Свою работу они не афишируют. Одни «принимают» клиентов на квартирах и в номерах, другие выходят на охоту, когда на город опускаются густые сумерки. Кто они — харьковские «труженицы» коммерческого секса?

Чем расплачиваются те, кто продает собственные тела и души? Что сейчас важнее: узаконить проституцию или заняться возрождением морали и духовности?

«Ночные бабочки» дебютируют в семь лет 


Для начала немного статистики, которая может показаться как минимум дикой. Украинский институт социальных исследований имени Александра Яременко при финансовой поддержке Фьючерс Групп Интернешнл провел опрос 1600 женщин, занятых в секс-индустрии. Опрос проводился в 12 областях Украины, в том числе и в Харьковской. По результатам мониторинга из всех, кто зарабатывает сексом, 34,8% — женщины 20-24 лет, 26,8% — 25-29 лет и 2,6% — те, кому больше 40 лет. В легионе проституток — 5% несовершеннолетних. Больше 8% работников коммерческого секса (РКС) впервые вступили в половые отношения в 7-13 лет, треть — в 14-15 лет, 39% — в 16-17 лет и только 11% дебютировали в сексе в 18 лет и старше. Каждая десятая женщина начало первого сексуального опыта не помнит или ответить затруднилась. И почти для стольких же жриц любви секс стал профессией еще в 12-15 лет. 

По некоторым неофициальным данным, в Харькове на сексуальной ниве «трудятся» восемь тысяч проституток. Хотя руководитель городского благотворительного фонда «Благо» Владимир Казусь склонен доверять другой, более оптимистичной цифре: по его мнению, в нашем городе проституцией занимаются около четырех-пяти тысяч девушек. Из них примерно 15-20% — горожанки, остальные съезжаются к нам на заработки из Харьковской области, Крыма и всех регионов Украины. Если говорить о «производительности труда» — харьковских проституток можно назвать «ударницами». Для сравнения: согласно опросу, в Сумах, например, женщины обслуживают до пяти партнеров в неделю, а в Харькове — до двух десятков (кстати, по этим же цифрам можно косвенно судить и о спросе на секс-услуги в нашем мегаполисе). Впрочем, крымские и херсонские РКС по количеству клиентов чуть-чуть обставили «наших». 

Даже школьники стоят перед выбором 

Раньше, рассказывает координатор фонда «Благо» Алена Тремба, в секс-бизнес частенько шли по принуждению и в результате запугивания. Сейчас многие девушки знают, куда идут, и в специфику будущей работы посвящены. Лишь 2% попадают по причине высокого уровня сексуальных потребностей, находящихся на грани патологии. Для остальных решение вопроса о будущей «профессии» лежит, как правило, в единственной плоскости — материальной. Даже сегодняшние школьники стоят перед выбором: работать в организации и получать минимальную зарплату или заработать ту же сумму за ночь, говорит Алена Тремба. 

Президент Института социально-политических инициатив Надежда Гончарова констатирует: в этом году как никогда остро возникла проблема вузовских общежитий: их продают с молотка, заселяют китайцами. Даже студенты, поступившие на бюджетные отделения, остаются без крыши над головой. У большинства иногородних снимать квартиру возможности нет. Надежда Владимировна предполагает, что какая-то часть растерянных девочек, которые раньше и не думали о секс-бизнесе, вынуждены предлагать свои услуги. 

По данным опросов, половина «профессионалок» имеют общее среднее, профессионально-техническое или незаконченное высшее образование, 25% — неполное среднее образование. Прямо со школьной скамьи — с начальным образованием (неполными девятью классами) — в жрицы любви подались почти 8% женщин. А вот, пожалуй, один из самых печальных фактов: 16% имеют базовое или полное высшее образование.
— Недавно на одной из квартир я общалась с «мамочкой» (куратором девушек-«профессионалок». — Авт.). Она произнесла фразу, от которой у меня мурашки побежали по коже, — признается Алена Тремба. — Она с иронией сказала: «Закончится первый семестр — и вы посмотрите, сколько будет «наших». 

Владимир Казусь рассказывает, что недавно в Харьков приезжали эксперты из Женевы. Посетили они и одну из «квартир», где обслуживают клиентов. Для экспертов было дико, что «девочки» либо учатся в вузах, либо имеют высшее образование. 

На улицу — с «букетом» болячек 

По словам представителя городского центра ВИЧ/СПИД Эллы Югай, за 20 лет — с начала эпидемии и по сегодняшний день — в Украине зарегистрировано около 120 тысяч инфицированных ВИЧ, в Харьковской области — больше трех тысяч человек. Больных СПИДом — более двухсот человек. Но это лишь те, кто добровольно пожелал провериться и наличие вируса у них было официально зарегистрировано. На самом деле полной информацией не располагает никто, предупреждает Элла Югай. По данным экспертов Всемирной организации здравоохранения, реальная картина ВИЧ/СПИД у нас совсем иная: зарегистрированное число инфицированных ВИЧ стоит умножить в пять-десять раз.
Между тем одна из основных групп риска — девушки легкого поведения, не слишком задумывающиеся о «профзаболеваниях». О том, например, как передается ВИЧ-инфекция — знает меньше половины проституток. Презервативы используют в среднем 86% женщин легкого поведения. На секс без презерватива за дополнительную плату соглашается половина 13-15-летних и больше трети 18-19-летних проституток. Кстати, умудренные опытом жрицы любви менее сговорчивы: они гораздо реже соглашаются на секс без презерватива даже за большие деньги. 

Городской благотворительный фонд «Благо» взялся за просвещение девушек легкого поведения. Ребята уже пообщались с тысячей представительниц первой древнейшей. Девушкам объясняют, как сохранить здоровье, раздают буклеты. Кстати, девушек убеждают и в том, что клиенты, которые не хотят пользоваться презервативами, уверяя, что здоровы, как правило больны. Клиент просто не боится инфицироваться, действуя по принципу: зараза к заразе не липнет. К работе в проекте привлечены врачи практически любой специальности — гинекологи, дерматовенерологи, инфекционисты. В первую очередь фонд взаимодействует с единственным в области специализированным учреждением — городским центром ВИЧ/СПИД.   

Месяц назад фонд получил микроавтобус. Теперь автомобиль раз в неделю по ночам бороздит улицы города. В ночном микроавтобусе ездят гинеколог, психолог, медсестра: они приглашают ночных работниц к разговору об их здоровье. В микроавтобусе девушкам за чашечкой кофе или чая рассказывают, чем чреваты заболевания, передающиеся половым путем. Специалисты раздают буклеты, презервативы, средства интимной гигиены, предлагают анонимно протестироваться на наличие опасных заболеваний — это можно сделать прямо в микроавтобусе. За три летних месяца в СПИД-центре были протестированы больше 120 женщин. Среди них ВИЧ-инфицированных немного, зато сифилиса и других «профзаболеваний» предостаточно: болезни, передающиеся половым путем, обнаружены почти у трети девушек. 

Принцы для «девочек по вызову» 

— Деньгами девушка пытается реализовать то, что не имеет. Но деньгами более высокие ценности — я говорю даже не о любви, а об уважении к самой себе — не купишь. И когда она не может компенсировать это деньгами — ей становится по-настоящему плохо, — рассказывает Алена Тремба. — Поэтому, как только проблема с деньгами решается, девушки пытаются выйти из секс-индустрии. Для этого используют разные пути: например клиента, который поможет выйти из «дела». После американского фильма «Красотка» многие девушки поджидают благодетеля-принца. Увы! На герое Ричарда Гира красавцы-миллионеры, жаждущие создать семью с девочкой по вызову, вероятно, закончились. Если иссякают силы и наступает психологическое и физическое истощение — бывшая РКС соглашается на любую работу. 

После, скажем прямо, недурственно оплачиваемого «панельного бизнеса» девушек устраивает, например, работа менеджера в магазине. Существует понятие профессиональной деформации: специфика работы обязательно накладывает на каждого из нас отпечаток. Психология секс-работницы тоже деформируется. 

— Самое главное — не восприятие мужчины как такового. Это ее профессиональный объект, и она не воспринимает клиента как мужчину. Это кошелек, который пришел за получением услуги. Отработала — выставила за дверь, и на этом все закончилось, — считает Алена Тремба.— Но она переносит это отрицательное отношение на своих близких — сожителя, мужа, ребенка (как правило, у этих девушек есть один или два ребенка, а детей они рожают в 17-18 лет). Выходя из этой индустрии, некоторые удачно выходят замуж, становятся матерями. Хорошие они или плохие — судить не мне. Во всяком случае семьи у них есть. 

Иначе они станут эталоном 

По поводу проституции всегда ломались копья: запретить, изолировать, отправить девиц неприличного поведения на необитаемый остров. Но не зря эту профессию называют первой древнейшей: ей не страшны ни войны, ни экономические катаклизмы всех времен и народов. Она процветает, поскольку, к сожалению, востребована. 

Владимир Казусь — сторонник легализации труда РКС в Украине, главная задача, считает он — помочь девушкам сохранить здоровье. Хотя и признает, что это палка о двух концах:
— С одной стороны, если мы легализуем проституцию, иная школьница подумает: «А зачем мне учиться? Окончу школу, пойду работать в секс-бизнес — это тоже профессия». Но, с другой стороны, легализация — это в какой-то степени возможность контроля. Инфекции, передающиеся половым путем, никто не отменял, — рассуждает Владимир Казусь. 

— Эту проблему ни в коем случае нельзя замалчивать, — уверена президент Института социально-политических реформ Надежда Гончарова. — Очень важно медицинское внимание к этим девушкам, им необходимо помогать морально и духовно. Но прежде всего нужно поднимать духовность всего общества. Сейчас девочки с 12 лет занимаются проституцией. Если легализовать эту так называемую профессию — мы сотрем последнюю грань морали, которая кого-то еще сдерживает, мы поставим ее в один ряд с другими профессиями. Речь будет идти о том, что легализованная проституция — это то же самое, что работа медсестры, воспитательницы детского сада. Нужно думать о юных душах, чье сознание еще не сформировано — на них легализация произведет действие в первую очередь. Если не ставить задачи роста морали и духовности всего общества в целом, то работники коммерческого секса станут нам советовать, что нужно делать, чтобы мы доросли до уровня проституции. 

Впрочем, специалисты, изучавшие общественное мнение, утверждают, что частное предпринимательство, коим должна считаться после легализации проституция, будет восприниматься иначе. Сейчас даже проститутки с опытом очень опасаются, что об их занятиях узнают родственники или знакомые. Думается, с новым статусом торговать телом и душой будет намного легче и наверняка, учитывая немалые доходы от этого бизнеса, даже престижно. Поклонники легализации считают, что для секс-бизнеса, как в Голландии, можно отвести отдельные улицы или дома. Но ведь в Харькове заинтересованным лицам и без того неплохо известны притоны под благовидными вывесками саун или биллиардных клубов. Кому же из добропорядочных граждан захочется, чтобы улица, на которой он живет, стала улицей «красных фонарей» или поблизости расположился дом терпимости с вульгарными девицами в окнах? 

Приглашаем к обсуждению проблемы и наших читателей.

Курсы продажной любви

В Харькове уже действуют курсы стриптиза. Если продажный секс легализируют — наверняка появятся и курсы проституции.


Телефон доверия

Телефон доверия фонда «Благо», по которому можно получить консультации врачей, психолога, юриста — 8-067-571-00-27. Телефон доверия мобильный, но действует по принципу обратного дозвона: оператор отзвонит назад и свяжет с нужным медиком-специалистом.