В исправительной колонии № 100 в селе Темновка Харьковской области 24 осужденных порезали себе руки.

Очередное ЧП в системе исполнения наказаний произошло на сей раз по непонятной причине: то ли из-за жестокого обращения, то ли из-за плохой еды, то ли из-за того, что кого-то осудили слишком строго.

По крайней мере стройной версии не озвучили даже сами участники массовой акции протеста. Начальник Харьковского управления Департамента исполнения наказания Александр Кизим говорит: 

— Когда я приехал в эту колонию и спросил у зачинщиков, почему они это сделали, они мне ничего внятного не ответили, даже не могли сформулировать свои требования, одни говорили о несправедливом отношении, другие возмущались, что попали в колонию ни за что. 

Хронология событий 

Итак, в ночь с 27 на 28 марта 24 заключенных порезали себе руки при помощи разобранных лезвий от безопасной бритвы. Затем осужденные вызвали охранника и потребовали срочно встретиться с правозащитником из Киева и представителями телевидения. В соответствии с инструкцией дежурный позвонил начальнику и доложил о ситуации. После этого на место ЧП выехала группа быстрого реагирования, а также медперсонал. 

В 3 часа 30 минут спецотряд провел спецоперацию с применением резиновых дубинок и наручников, после чего (!) заключенным оказали медпомощь и доставили в лазарет.
Как утверждает Александр Кизим, резиновые дубинки были применены к трем участникам этого происшествия, остальным надели наручники. И то это было сделано лишь в целях безопасности, они были возбуждены и агрессивны, громко кричали. 

Александр Кизим назвал все произошедшее провокацией: «Считаю, что события, которые происходили в колонии, были заранее отрепетированы, — говорит он. — Заключенные намеренно порезали себе вены, чтобы демонстративно показать свое неповиновение».
Он не исключает, что спровоцировать инцидент могли представители правозащитных групп из Винницы и Харькова, с которыми заключенные активно общались в последнее время. 

Представитель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров подобные обвинения отвергает, более того, возмущается тем, что в колонии к осужденным применили силу. «Считаю, что к заключенным необоснованно применили спецсредства, наш представитель Людмила Клочко, встретившись там с заключенными, увидела, что многим из них были нанесены телесные повреждения. А, что касается того, что мы или наш представитель причастен к подстрекательству, то это все выдумки», — утверждает правозащитник. 

Сотая колония всегда считалась образцовой. Чаще всего именно туда возили представителей различных правозащитных организаций, журналистов и проверяющих, даже коллег из других регионов, чтобы показать, как эффективно, а главное, слаженно работает коллектив колонии. Что же вдруг случилось? 

Ситуация в колонии 
Понятно, что там, где есть особо опасные преступники — всегда будет риск бунта, жесткое пресечение которого — прямая обязанность работников колонии. Но в том-то и заключается профессионализм, чтобы не доводить до эксцессов, проводить, так сказать, профилактическую работу. Какие методы применяются для профилактики? Возможно, кого-то действительно только силой можно привести в чувство? О том, что такого мнения придерживаются отдельные работники сотой колонии, говорят те, кто там побывал. Корреспонденту «Вечернего Харькова» удалось пообщаться с бывшими заключенными. Они рассказывают: применение жестких мер было там всегда. Бывало, что даже за резкий тон в разговоре или дерзкий взгляд охранники могли ударить. Дубинки, наручники и смирительная рубашка применялись нередко. 

Тех, кто порезал руки и тех, кто, по мнению руководства колонии, были зачинщиками, 30 марта перевели в другие спецучреждения — всего 36 человек. Кто виноват, а кто прав в данном случае, решит областная прокуратура. Сейчас именно она проверяет факт законности применения силы в колонии.