Бюджет Харькова на 2022 год потерял как минимум полмиллиарда гривен. Если выстроить эффективную систему управления гордом, то бюджетные поступления могли бы вырасти на два миллиарда – такое мнение высказал в программе «Точка зору» на «Телеканале р1» депутат Харьковского городского совета от Блока Светличной «Разом!» Игорь Черняк.

Полмиллиарда могли бы попасть в бюджет города


– На сессии Харьковского городского совета был принят бюджет на 2022 год. Блок Светличной «Разом!» не поддержал данный документ. Чем это вызвано?

– Отмечу, что нынешний бюджет Харьков – не самый плохой из тех, что я видел. Однако в нем есть множество моментов, которые нас не устраивают.

Бюджет состоит из доходов и расходов – то есть того, что город получает, и того, что город тратит. Так вот, в данном бюджете есть проблемы как первой, так и во второй части.

Если говорить о доходной части, то она состоит из трех основных критериев. Первый – налоги, которые платят люди, их в структуре бюджета более 80%. То есть более 80% городского бюджета – это то, что платят харьковчане: с зарплаты, с единого налога предпринимателей. Все мы платим налог, заложенный в цену любого товара. Вторая часть касается трансферов – денег, которые город получает из центрального бюджета, –  и она составляет 15%. И третья часть – то, что город зарабатывает от деятельности коммунальных предприятий, от аренды земли, от продажи коммунального имущества и т. д. Это неналоговые поступления. И большая проблема в том, что в сравнении с другими крупными городами Харькова зарабатывает меньше всех. Я анализировал бюджеты, которые принимаются в других городах. Там сумма неналоговых поступлений составляет от 4% до 8–9%, в среднем по стране каждый город зарабатывает 5-6% от бюджета. В период, когда Харьковом руководил Геннадий Кернес, данный показатель составлял около 4%. В последние годы он упал и составлял около 3%. А в бюджете 2022 года неналоговые поступления составляют всего 2,5%.

Мегаполис, огромное количество коммунального имущества, земельных участков, более 60 коммунальных предприятий и все это в сумме приносит городу всего 2,5% бюджета. В деньгах это 450 миллионов гривен. Если бы в Харькове хозяйствование происходило хотя бы на том же уровне, что и по всей стране – не лучше и не хуже, – то у нас неналоговые поступления давали бы на 450–500 миллионов больше. Для сравнения, капитальные расходы на всю сферу здравоохранения на 2022 год в Харькове составляют около 60 миллионов. Видите, сколько средств теряет город? Строительство школы стоит в среднем 150 миллионов гривен, детского садика – порядка 70 миллионов. Если взять сумму в полмиллиарда, то Харьков потеряет две-три новые школы, или шесть–восемь новых детских садов, или современную новую больницу. Средства могли бы попасть в бюджет города, но не попали.

– В чем причина? Почему так происходит?

– Да потому что многие коммунальные предприятия вместо того, чтобы зарабатывать деньги для города, наоборот, выкачивают из него. Они убыточны. И даже если получают прибыль, то тратят ее так, как считает нужным руководство коммунального предприятия. В ходе сессии всплыла информация, что одно из харьковских КП заказало на новогодний корпоратив услуги бармена, предусмотрев на это 22 тысячи гривен из того дохода, который мог быть перечислен в бюджет. В целом на празднование было предусмотрело около 120 тысяч гривен. Деньги могли бы поступить в бюджет города, но проблема в том, что коммунальные предприятия перечисляют средства в пределах нормы, которую устанавливает сам горсовет. И каждый год чиновники рапортуют: «Мы бюджет перевыполнили на 5%», «Мы бюджет перевыполнили на 10%». Планировали, что коммунальные предприятия заработают 50 миллионов, а они заработали 55 миллионов – какие молодцы! А по факту они могли бы заработать и 100 миллионов, просто им устанавливаются заниженные показатели.

То же касается и коммунального имущества, его продажи и приватизации. Почему? Да потому что формируются такие бюджетные показатели, которых можно достичь, даже если продавать имущество вдвое дешевле или сдавать его в аренду исключительно своим.

Это такая системная проблема Харькова, что даже с учетом коррупционной ситуации в Украине можно говорить, что наш город за счет своей особенной коррупции теряет порядка полмиллиона ежегодно.

Нет запроса от самих харьковчан


– Вопрос в эффективности руководства?

– Да, это вопрос системного менеджмента, вопрос управления данным комплексом, потому что он касается как конкретных коммунальных предприятий, так и в целом структуры управления городом.

– Не умеют, не хотят или преследуют собственные интересы?

– Думаю, проблема в том, что нет желания, а также в том, что не ощущается запроса от самих харьковчан. Например, ремонт тепловых сетей. Года три-четыре назад у нас были постоянные порывы, потом ситуация несколько наладилась, но все равно подобные истории постоянно повторяются.

– Постоянно. Люди жалуются, что в даже морозы несколько домов остаются без отопления.

– Однако если мы сравним количество средств, которые выделялись на ремонт в последние годы, окажется, что это в разы больше, чем в 2015-м или 2016-м. Почему? Потому что как только проблема стала системной, как только люди стали активно жаловаться, власть начала уделять данному вопросу больше внимания.

Так и с бюджетом. Любую проблему в городе можно объяснить отсутствием денег. Мы привыкли, что нет денег у граждан, нет денег у государства, нет у города – и никто не требует их у чиновников. Однако это обязанность чиновников. Ведь находят же они деньги себе на дорогие машины при мизерных зарплатах, на то, чтобы покупать элитную недвижимость...

– На реализацию в городе дорогостоящих проектов...


– Это уже вопрос приоритетов. И это второй момент, который не устраивает нас в бюджете-2022, – направленность.

Город имеет 19 миллиардов, но в основном они идут на имиджевые проекты – красивый зоопарк, красивый парк, иллюминацию, новые фигурки для Нового года и так далее... При этом системные проблемы – тепловые сети, транспорт – недофинансируются. Но они хоть как-то финансируются, а, например, здравоохранение вообще получает средства по остаточному принципу.

На систему образования выделена, казалось бы, немалая сумма. Однако в основном субвенция, то есть деньги из центрального бюджета. Кроме того, в системе образования многое переложено на плечи родителей. Все уже привыкли, что есть фонд класса, фонд школы, и никого это особо не беспокоит: сказали принести 500 гривен – люди несут. А чиновников это расслабляет. Если люди самостоятельно закрывают свои потребности, если все привыкли, что туалетной бумаги в школах нет, что детям нужно покупать все, включая мыло, моющие средства, мел, – то зачем предусматривать на это средства в бюджете, если их можно направить на какое-то «большое строительство», а потом освоить.

Куда уходят деньги


– Вы сказали, что более 80% городского бюджета – это налоги, то есть деньги харьковчан. Люди отдали деньги в бюджет, а потом ремонтируют что-то в школе за свой счет. Это абсурд!

– В том-то и проблема. Мы платим налоги, но при этом привыкли, что начиная с роддома, кода человек появляется на свет, и заканчивая кладбищем за все нужно платить. Мы платим в больницах, школах, детских садах, в любом коммунальном предприятии. И когда человек умирает, ему все равно нужно заплатить за место на кладбище. Хотя на самом деле каждый человек платит налоги, и достаточно много. Возникает вопрос: куда же эти деньги тратятся?

И тут уместно говорить не только о том, сколько средств не поступает в бюджет, но и о том, сколько средств вымывается из бюджета – за счет коррупции при закупках, за счет того, что заводятся «свои» коммерческие структуры, «фирмы-прокладки» и так далее. По предварительным оценкам, порядка 10–15% бюджета просто-напросто вымывается. Если говорить о бюджете города, который на 2022 год составляет 19 миллиардов, то это просто колоссальная сумма. Именно поэтому и идет такая борьба  за управление городом. Потому что чиновник, который заходит во власть, получает все рычаги, в том числе для незаконного обогащения.

– С учетом того, что в бюджете города могло бы быть больше, чем 19 миллиардов...


– По расчетам нашей команды, если выстроить эффективную систему управления городом, то за несколько лет бюджетные поступления могли бы вырасти на сумму около двух миллиардов гривен.

Приоритеты нужно менять в соответствии со временем


– По прежнему актуальной остается проблема пандемии – и в Украине, и в Харькове. Очень много нареканий было на состояние харьковских больниц, которые просто не смогли справиться с наплывом пациентов. Достаточно ли внимания уделено в бюджете именно медицине?

– Если брать формальные показатели, то финансирование медицины вроде бы увеличено, но если зреть в корень, то существенного увеличения мы не видим – ни капитальных расходов, ни выполнения обещаний относительно доплаты врачам. Соответствующее решение было одобрено горсоветом осенью, но до сегодняшнего момента под это решение бюджетного финансирования нет.

Нет бюджетного финансирования и для надлежащего обеспечения кооперативов и домов ОСМД – сумма осталась на уровне прошлого года, тогда как наше требование касалось необходимости ее пересмотра. Жильцы этих домов не должны быть в Харькове людьми второго сорта. Они, как и все остальные харьковчане, платят налоги, но при этом сами должны сбрасываться на ремонт своих домов, крыш, подъездов, дороги, ведущей к дому, которая стоит несколько миллионов гривен... Они не должны этого делать – для подобных целей есть городской бюджет.

Мы требовали пересмотреть бюджетные показатели, касающиеся кооперативных домов, медицины и гражданской защиты города. Мы понимаем, что соседнее государство-агрессор находится в очень возбужденном состоянии, и никто не знает, как в дальнейшем будут развиваться события, а на Программу гражданской защиты предусмотрен всего 1 миллион 800 тысяч гривен на весь 2022 год, тогда как на зоопарк – 250 миллионов в год.

– На что должны пойти эти средства? И почему их нужно больше?

– Деньги должны быть направлены прежде всего на приведение в порядок защитных сооружений, которые могут быть использованы жителями города в случае военной или чрезвычайной ситуации. Второе – на то, чтобы люди, собственно, были проинформированы, где такие сооружения находятся. Например, мои родители живут в Запорожье – так вот на их доме еще в 2014 году появилась надпись «Убежище» и стрелочка. Более того, за это время надпись уже дважды прокрашивали заново, а недавно обходили людей и информировали, где что находится. В Харькове же никто подобной информацией не владеет. Более того, когда депутаты пытаются выяснить, что, где и в каком состоянии, то оказывается, что там, где должны располагаться соответствующие сооружения гражданской безопасности, просто завалы или обитают бездомные, а иногда размещаются какие-то склады или точки приема металлолома.

Программа существует только на бумаге. Чиновникам выделяют какие-то средства, они их списывают, а на самом деле никакой работы не проводится.

– Что значит списывают? Речь идет о миллионах.


– Это уже вопрос к правоохранительным органам, которые должны выяснить, куда деваются эти деньги.

Однако проблема в контексте безопасности стоит сегодня очень остро. Именно поэтому мой коллега Дмитрий Булах в своем выступлении на сессии акцентировал внимание на необходимости создания Программы территориальной обороны. Вступает в силу закон «Об основах национального сопротивления», которые недавно приняла Верховная Рада. Соответственно, сегодня местные органы власти тоже получают полномочия и возможности, чтобы организовывать территориальную оборону в Харькове. Мы уверены, что крупнейший город с огромными амбициями должен быть лучшим не только по части парков и скверов, но и показывать пример другим городам Украины, в том числе и с точки зрения территориальной обороны. Тем более что мы ближе всех из крупных городов расположены к границе.

– Финансирование предусмотрено на территориальную оборону?

– Пока финансирования нет. Я уверен, что коллеги из других фракций тоже будут постоянно напоминать об этом городскому голове. Приоритеты необходимо менять в соответствии со временем. Продолжать вкладывать миллионы в парки и зоопарк в период пандемии, когда в медицине катастрофе, это неправильно. Вкладывать деньги в парки, когда проблемы с безопасностью, это неправильно.

В горсовете вторая кадровая революция


– На недавней сессии были приняты некоторые управленческие решения. Возможно, подобные ротации сделают работу мэрии более эффективной?

– Сейчас в Харьковском горсовете идет вторая кадровая революция Игоря Терехова. Первая произошла год назад: когда он был избран секретарем горсовета – были приняты два ключевых решения. Первое – создание мегакоррупционного монстра: слияние департаментов жилищного и коммунального хозяйства в один департамент, бюджет которого составляет более четырех миллиардов гривен в год, и переподчинение этого департамента пану Семену Сироте, который стал вице-мэром. Все закончилось тем, что пан Сирота оставил свою должность в октябре 2021 года, был назначен новый руководитель, но к нему очень много вопросов – он так и не смог эффективно наладить работу. Вроде бы и бюджет большой есть, но что-то никакого позитивного прорыва в ЖКХ не случилось.

Второе решение – объединение всех земельных вопросов в Департаменте территориального контроля и земельных отношений под руководством Алексея Калины. Это означает, что готовить проекты решений, анализировать, правильно ли они подготовлены, и контролировать их выполнение должны были одни и те же люди. И эта система тоже дала сбой – на сессии из подчинения пана Калины все земельные вопросы убрали. Они попали под управление нового для Харькова чиновника пана Сергея Кузьмина (31 декабря 2021 года распоряжением городского головы Алексей Калина уволен с занимаемой должности, временно исполняющим обязанности директора Департамента территориального контроля назначен заместитель городского головы Сергей Кузьмин. – Прим. ред.).

Как следствие, уже около полугода горсовет не принимает никаких земельных вопросов. На минувшую сессию были вынесены лишь три таких вопроса, которые касались одного объекта «Большой стройки», одного – в аэропорту и одного на ХТЗ. Остальные вопросы на сессию не попадают и не рассматриваются. А это означает, что через определенное время мы получим падение поступлений в бюджет. То, что сейчас горсовет бездействует, приведет к тому, что через полгода наступят финансовые последствия в виде непоступлений в бюджет. Кто же за это ответит? Это результаты первой кадровой революции Игоря Терехова.

А сейчас происходит вторая кадровая революция, когда упомянутые департаменты получают все больше и больше полномочий. Происходит еще более масштабная монополизация. Именно поэтому мы выступали на сессии за недопущение подобной ситуации. Напротив, должна существовать система сдерживания, чтобы один чиновник контролировал другого, а не сам себя.

– Раз за разом проходят внеочередные сессии. В чем причина? Почему не провести очередную?

– Причина простая — должность секретаря горсовета. Дело в том, что мэр должен внести кандидатуру секретаря в зал для голосования на следующей очередной сессии после того, как он вступил в свои полномочия. Если не вносит, право сделать это переходит к депутатам горсовета. На сегодняшний день нет понимания, кто может быть такой кандидатурой, которую, с одной стороны, внес бы Терехов, а с другой – поддержало бы большинство депутатов горсовета. Вот и очередной сессии нет. И это нарушение закона, поскольку очередные сессии должны проходить раз в квартал. А у нас их не было с июля.

Не может крупный город так долго жить в состоянии неопределенности, не могут страдать харьковчане, не может страдать харьковский бизнес. Надеюсь, что все-таки наступит время, когда мы больше не будем заложниками политических игр, политических торгов, и в начале 2022 года очередная сессия все-таки состоится.