Гость «Прямой телефонной линии» — главный врач роддома № 6 Лариса Назаренко.

 — Здравствуйте! Меня зовут Екатерина. Слышала, что сейчас в роддомах можно рожать в присутствии мужа. Это правда? 

— Здравствуйте, Екатерина! Действительно, во многих роддомах Харькова внедрены современные технологии родовспоможения. В роддоме № 6 прошлый, 2007 год стал тем «рубежом», пройдя который коллектив почувствовал себя соответствующим запросам общества на гуманное, естественное родовспоможение. 

Еще в 1995 году в шестом роддоме (тогда — 12-я больница) впервые в Харькове был оборудован индивидуальный родильный зал, в котором появилась возможность проведения родов с партнерской поддержкой: с участием мужа, мамы, сестры, подруги или другого человека, которому роженица доверяет. К сожалению, на протяжении более чем пяти лет такой вариант родовспоможения не был востребован, поскольку отсутствовала законодательная и нормативная база. После 2000 года в нашу страну пришли так называемые новые репродуктивные технологии. И вот с 2002 года в нашем роддоме официально созданы условия для проведения родов с партнерской поддержкой, которые на сегодняшний день составляют более 70% всех родов. 

— А еще много говорят о родах в воде… 

— Совсем недавно — осенью 2007 года — мы открыли первый в Харькове родильный зал с ванной, где женщина имеет возможность рожать в воде. Меня побудил к оборудованию такого родзала один случай. Возвращаясь из Киева, в купе я разговорилась с молодой женщиной, которая, узнав о моей профессии, рассказала мне о своем опыте родов в воде. Я с большим интересом, внутренним удивлением и возмущением услышала, что она рожала дома — по той причине, что ни одно из лечебных учреждений не смогло ей предложить такие условия. С моей точки зрения, проведение родов дома в современных условиях — это огромный риск не только для жизни и здоровья ребенка, но и самой женщины. В то же время роды в воде не противоречат нашим представлениям о физиологических родах. Проанализировав эту ситуацию и учитывая востребованность общества на роды в воде, мы приняли решение сделать их доступными для наших рожениц. Понимаете, когда женщина проводит в воде большую часть родов, происходит регуляция и коррекция некоторых аномалий родовой деятельности. 

— А что медицина может предложить для облегчения процесса родов? 

— В последние два года мы предлагаем нашим пациентам роды с применением гидромассажной установки: джакузи-кабина. Применение циркулярного душа, наподобие душа Шарко, позволяет отрегулировать процесс родовых болей — они становятся менее чувствительными. 

Мы сегодня также имеем право утверждать, что количество осложнений значительно меньше при проведении вертикальных родов. У нас они стали фактически нормой: в каждом родзале можно воспользоваться специальными стульями-креслами, когда женщина может рожать сидя — это, кстати, наша разработка. 

Что еще нового в нашем роддоме? Неотъемлемой частью проведения родов является работа супружеской пары, по ее желанию — со штатным психологом. Я считаю большой удачей то, что у нас работает в этой должности Наталья Круговая. В недалеком прошлом она много лет проработала практикующей акушеркой, а получив высшее образование психолога, смогла совместить эти два направления в своей практической работе. Воспользоваться всеми этими современными технологиями родовспоможения может каждая женщина — жительница Харькова и области. 

Личное дело

Назаренко Лариса ГригорьевнаНазаренко Лариса Григорьевна — профессор, доктор медицинских наук, заведующая кафедрой медицинской генетики и ультразвуковой диагностики Харьковской медицинской академии последипломного образования (ХМАПО), главный врач роддома № 6. 

Коренная харьковчанка. В 1974 г. окончила Харьковскую среднюю специальную музыкальную школу-интернат. После окончания в 1980 г. Харьковского медицинского института работала врачом-акушером, гинекологом в городской клинической больнице № 11. С 1984 г. — в Украинском институте усовершенствования врачей (в настоящее время Харьковская медицинская академия последипломного образования — ХМАПО). 

Прошла путь от клинического ординатора до профессора кафедры акушерства и гинекологии (с 1993 года). С 2000 г. перешла на работу в систему практического здравоохранения в качестве главного врача вновь созданного городского родильного дома № 6. Одновременно с 2000 г. возглавляет кафедру медицинской генетики и ультразвуковой диагностики, которая базируется в родильном доме № 6. Замужем. Имеет взрослого сына.


Готовим конверты: для малыша или денег? 

— Меня зовут Ярослав. Будущие мамы, а особенно папы привыкли к тому, что к родам надо готовиться материально: семья откладывает деньги не только на покупку вещей для малыша, но и кое-что для медперсонала — суммы варьируются. Согласны ли вы с тем, что существует «благодарность» родителей в виде денежных сумм? 

— Как я могу согласиться или не согласиться с тем, что бытует в обществе? Само по себе это ненормальное явление. Потому что здесь очень легко отклониться от простой благодарности и переместить вектор в сторону вымогательства — здесь грань очень
тонкая. 

Эту тему обсуждать чрезвычайно сложно по той причине, что здесь первая заинтересованная сторона — та, которая предлагает. А не та, которая делает «запрос». Со всей ответственностью могу сказать, что в шестом роддоме нет такой формы, как платные роды или платные услуги. Мы предоставляем условия и гарантируем медицинское сопровождение при естественных родах, оказываем медицинскую помощь в случае возникновения осложнений. Считаю своим долгом выразить благодарность всем, кому близки и понятны категории благотворительности, кто жертвует на развитие роддома свои средства, без которых, совершенно очевидно, поддерживать его жизнедеятельность было бы невозможно. В то же время, если пациенты имеют желание и возможности выразить благодарность медперсоналу — это их личное дело. Взаимоотношения пациент — врач в конкретных случаях предварительной их договоренности не регулируемы на уровне руководства учреждения или руководства отрасли. Это — стихийно возникшая система. 

Эта тема логично влечет за собой обсуждение вопроса о низкой оплате труда медицинских работников. Сегодня врач, который шесть лет учился и три года проходил последипломную подготовку, чтобы получить право самостоятельно работать в должности врача акушера-гинеколога, работает как правило на какие-то доли ставки. Нет свободных мест. Человек, который длительное время готовил себя к такой ответственной работе, в конечном счете, работая на четверть должностного оклада, получает чуть больше ста гривен. То есть молодой человек фактически работает не за зарплату, а за право общаться с пациентом! Зарплата врача после окончания института не намного выше, чем минимальная по стране. Увы, вопросы зарплаты находятся вне компетенции главного врача. 

Пиво вместо молока 

— Меня зовут Тамара Викторовна. Привычной стала картина на улице — молодежь с бутылочками пива в руке. Вот внук тоже дома ежедневно оставляет после себя баррикады из пустых пивных баклажек. Не отстает от него и его подруга. С ужасом думаю,
какие у них будут дети…
 

— Да, Тамара Викторовна. Нельзя обойти вниманием проблему алкоголизации молодого репродуктивного поколения. Значимость этой катастрофы мы еще только начинаем осознавать… Совсем недавно в нашем родильном доме мы столкнулись с тяжелейшей клинической ситуацией: абстинентным синдромом новорожденного ребенка. Молодая мама, которая всю беременность и задолго до нее злоупотребляла алкоголем, родила доношенного ребенка, сформированного внешне без отличий от своих сверстников. Но этот ребенок на вторые сутки жизни стал испытывать тяжелое беспокойство, потому что он привык во внутриутробном периоде подпитываться алкоголем — для него это была привычная ситуация. Образно выражаясь, он испытывал «ломку» — вся симптоматика была налицо. Это факт. Причем это не какой-то необычный случай — подробные явления в той или иной степени встречаются достаточно часто. 

Главное — профилактика! 

— Меня зовут Зинаида Игнатьевна, пенсионерка. Скажите, увеличивается или уменьшается смертность новорожденных? С чем это связано? 

— Зинаида Игнатьевна, если говорить о показателе младенческой смертности, то на протяжении последних десятилетий он прогрессивно снижается. Ожидаемый всплеск повышения младенческой смертности в связи с введением в практику в 2007 году регистрации младенцев, которые родились после 22 недель беременности и имеют вес 500 граммов, не привел к критическому росту этого показателя. Это связано с тем, что новорожденные с экстремально низкой массой тела — от 500 до 999 граммов — встречаются не так уж часто. Кроме того, в нашей стране действует система профилактики недоношенности беременности. Мы искали и будем продолжать искать факторы, которые повышают вероятность появления недоношенного ребенка. Проводим коррекцию, чтобы предотвратить подобные случаи. Выхаживание недоношенных детей требует значительных ресурсов. Богатые страны вкладывают в лечение недоношенного новорожденного суммы, близкие к тысяче долларов за сутки. Возможности нашей отечественной медицины гораздо скромнее. Я как акушер-гинеколог глубоко убеждена, что более реальный подход — это профилактика преждевременного рождения. 

Приказано родить! 

— Это Анна, мне 25 лет. Беременность проходит нормально, но подруги советуют не рожать, а сделать кесарево сечение. Как вы относитесь к этому? 

— Сама по себе эта операция таит значительную опасность осложнений и последствий для здоровья. Поэтому следует все взвесить: стоит ли рисковать и есть ли в этом необходимость. Наверное, было бы правильно советоваться со специалистами, а не с подругами. Сегодня перед акушерами стоит задача — снизить количество оперативных родоразрешений. Если в прошлом году у нас 22% от общего числа родов заканчивались кесаревым сечением (и этому находились объяснения!), то в январе уже только 13%, в феврале — 8%, а в марте всего 4,9%. При этом ничего не изменилось к худшему. Однако действительно, есть такая категория женщин, которые с порога родильного дома заявляют: «Я рожать не хочу!» — и начинают договариваться о кесаревом сечении.
Мы попытались прежде всего перестроить психологию врача-акушера, убедить его в том, что квалификация и профессионализм заключаются не в том, чтобы сделать кесарево сечение, а чтобы провести роды через естественные родовые пути — вот в этом
искусство. 

У нас сегодня рожают естественным путем женщины с рубцом на матке, которые в прошлом имели кесарево сечение. 

Анна, настраивайтесь рожать! Ведь роды нужны ребенку! Очень часто мы наблюдаем такое явление: проводим кесарево сечение до начала родовой деятельности. Под прекрасным обезболиванием, технически все хорошо выполнено. А ребенок два-три часа лежит и стонет, «жалуется» — по-другому я не могу назвать. Не потому, что он нездоров. У него прекрасный цвет лица, хорошие показатели насыщения крови, нет функциональных нарушений. Но он стонет. С позиции перинатальной психологии мы еще раз поняли, что роды необходимы ребенку. Роды — это важнейший и необходимый период внутри-
утробного развития. И природа предусмотрела завершить этот путь естественными родами.