Независимое оценивание знаний затевается, в том числе, и ради борьбы с бессмертной коррупцией. Его организаторы уверяют, что система продумана до мелочей, а вмешается в нее лишь тот, кому надоела свобода.

Со шпаргалкой выгонят из класса 

Меры предприняты — от аза до ижицы. Никто, в том числе персонал пунктов тестирования и особенно инструкторы, присутствующие при выполнении тестовых заданий, не смогут вмешаться в этот процесс, уверяет директор Харьковского регионального центра оценивания качества образования доктор социологических наук профессор член АПН Александр Сидоренко. 

Во-первых, абитуриенты будут тестироваться не в родных стенах, а в чужих школах. Инструкторов (их в аудитории должно быть двое) подбирают таким образом, чтобы они не знали друг друга и не были специалистами по тому предмету, по которому проводится тестирование.

К примеру, математиков не будет в классе, где оценивают знания по этому предмету. Функции инструкторов — лишь обеспечить условия для нормальной работы учеников: объявить о порядке тестирования, раздать и собрать тестовые задания. 

Максимальная продолжительность тестирования — три часа (по украинскому языку и литературе), минимальная (по большинству предметов) — полтора часа. Перерывы не предусмотрены, но ребенок при необходимости сможет выйти, предварительно предупредив инструктора. Правда время, которое он отсутствовал, к основному не добавят: работы по сигналу соберут у всех без исключения. 

Есть, конечно, опасения, что кто-то из участников тестирования, выйдя из аудитории под предлогом испить водицы, выудит шпаргалки. 

— Это риск серьезный. Но мы предусматриваем все, чтобы этого не случилось. В коридорах будут дежурные, мы нарабатываем еще кое-какие меры, о которых я сегодня не хотел бы говорить, — не афиширует нюансы борьбы со шпаргалочниками Александр Сидоренко. 

Если у ребенка обнаружат шпаргалку и иные «вспомогательные пособия» — это будет расценено как грубое нарушение порядка проведения тестирования. Пойманного с поличным обладателя шпаргалки тут же удалят из аудитории и составят соответствующий акт. 2008 год для такого абитуриента будет утрачен: он сможет прийти на тестирование только в следующем году. В аудиторию участники смогут пронести лишь паспорт и черную гелевую ручку. Мобильные телефоны останутся на столе у инструктора. Иные технические средства тоже исключаются. Впрочем, обыскивать никого не станут: будут взывать к совести, уверяет Александр Сидоренко. Ну разве что, при необходимости, поинтересуются содержимым карманов.
Бди!
Контролировать весь процесс будут общественные наблюдатели. Такая же возможность представится и журналистам, но лишь до начала тестирования: потом их выпроводят из аудитории, чтобы не мешали участникам выполнять задания. Останутся лишь дети и инструкторы. Причем в одном помещении будут писать тесты и одиннадцатиклассники, и окончившие ПТУ, и выпускники прошлых лет. 

Но, конечно, человеческий фактор не исключается, например подсказки со стороны. Александр Сидоренко называет вмешательство в процесс тестирования серьезнейшим преступлением против детей и убедительно просит, чтобы участники тестирования не молчали о замеченных ими нарушениях. Дети имеют право подать на имя директора Харьковского регионального центра апелляцию, и оценку работы выпускника, которому подсказывали, могут не принять. 

— Если участники тестирования станут свидетелями того, что инструктор или другой посторонний человек попытается помочь конкретному ученику, мы хотели бы, чтобы такие попытки пресекались с самого начала, — говорит Александр Леонидович.