Нынешняя зима богата на сюрпризы, причем не всегда приятные. Погода меняется не по дням, а по часам. То припорашивает снегом, то окунает нас под холодный душ дождя, полируя землю льдом. Вчерашние морозы сегодня сменяются плюсовой температурой, а на завтра синоптики вновь сулят заморозки. В СМИ давно уже наши зимы прозвали аномальными, и, рассуждая о причинах, все чаще звучат угрозы: глобальная катастрофа, сдвиг земной оси.

Странности по-харьковски 

Сведений о зимах XVII–XVIII веков почти нет. А вот XIX век сохранил для нас свидетельства причуд харьковской природы в местной прессе. Оказывается, наши зимы уже тогда отличались непостоянством. Бывали годы, когда на Рождественские праздники девушки играли на траве босиком и в летних платьях. Особенно удивила довольно странная и поздняя зима 1821 года. Она началась только… после Крещения. До этого времени глубочайшая грязь успела высохнуть, а трава выросла настолько, что скот в окружении мошек, летавших всюду столбами, был на подножном корму. 

Вместе с тем зимы в 1820–1830 годах были все-таки ранние и постоянные. Снег залегал на всю зиму. С октября уже были сильные морозы и отличный санный путь. В ноябре и декабре случались такие обильные метели при жестоких морозах, что как пометет 3–4 дня, то на слободке только трубы и видны. Люди по нескольку дней откапывали от снега скот и овец. Бывало, что насмерть замерзали куры и индейки. 

Затем до конца 30-х годов 19-го столетия ничего примечательного не происходило. В меру снежные и холодные зимы сменяли друг друга, не особенно досаждая харьковчанам. Но в 1839-м снегом снова были занесены нижние этажи относительно высоких домов, полностью утонули в сугробах многие невысокие дома. Некоторым хозяевам приходилось пробивать дыру в крыше, чтобы вылезти на поверхность. 

Но природа на этом не остановилась и продолжала «шутить». Если зима 1841 года была холодной, достигая в феврале –25 градусов, то в 1842 и 1843 годах было тепло и малоснежно. Зато обыденными стали привычные признаки осени и ранней весны — туманы. 

Особенно печальными были последствия отсутствия снега зимой 1847–1848 и 1848–1849 годов. Хотя хлеба было достаточно, но с овощами и другими продуктами возникли столь серьезные проблемы, что цены дико взлетели вверх. Начала распространяться цинга — погибло более 2/3 скота. 

Зато вот как, по свидетельству очевидца, начиналась зима 155 лет назад. «2 ноября 1853 года к вечеру началась сильная буря, продолжавшаяся за полночь. Со многих домов сорваны железные крыши (не говоря уже о соломенных), опрокинуты заборы», пишут «Харьковские губернские ведомости». Вечером намело снега. Некоторые из крыш, свернувшись в безобразный комок, с грохотом скатывались во двор или на улицу, сметая все на своем пути. Наступила холодная и снежная, напоминавшая 1839 год, зима 1853–1854 годов. 

А еще через 15 лет зима 1866–1867 годов поражала уже не холодом, а своей теплотой. Тепло было даже на Рождество и Новый год. В декабре не было и 10 холодных дней, а в январе их было 8. Местами скот был на подножном корму. 

В ледяном плену 

Зима 1869–1871 годов отметилась сильными метелями. Как отмечали современники, такого снега и такой прекрасной санной дороги жители давно не припоминали. На огромных, совершенно ровных заснеженных поверхностях степей нашей губернии настоящими хозяевами становились ветры. По описанию современника зимы 1871 года, здесь поднимается ветер, не встречающий на своем пути ни одного предмета. О таких ветрах в великороссийских губерниях не имеют никакого понятия. «Он дует с такой силой, что вырывает иногда с корнем деревья, если только они где есть, и который разве только может сравниться с осенними штормами Черного моря», описывает стихию газета «Харьковские губернские ведомости». 

Немудрено, что в такие зимы игрушкой в руках природы становились и люди, и пассажирские поезда. Так случилось и в 1871 году. 25 января с востока подул сильный ветер со снегом. Через 2 часа, к ночи 26 января, он усилился, превратился в страшную бурю, а на следующие сутки — в ураган. Он не только не давал возможности показаться на улицу, но всякого смельчака валил с ног и мог мгновенно накрыть снегом. Так продолжалось и 28 числа. Из-за холодной и снежной погоды начала сильно опаздывать почта, прибывая в город вместо 5 утра в 2 часа пополудни. Как писали «Харьковские губернские ведомости», «Cнега, бури и морозы затруднили, а местами и уничтожили сообщение. Воздушная неурядица разом отразилась и на железной дороге, и на обыкновенной почтовой езде, и даже на телеграфе». Ветер стал стихать только 29-го января и совершенно успокоился 30-го. 

Движение по железной дороге практически прекратилось. Поезда остановились в пути. На станции Алексеевской (ныне микрорайон Алексеевка г. Харькова) застрял поезд № 3, шедший в Таганрог. В нем было порядка 200 пассажиров. Мгновенно запас буфета был уничтожен, поэтому пассажирам пришлось поголодать часов 10–12. Наконец прибыли первые подводы с продуктами. Сотни рабочих управляющим дороги Воробьевым были брошены на расчистку путей. Кстати, в снежные зимы наши земляки могли неплохо заработать на расчистке путей. За это платили по 3 рубля в сутки — довольно высокая оплата. Тем временем мороз 30 и 31 января успел скрепить снег, и лопата его уже не брала. 
День и ночь работали люди. Только успели частично расчистить пути, как пошедший 31-го снег, вновь их занес. Между тем обстановка в поезде начала накаляться. У замкнутых в снежных тисках людей стали сдавать нервы. Некоторые голодали — на третьи сутки деньги у многих закончились. Воробьев начал выдавать средства на проживание, приказал прислать бесплатный буфет, а также вернуть обратно деньги за билеты тем, кто этого пожелает. При расчистке путей он сам работал с лопатой в руках. Спустя время на соседнюю станцию прибыл бесплатный буфет из Харькова, но он не мог добраться до Алексеевской. Как только восстановилось сообщение с Харьковом, в нем были сформированы два бесплатных экстренных поезда для желающих, и большая часть пассажиров 2 февраля вернулась в Харьков. Тогда же поезд № 3 тронулся в путь после восьмидневной стоянки. 

8 февраля поезда в течение дня уже не просто опаздывали на несколько суток, а не приходили вовсе. Впрочем, из города также было трудно выбраться. Многие пассажирские составы не отправлялись. Что касается грузов, то опоздание на неделю товарных вагонов считалось большой удачей, так как обычно их приходилось ждать по 20 и более дней. Как можно догадаться, их ценность и качество от этого не выигрывали. Станции завалены снегом, грузовые составы почти не ходят, потери железной дороги — неисчислимы.
Напряженная ситуация возникла и 13 февраля в Курске, где пассажиры ожидали отправки поезда в Харьков. Когда же он тронулся около 10 вчера, то по пути остановился. Внезапный сильный толчок сбил с ног стоявших. Попадали с полок и дремавшие. Оказалось, что это локомотив резким рывком выводил застрявший поезд из снега. Лишь 15 февраля поезд все-таки прибыл в Харьков. 

Зимние проблемы 

Постепенно заносы, похоже, стали обычным делом. Но железнодорожникам от этого легче не было. Снежной оказалась и зима 1876 года. С ранними заносами и жестокими морозами. Газеты отмечали гибельность непогоды для перевозчиков и экономики страны в целом, ругая руководство ЮЖД за несвоевременно принятые меры. Искать же рабочие руки для расчистки путей становилось все труднее. Бывали случаи, когда людям предлагали 4 рубля в сутки, но охотников не находилось. 

В январе 1880 года ранние сильные морозы и дороговизна топлива заставляли многих хозяев подумать об устройстве печей, требующих меньше топлива и дающих больше тепла. Пробивает себе дорогу на рынок уголь — он более выгоден, чем дрова.
В 1887 году снежная зима снова лихорадит город. Сильными метелями отметился уже декабрь. Одна из них 19 декабря засыпала улицы города сугробами снега. Как сообщали местные «Ведомости», в 4 часа утра на Кладбищенской улице (Холодная гора) был найден в бессознательном состоянии полузамерзший человек, который доставлен в больницу. Помимо заносов на железной дороге доставило хлопот харьковчанам и повышение цен на топливо. Появились и новые проблемы у городского транспорта — санный путь, пересекающийся с линией конки, заносил снегом рельсы и затруднял движение лошади. Ей приходилось тянуть вагончик будто по песку. Посыпать же рельсы солью и тем портить санный путь запрещали городские власти. С этой проблемой сталкивались и позднее, к примеру в снежную зиму 1888 года. 

Январская (9-го и 10-го числа) метель 1891 года превзошла по масштабам аналогичные явления 1870 и 1888 годов. Огромные сугробы доставили массу проблем городским властям. Как писали газеты, «в городе ходят слухи о жертвах страшной метели 10 января. О десятках замерзших, будто бы привезенных в город, о каких-то санях без седоков, лошадях без саней, санях без лошадей и т. п.», но эти слухи не подтверждались. А вот многие из ямщиков действительно были на грани гибели. Некоторые из них были найдены в снегу только на другой день. Многие сбивались с пути. Была найдена также замерзшая женщина близ зданий Технологического института. Огромные заносы и на железной дороге. Бедные районы города — Заиковка и Холодная гора — занесены снегом и недоступны. Интересно, что ровно спустя два года — 10–11 января 1893 года — метель повторилась, вновь доставив множество неприятностей нашим предкам. Как и в 1891 году  —стояли сильные морозы. В связи с этим было отменено назначенное на 17 января взятие снежного городка на Конной площади Оренбургским казачьим полком. 

А вот зима 1897–1898 годов хотя и не отличалась особенными холодами или снежностью, но была самой продолжительной (146 дней). 

Теплотой отметилась зима 1910 года. «Гнилая зима, стоящая теперь, писали в январе в «Южном крае», начинает способствовать появлению всевозможных заболеваний. Случаи тифа есть как в благоустроенных, так и бедных кварталах. Болезни дыхательных путей разных категорий имеют жертвы во всех частях города. Такой ужасной зимы никто не помнит. Улицы совершенно омыты теплыми дождями, обнажившими мостовую от ледяных покровов. Густой туман чрезвычайно тяжело действует на все население. Уличная жизнь не имеет обычного оживления. На ярмарке тихо, в розничных магазинах пусто. Особенно страдают синематографы». 

1970 год. Для освобождения городского транспорта из снегового плена была использована тяжелая техника на гусеничном ходу: бульдозеры, а в некоторых случаях — даже танки

1970 год. Для освобождения городского транспорта из снегового плена была использована тяжелая техника на гусеничном ходу: бульдозеры, а в некоторых случаях — даже танки


Что нас ждет?

С каждым годом все теплее 

За информацией о зимах прошедшего века и о тенденциях климата края мы обратились к заведующей отделом метеопрогнозов Харьковского областного центра по гидрометеорологии Евгении Ляшенко. Оказалось, что самая низкая температура воздуха (абсолютный максимум) –36 зафиксирована в нашем городе в январе 1940 года (в области –39). Самой холодной была зима 1953–1954 годов, когда столбик термометра в среднем показывал –8 градусов. Самой продолжительной в ХХ веке стали зимы 1959–1960 и 1986–1987 годов — 140 дней, в то время как средняя продолжительность зимы в нашем городе — 124 дня. Больше всего снега выпало зимой 1986–1987 годов. Высота снежного покрова тогда достигала 58 см, а снег лежал до апреля. Очень сильным снегопадом и метелью отметился 1970 год, когда для расчистки улиц города пришлось выводить военную технику. Тогда выпало более двух месячных норм осадков. Метель длилась трое суток — с 17 по 20 января. Высота снежного покрова достигала 70 см. А в отдельных районах заносы достигали нескольких метров. Самыми теплыми были зимы 1989–1990 и 2000–2001 годов. Как отметила Евгения Ляшенко, с конца ХIХ — начала ХХ века прослеживается тенденция к потеплению среднегодовой температуры.