запомнят надолго...

– Удалось ли Юлии Светличной, выйдя к людям, каким-то образом снять напряжение?


– 14 декабря был первый положительный месседж за год – мы собрали подписи, в том числе, благодаря Юлии Светличной. Собрали подписи 160 депутатов, потом в частной переписке «слуги народа» пишут, что 11 подписей отозвали – мол, из Офиса президента поступил соответствующий звонок, и никакой внеочередной сессии не будет. Но мы не опустили руки и на следующий день собрали недостающее количество подписей. Так что назначить внеочередную сессию ВР все-таки пришлось.

...17 декабря в Верховной Раде играл симфонический оркестр, депутаты явились на заседание в наглаженных белых рубашках. А три тысячи предпринимателей в это время стояли под снегом – нас фотографировали из окон Верховной рады, как каких-то обезьян...

Администрирование ляжет на карман покупателя


– Как будут работать ФЛП с 1 января? Обязательные нормы по введению кассовых аппаратов уже заработают? Будут ли предприниматели выполнять закон? Возможно, кому-то придется свернуть свою деятельность?

– Не будет никакой тотальной фискализации с 1 января. Люди будут работать по-прежнему, поскольку на сегодняшний день действует мораторий на проверки – на период карантина, то есть до 31 марта, никаких проверок не будет. Часть людей уйдет в тень. Предприниматели массово начали сдавать POS-терминалы в банки, чтобы не проводить операции по терминалам и не показывать свой оборот.

Законодательные инициативы власти получат прямо противоположный эффект. Очень больно это отразится на бюджете органов местного самоуправления, потому что значительную часть местной казны наполняют именно ФЛП. Например, в Харькове – 25%. А в Ивано-Франковске – до 70%. Люди массово начнут уходить в тень – это неизбежно. Мы не закроемся, мы будем работать. Каким образом? Дорожная карта у нас есть.

Вместе с тем, мы не прекращаем работу в Совете по содействию микробизнесу, будем вступать в диалог с Комитетом налоговой и таможенной политики. Но есть «красные линии», которые мы не сможем перейти. Где-то посередине мы должны найти взаимопонимание с комитетом. Вот эти «красные линии» для нас – квадратные метры в том виде, в котором они предложили.

– Объясните более детально.

– Основной критерий в законопроекте, который мы подготовили, – валовый доход предпринимателя. Для второй группы – пять миллионов гривен, для первой группы – 1,320 миллиона. Если человек превышает свой валовый доход, он переходит в следующую группу. В то же время, есть норма применения РРО. На сегодня она составляет 1,320 миллиона. С 2015-го она практически не менялась. В своем проекте мы ее проиндексировали за семь лет до 3,5 миллиона – с учетом инфляции, роста минимальной заработной платы и т.д. Если в 2015 году минималка была 1380, то с 1 декабря 2021-го – уже 6500 гривен. Смысл в том, что когда человек превышает лимит применения РРО в 1,320 миллиона, он обязан поставить РРО. Но у нас 90% микробизнеса не дотягивает даже до лимита первой группы – о каких регистраторах мы говорим?

– Как погодные условия могут влиять на работу кассовых аппаратов торгующих на рынке, например?

– Даже когда мы едем в Киев, у нас элементарно нет интернета. А если нет интернета, ты находишься вне правового поля – не можешь выдать электронный чек. У нас вообще не урегулирована норма по выдаче электронного чека. Нам говорят: предприниматель может либо поставить кассовый аппарат, либо пользоваться бесплатным программным обеспечением, закачав его в смартфон, и выдавать электронные чеки. Но...

Во-первых, эта бесплатная программа не работает с известной маркой телефонов. Во-вторых, она настолько «сырая» , что продуктивно работать на ней невозможно. Мои коллеги, которые устанавливали бесплатное программное обеспечение на свои гаджеты, промучившись три дня, характеризовали его, не стесняясь в выражениях, и переходили на платную программу.

И не только эти моменты. Давайте смоделируем ситуацию: вы покупаете у меня какую-то вещь – кофту или куртку. Я обязан выдать чек. А у меня как у продавца вообще нет смартфона – у меня маленький кнопочный телефон. Либо вы наотрез отказываетесь давать мне свой электронный адрес и вообще делиться со мной личными данными, необходимыми для получения электронного чека. Таким образом, я вам чек не даю и нарушаю тем самым ваши права как потребителя. Но как мне доказать, что это вы не захотели предоставить свои данные? Да и нет возможности у микропредпринимателя нанимать человека, который будет заниматься администрированием, и самому изучить данный процесс. Если вы пройдете по рынку, то увидите, что средний возраст предпринимателей 50+. Это люди еще с 1990-х годов...

– В конечном итоге свои затраты предприниматель перекладывает на конечного покупателя...

– Безусловно, ведь предприниматель не будет работать себе в минус. Все это администрирование будет закладываться в себестоимость.

Проверка может спровоцировать взрывоопасную ситуацию


– А как работают за границей? В той же Германии, например, к налогам относятся очень серьезно – отсюда и качество дорог, и качество жизни.

– На прошлой неделе общался с товарищем, который живет в Кельне. Я частенько там бывал, но как-то не обращал внимания, дают ли там чеки. Вчера попросил его промониторить мелкие торговые точки.

Так вот, пекарня с небольшим магазинчиком, торгующим свежеиспеченными булочками и круассанами в центре Кельна – никаких кассовых аппаратов и никаких чеков там не дают. В городе полно киосков на остановках общественного транспорта. Да, там нет огромных базаров – но торговые павильоны везде. Там не дают никаких чеков.

Буквально на днях читал о Чехии, Словакии, если не ошибаюсь, и Польше. В период пандемии и спада покупательской активности правительство пошло навстречу предпринимателям и заморозило инициативы по фискализации бизнеса. А у нас наоборот – все «оттаяло».

– Вы говорите, что в Украине продолжает действовать мораториий на проверки. Но контролирующие органы могут  в период моратория проводить проверки по жалобе потребителей. Тем более что покупателей мотивируют тем, что, мол, если ему не выдали чек, то товар он имеет право получить бесплатно.

– Да, внеплановые проверки по жалобе никто не отменял – они есть и сейчас. Кроме того, мораторий на проверки не распространяется на подакцизную группу товаров. Что же касается проверок микро- и малого бизнеса, у меня есть твердая уверенность, что сейчас его трогать не будут – в силу серьезного социального напряжения людей. Одна искра – и все! Любая проверка может спровоцировать взрывоопасную ситуацию. Власть должна понимать, что ФЛП способны самоорганизовываться, как никто другой.

– Дестабилизация сегодня не нужна никому – ни власти, ни предпринимателям. Необходимо держаться в правом поле, сохранять спокойствие. Как в конструктивном русле вы видите дальнейшее развитие событий?

– У нас остается надежда, что наша работа, которая велась в Совете по содействию малому предпринимательству, не будет спрятана под сукно. Сейчас уже назначали нового руководителя этой группы. Планируем продолжить работу, но уже вместе с Комитетом налоговой и таможенной политики. А митинги и манифестации – это фидбэк людей на действия власти.

В течение января мы просто обязаны выдать законопроект, за который проголосуют и монобольшинство, и оппозиция, который устроит и предпринимателей, и власть. Поймите, мы не против фискализации – мы за то, чтобы она не была поголовной, чтобы отделить мелкий и микробизнес об более крупного. Мелкий и микробизнес нужно просто оставить в покое. Во-первых, экономически невыгодно их проверять – столько инспекторов не наберется. Мелкий бизнес должен платить единый налог, он даже теоретически не может превысить свои лимиты, которые существуют в рамках правового поля.