— Каждый может продиктовать свой список излюбленных сыщиков, чьи имена прославлены литературой и кинематографом. Но за спиной комиссара Мегрэ, Эркюля Пуаро, Жеглова и Шарапова всегда стоит человек, часто безымянный, без которого невозможно раскрыть ни одно тяжелое преступление, и в первую очередь — убийство. Это — судебно-медицинский эксперт.

Отечественная школа по подготовке таких специалистов была создана в Харькове, а ее основателем по праву считается Николай Сергеевич Бокариус.

Сейчас трудно сказать, что заставило сына преподавателя одесской гимназии, грека по национальности, человека жизнерадостного и жизнелюбивого, избрать такую специальность. Работа тяжелая, грязная, даже страшная. Тем не менее более 100 лет назад ее выбрал для себя Николай Бокариус — выпускник медицинского факультета Харьковского императорского университета. (С университетом — а позже с медицинским институтом — будет связана вся его дальнейшая жизнь.)

Сверхштатный ординатор университетской хирургической клиники, Николай Бокариус через три года после окончания университета защитил докторскую диссертацию и стал помощником прозектора кафедры судебной медицины. Через тринадцать лет он уже заведовал этой кафедрой, а еще через три года приступил к главному делу своей жизни — организации Института судебной медицины в составе университета. В начале XX века корпуса медицинского факультета располагались на окраине города, на Ветеринарной площади. Там и было построено небольшое здание института, в котором Николай Бокариус начал собирать наглядные пособия для занятий. Он был глубоко убежден, что судебно-медицинской экспертизе можно научить только на практике. Но учебники по судебной медицине он тоже писал и издавал их за свой счет.

Все знают про отпечатки пальцев, без которых не обходится современная криминалистика — ни в литературе, ни в жизни. Иногда кажется, что так было испокон веков. Но на самом деле первая в России дактилоскопическая экспертиза была проведена только в 1911 году. И осуществил ее Николай Сергеевич Бокариус. А заодно он читал курсы пластической анатомии в художественной школе, школьной гигиены для учителей, заведовал кафедрой в Женском медицинском институте, преподавал судебную медицину на юридическом факультете, а в годы первой мировой организовал и проводил курсы по подготовке сестер милосердия и санитаров.

Новую власть Николай Бокариус принял безоговорочно. Как настоящий ученый он был далек от политики, а большевики, понимая ценность специалиста с мировым именем, создали ему все условия для работы. Они не только не тронули профессора явно из «бывших», а еще и оставили ему квартиру на Чернышевской, 46, где Николай Сергеевич жил со своей семьей. Более того, он был назначен первым в истории Украины главным судебно-медицинским экспертом. 20-е годы стали временем расцвета таланта Николая Сергеевича Бокариуса — не только как ученого и педагога, но и как организатора. В 1921 году он создает судебно-медицинскую лабораторию. В 1924 становится консультантом Главного управления и розыска. Еще через год заведует научно-техническим отделом Харьковского угрозыска, руководит им же созданным Институтом экспертизы, ведет огромную практическую экспертную работу не только в Харькове, но и в Киеве, Петрограде, Полтаве, Мариуполе... Перечень должностей и достижений в эти годы занял бы целую страницу.

При всей своей загруженности Николай Сергеевич не забывал о студентах. Продолжал читать лекции и проводить практические занятия. Знание семи иностранных языков, постоянное общение с зарубежными коллегами, великолепная библиотека, которая могла похвастаться редчайшими изданиями XIX и даже XVIII века — и все это поставлено на службу подготовки специалистов. Именно в 20-е годы Николай Бокариус пишет работы, которые по сей день остаются настольными для судебно-медицинских экспертов. Да и в современных учебниках по судебной медицине меняются лишь некоторые термины, но в целом подход к исследованию, заложенный Бокариусом, остается, поскольку признан классическим.

В судебной медицине живет и используется «Проба Бокариуса». До сих пор в строю библиотека с редчайшими фолиантами, собранная ученым и оставленная на кафедре. Но самое удивительное, что практические занятия современные студенты проводят при помощи препаратов, собранных Николаем Сергеевичем еще до революции. Ученый и практик, педагог и организатор, Николай Сергеевич Бокариус за свои 62 года успел сделать столько, что с лихвой хватило бы на десяток человеческих жизней. Он служил судебной медицине — делу тяжелому, неблагодарному и малоромантичному — преданно и бескорыстно. Сыновья, а позже и внучка, пошли по его стопам. Его именем назван старейший в Украине Институт научно-судебной экспертизы, а на кафедре мединститута, которой он бессменно заведовал до самой смерти, бережно хранится все, что связано с именем Николая Бокариуса.