Половина села была нашей, вторую занимали немцы. Наш полк окопался в дамбе на большом пруду. Слева, пониже, располагался соседний полк.

Все было спокойно, но вдруг из-за каменного дома с немецкой стороны на соседей выкатилась самоходная артиллерийская установка «Фердинанд». Сколько их было там за домом — один, два — не было видно, но полк дрогнул и побежал. Лишь из трансформаторной будки по самоходкам открыли огонь наши тезки — ПТРовцы. Ответ не заставил себя ждать — трансформаторная будка от взрыва снаряда окуталась дымом и пылью. Думали, что ребятам пришел конец. Но нет: как только дым рассеялся, откуда-то оттуда опять прозвучали выстрелы и «Фердинанды» дальше не пошли.

В это время к нам прибежал вестовой от командира роты и передал приказ идти на защиту штаба полка. Мы поднялись и стали спускаться с дамбы в село. Комбат, командующий полком на передовой, подумал, что мы, как и соседний полк, начали драпать, и бросился за нами, стреляя из пистолета в воздух. Остановились. Командир взвода объяснил нашу задачу. Мы вошли в село. Нигде не было ни души, стояла тишина. Двигаясь дальше, встретили двух офицеров из артиллерийской разведки — они тоже искали «Фердинанды». Пройдя через все село и выйдя на околицу, мы обнаружили эти установки. Два «Фердинанда» стояли в поле метрах в трехстах-четырехстах и вели огонь по селу. Стрелять отсюда по ним не было смысла, и командир решил подползти поближе. Не проползли мы и ста метров, как «Фердинанды», перестав стрелять, развернулись и удалились восвояси. Неизвестно, кому больше повезло — нам или им. Только вести дуэль 14,5 мм ПТР, без защиты хотя бы окопов против имеющих мощную броню 88 мм самоходных установок — чистое самоубийство. Но это я понял только сейчас, спустя много лет. А тогда мы ползли.