Нередко внешний облик молодых людей эпатирует, а пристрастия шокируют своей бессмысленностью и жестокостью. Как оказалось, ребята любят проводить над собой и друг над другом небезопасные эксперименты…

«Я сам выдирал кожу у своей любимой» 

У входа в популярное кафе на ул. Сумской «тусуется» группа парней и девушек — вышли покурить налегке, без зимних курток. Знакомимся, и я уговариваю их поскорей вернуться в теплое помещение: «Вы решили продемонстрировать «крутые» наряды ценой собственного здоровья? Вижу, вы — «неформалы» и большие модники. Предлагаю поговорить о молодежных «заморочках»: пирсинге и тату». Они охотно соглашаются. 

В уютном зале, где курить запрещено, негромко играет музыка. На столиках — пиво. К радости новых знакомых угощаю их орешками и интересуюсь: 

— Вам не кажется, что в стремлении украсить свое тело пирсингом и тату многие теряют чувство меры? Конечно, вам далеко до печально знаменитой бразильянки, в теле которой пробито 2520 (!) отверстий… Но, похоже, вы скоро ее догоните! Вот у тебя, Надя, — обращаюсь к 18-летней студентке, — в левом ухе 10 колец, в правом — четыре, в губе и носу по одному. Не тяжело? 

— Так у меня еще и пупок проколот! 

— Для красоты? 

— Нет, чтобы узнать: не больно ли? Оказалось — не больно. Я губу колола 4 раза: поносила кольца 3 месяца, надоело — вытащила. Через полгода снова сделала, но попалось украшение плохого качества и губа загноилась. Когда вынимала кольца, знаете, сколько гноя вышло?! Вот шрам остался… У меня есть и другие украшения, например на правом плече вырезано мое «погоняло» (прозвище. — Авт.). Надпись бил знакомый парень. А пирсинг в носу и губе била сама перед зеркалом. 

— А уши? 

— Правое — Дима, а левое — все, кому не лень! Услыхав свое имя, оживился Дмитрий:
— У нее на левом плече буква «Д» выбита в мою честь. У нас любовь! — парень целует подругу в шрамик. 

— Но это же не татуировка… А рана какая-то… 

— Моя работа! — не скрывает гордости Дима. — Делается это так: поджигается спичка и ее острым обугленным концом натирается до крови, выдирается кожа. Здорово! Потом долго и болезненно заживает. Месяц назад я решил потренироваться на себе — проколол сосок. Всего неделю проносил кольцо — неудобно, цепляется за одежду. 

— А что означает число «13» на твоей футболке? 

— Это — на счастье. Так доказываю, что мне плевать на три шестерки и прочую муру. Обожаю игнорировать запреты! Я впервые пробил ухо в 15 лет, когда ехал в лагерь отдыха. Побрызгал на ухо из пульверизатора, подложил под него мыло и швейной иглой — хрясть! 

— Страшно было? 

— Нет, потому что выпил водки. Страшно стало потом, когда дырка загноилась и пришлось несколько дней мазать ухо отвратительно пахнущей мазью. 

И вырви ему язык! 

В разговор вступает учащаяся школы Елена: 

— А мне ухо проколола мама. Она у меня очень ухоженная, современная. Один одноклассник даже в шутку признался: «Хотел бы я стать твоим… отчимом. Готов включить все свое обаяние!» 

А остальные отверстия в ушах мне пробивали два мальчика. Только они подкладывали под мочку не мыло, а… картошку. Всего в моем теле 7 колец, одно из которых вчера во время драки вырвала одноклассница и рана открылась. Едва смогли кровь остановить. 

— А я подложила спичечный коробок и «с разбегу» — сапожной иглой! — делится своим опытом учащаяся лицея Маша. — Сначала все продезинфицировала, конечно. Третья и четвертая дырки пошли как семечки. Но большинство ребят подкладывают бутылочную пробку. 

О самоистязаниях во имя красоты ребята рассказывают с улыбкой. У 16-летнего Антона пирсинг не только на брови и ухе, но и на языке. В салоне ему сделали укол в руку и два укола под язык. Вставили в язык штангу из титанового сплава и велели два дня не пить и не курить. За экзекуцию он заплатил 200 грн. Первое время больно было произносить букву «р» и шипящие. А так как красота требует жертв, вскоре «жертвоприношение» и состоялось… 

По примеру Антона его любимая девочка Юля навесила на губу и язык кольца. И надо ж было такому случиться: во время поцелуя Юлино кольцо зацепилось за штангу Антона! Попробовали расцепиться — не получается… Не на шутку испугавшись, красна девица дернула так, что вырвала штангу вместе с языком добра молодца! Хоть и небольшой кусок, а жалко… 

…Мои собеседники стали предлагать до сей поры помалкивавшей Инне, чтобы она продемонстрировала узоры на ногах: «Задери штаны, покажи красоту!» Наконец уговорили. 

Тело студентки и впрямь напоминает арт-галерею: на левом плече — буква «Z», на правом — акула на фоне кельтского узора, над кистью левой руки — знак анархии и кличка на английском языке, на пальцах одной руки — имя любимого человека, на пальцах другой — ящерица. На левой ноге — неизвестный символ, на правой — знак братства: Инна побраталась с одним парнем, у которого такой же знак. На животе — паук. На плече написано по-английски: «Из ада». Завершает «композицию» перевернутая пятиконечная звезда, на черном шнурке болтающаяся на шее. 

— А при чем здесь сатанинская пентаграмма? Где ты ее взяла? 

— Я сатанистка. Символика продается на рынках и в магазинах, специализирующихся на рок-атрибутике. 

— У тебя волосы покрашены в жгуче-черный цвет. Это тоже символ твоей идеологии? 

— Нет. На прошлой неделе я была синяя, перед этим — зеленая и красная. Просто мне нравится шокировать людей. 

Шнурок от ботинка украшает запястье рок-музыканта Максима. В мочки его ушей вставлены «растяжки» диаметром 5 мм. Гитарист рассказывает: 

— «Растяжки» делал сам. Когда встал с иглой перед зеркалом, xно буду увеличивать диаметр до 7 мм. Я их ношу для себя, а не для того, чтобы нравиться девушкам. Понимаю: что бы на себя ни напялил, если буду не интересен как личность, девушка уйдет к другому. Что-то интересное должно быть и в душе, и в голове! Теперь делаю пирсинг своим знакомым. Многие девушки и парни вешают «железки» на интимные места.
Что ж, вольному — воля. Главное, чтоб в «момент истины» кольцо не зацепилось за штангу!
«Нам полагается быть истеричными» 

Студентка Ирина экипирована в черно-белые одежды, на голове — бандана с черепом, в ушах черные клипсы с черепами. Веки закрашены черными тенями, темная обводка вокруг глаз, нижняя губа пробита двумя «гвоздями»! Милашка… Талию ее подруги Ольги, также облаченной в черное, стягивает ремень с пряжкой в виде орла и черепа. Даже штанга, вдетая в язык Ольги, выдержана в пессимистическом духе: сверху она представляет собой черный шар, снизу — череп. Волосы обеих подруг черны, как крыло ворона. 

— Девочки, к чему столь мрачная атрибутика? 

— В этом году мы с Ириной решили стать «эмо». Теперь нам полагается носить черные одежды и длинную косую челку. Торчащие сзади волосы означают «взрыв эмоций». Строго говоря, «эмо» полагается по любому поводу плакать, то есть быть истеричными. Но мы с подругой эмоционально-позитивны, открыты для общения. Просто нам приглянулась их броская атрибутика. Понимаете, мы не хотим быть «серыми мышками», желаем выделиться из толпы. А еще нам нравится, что «эмо» не пьют, не курят, не употребляют наркотики. Они очень следят за собой — отличаются опрятностью тела и одежды. 

Ирина добавляет: 

— Я учусь в медицинском университете. В таком виде даже прихожу на занятия! Набрасываю белый халат, надеваю белую шапочку и — в аудиторию! Сейчас все «неформалы» пробивают какую-нибудь часть тела. Однокурсник без наркоза проколол язык мне, а я — ему. Мы работали в перчатках, все было стерильно. Но после операции неделю не могли нормально есть — «сидели» на бульонах и йогуртах. 

— Я тоже проколола другу бровь и язык, — добавляет Оля. — А когда у меня в языке появилась штанга, я целый месяц скрывала это от родителей. Потом не выдержала, похвасталась маме. Она схватилась за сердце: «Садистка!» Но вообще мне с родителями повезло. Они уверены, что мои вкусы через год-другой изменятся и особо не волнуются. Мама даже слушает мои диски, чтобы понять мировоззрение молодежи. В благодарность я стараюсь их не огорчать: учусь, не курю, хотя все подруги давно курят. 

…Прощаясь с новыми знакомыми, я подумала: «Жаль, что в попытке украсить свое тело ребята теряют чувство меры. Когда нежные девичьи губы изуродованы металлическими шипами, это вызывает не восхищение, а брезгливость. В стремлении «быть не такими, как все» ребята в своем кругу стали походить на клонов. Как только они это заметят, тут же придумают новые «заморочки», на которых ловкие люди сразу станут делать опасный для здоровья экстремалов бизнес. 

Мнение врача

Вот как относятся к этой «молодежной моде» специалисты. «На фоне большого распространения таких заболеваний, как гепатит В, гепатит С и ВИЧ-инфекция, операции, о которых поведали журналисту молодые люди, представляют опасность, — считает участковый терапевт Харьковской городской поликлиники № 6 Елена Бобрусь. — Нередко бывает, что из-за скрытого характера течения болезни зараженный человек временно о ней не подозревает. Пирсинг и тату, сделанные в условиях антисанитарии при помощи нестерильных подручных средств, могут стать источником опасного заражения. Я бы советовала воздерживаться от подобных «операций»!


Ну и ну!
Индустрия модификации выдает на-гора все новые и новые методы изменения тела. Предлагается подравнять (читай — ампутировать) все пальцы по уровню мизинца, чтобы кисть руки приобрела форму прямоугольника! Кое-кто уже воплощает эту идею в жизнь! 

Нашлись сторонники и у предложения прокалывать… череп. Обритому налысо клиенту под наркозом сверлят дрелью два отверстия в черепе и соединяют их колечком. Железка соприкасается с мозгом, и экстремал испытывает эйфорию. Однако врачи предупреждают: этот «вечный кайф» может привести к внезапной остановке сердца! 

Приверженцам экстремальной косметологии предлагается и самый жестокий вариант. Специальным аппаратом на теле выжигается клеймо — так раньше клеймили (учитывали) скот и идентифицировали проституток. Нынче способ обрел, так сказать, второе дыхание. 

Ну и, наконец, скарификация, то есть шрамирование при помощи скальпеля и щепотки разъедающих кожу химикатов. Из принципа делается без анестезии — чтобы клиент сильнее проникся.