В эти дни проходит международная акция «16 дней противодействия гендерному насилию». Время ее проведения символическое: 25 ноября — Международный день ООН по искоренению насилия по отношению к женщинам, 1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом, а 10 декабря — Международный день прав человека.

Семейный очаг — зона боевых действий
По данным социологических опросов, почти 70% женщин когда-либо подвергались всевозможным формам насилия в семье. Президент Харьковской городской женской организации «Надежда» Ольга Ковтун сообщила, что все чаще сталкивается с семьями, члены которых постоянно пребывают в «зоне боевых действий». Подавляющее большинство пострадавших от домашних тиранов — женщины. Справедливости ради стоит заметить, что на тропу войны выходит иногда и слабый пол, и мужчинам-страдальцам тоже требуется помощь специалистов. Но, по словам заместителя начальника управления административной службы УМВД Харьковской области Сергея Иваненко, количество обращений мужчин по поводу совершения над ними семейного насилия незначительно — процентов семь общего числа, а то и меньше. Вполне вероятно, что мужчин-страдальцев, может быть, было бы зафиксировано и побольше, да сильная половина человечества наверняка стесняется плакаться службам в жилетку на притеснения со стороны жен. Да и то сказать: телесные повреждения, нанесенные женами, если выражаться языком протокола, чаще всего бывают легкой и средней тяжести — ну скалкой, например. К тому же такое происходит, как водится, в «употребляющих» ячейках общества, после дружных семейных застолий.
Социальный потрет «домашних божков» чаще всего весьма конкретный. По опыту Сергея Алексеевича, основная часть семейных насильников испытывает более нежные чувства к бутылке, чем к членам семьи. С дебоширами проводят профилактическую работу — в основном душеспасительные беседы. А вот штрафовать домашних тиранов практически бесполезно и даже негуманно: в доме и так шаром покати, а штраф «кормильцу» только расширит зияющую прореху в скудном семейном бюджете. Сейчас в помощь участковым возрождаются так называемые уличные комитеты — группы активистов, которые своим мнением призваны перевоспитать нарушителя. В этом году в селах появились общественные помощники, избранные громадой в педагогических целях. Помощник обладает определенными полномочиями — он может составить протокол, предупредить хулигана. Хотя вообще-то трудно представить себе, что нотации общественного помощника способны пробудить «чувства добрые» в алкоголике со стажем. С чего бы это «уважаемый» обществом Иван Иваныч стал вдруг «авторитетом» и для «озорного гуляки»? У того собственное, давно сложившееся мнение по поводу семейного уклада. Между прочим, и в благополучных с виду семьях мужья бьют своих жен иногда почище маргиналов. Но в этих случаях применяются и другие рычаги воздействия: сообщение на работу может изрядно подмочить репутацию и подпортить карьеру.
Что касается жертв насилия, то утратившим веру в будущее, отчаявшимся женщинам приходят на подмогу в кризисном центре, существующем при женской организации «Надежда». «Здесь мы стараемся оказать комплексную помощь женщинам: психологи и юристы помогают им изменить жизненные установки, стереотипы, образ мышления, посмотреть на конфликт с точки зрения их собственных интересов, повысить самооценку, поверить в свои силы и действовать самостоятельно — помощь для самопомощи. Женщинам предлагаются варианты решения проблемы, и они сами делают свой выбор. Если женщина решает развестись — ей помогают юристы центра. Здесь действует и телефон доверия». При кризисном центре есть приют для женщин, потому что бывают случаи, когда одних только консультаций недостаточно, а пострадавших от насилия жизненно необходимо изолировать от самой ситуации насилия. В таких особо критических случаях и предоставляется приют. Женщины могут находиться там вместе с детьми от одного месяца до трех. Хотя бывало, рассказывает Ольга Ковтун, что женщины жили здесь больше года: есть проблемы, которые быстро решить трудно, особенно это связано с квартирным вопросом. Место, где находится приют, не разглашается. Женщины, которые нуждаются в приюте, должны сначала прийти в центр. Бывает и так, что некоторые планируют решить за счет приютского жилья и другие свои проблемы: например, заработать денег, запустив на собственную площадь квартирантов.
В мутном омуте закона
Напомним, что закон Украины «О предупреждении насилия в семье» трактует домашнее насилие как умышленные действия не только физического, но и сексуального, психологического или экономического характера одного члена семьи по отношению к другому, если эти действия нарушают конституционные права и свободы члена семьи и наносят ему моральный вред либо вред его физическому или психическому здоровью.
Закон о насилии, в общем, прогрессивный, но не очень внятный: с физическим насилием все более или менее понятно, психологическое же и экономическое насилие в мутном омуте семейных отношений доказать очень трудно — нет четких механизмов. Ольга Ковтун полагает, что закон о предупреждении насилия в семье не до конца продуман. Она обращает внимание, например, на одно из положений, касающихся виктимного поведения, которое закон трактует как поведение потенциальной жертвы, провоцирующее насилие. «Можно вынести официальное предупреждение лицу, которое совершает насилие, — говорит президент «Надежды», — но можно вынести его и лицу с виктимным поведением. Получается, что насилие оправдывается тем, что жертва как бы сама дала повод для насилия. Если понятие виктимности будет внесено в практику, можно оправдать, например, человека, который обокрал квартиру, обвинив хозяина в том, что он плохо закрыл дверь — а значит, способствовал этой краже. Все службы за то, чтобы сделать изменения в законе, убрав из него понятие виктимности. Ольга Ковтун ратует и за создание системы всесторонней помощи жертвам семейного насилия. Разные организации оказывают психологическую или юридическую помощь в отдельности, но женщины как раз и нуждаются именно в комплексной поддержке. На сегодняшний день ее способна предоставить только «Надежда». Кроме того, Ольге Ковтун хотелось бы перевести приют на круглосуточную работу (чтобы можно было принимать пострадавших от насилия и по ночам), создать медицинскую службу, пригласить на работу специалистов по работе с детьми.
«Насильники» тоже плачут
Оказывается, «насильники» сами страдают от собственного гнусного поведения — и психологически, и физически. По крайней мере, Ольга Ковтун уверена: «Если мы будем только наказывать их — мы никогда не исправим ситуацию. Мы уже поднимали вопрос об альтернативном наказании тех, кто совершил насилие в семье, через обязательное прохождение ими программ реабилитации. Да и почему потерпевшая женщина должна оставлять свой дом, а человек, совершивший насилие, должен там оставаться? Наверное, нужно действительно отселять именно мужчин в специальные центры и проводить с ними работу по психокоррекции их поведения. Надеемся, что наши пожелания относительно изменений в законе будут учтены».
За домашних деспотов взялись не напрасно. Сегодня разнузданный тиран раздает налево-направо оплеухи, а завтра, почуяв безнаказанность, уверенно возьмется за что-то тяжелое или острое. В этом году в Харьковской области уже произошло 32 убийства на бытовой почве и зарегистрировано 20 тяжких телесных повреждений. Согласно служебным расследованиям, люди, совершившие эти преступления, в половине случаев состояли на учете как семейные тираны. Сегодня на учете в милиции как совершившие насилие в семье состоят 5490 человек, из них больше четырех тысяч — за физическое насилие. 1760 «насильников» поставлены на учет в этом году.
Помощь «Кризисного центра» для женщин «Надежда»:

Информационные услуги в можно получить по телефону 719-44-02 в понедельник-пятницу с 9.00 до 17.00
Консультации психологов: понедельник — 9.00-14.00, среда — 14.00-17.00
Консультации юриста: четверг — 12.00-15.00