Исполнилось сорок дней со дня смерти Теодора Попеску.

Эта танцевальная пара — легенда и гордость нашего города. Судьбе было угодно, чтобы расцвет звездного дуэта Попеску — Колыванова пришелся на харьковский период их творческой жизни. 

Чудом спаслись в авиакатастрофе 

Путь Попеску к признанию и славе был тернист. Теодор Константинович часто вспоминал о своем чрезвычайно трудном детстве. Он родился в Румынии, в семье, где было восемь детей. Когда мальчику исполнилось семь лет, его родители погибли. Старшие сестры и брат разбрелись кто куда, а Теодор остался с четырехмесячным братом Сильвестром на руках. Он ухаживал за скотиной, доил корову, сам стирал, убирал и варил мамалыгу. Через некоторое время тетка определила мальчиков в детский приют. Затем старшего забрали в батраки. Спать ему приходилось в хлеву с овцами... 

Братья пережили войну, скитались по детским домам. И вот в одном из них был создан духовой оркестр. Теодор вовсе не собирался становиться танцовщиком, он страстно мечтал играть на трубе. В 1951 году приехал в Киевское музыкальное училище, но опоздал к набору. И ему предложили поступить… в хореографическое училище. 

Однако юноша не справлялся с программой, и уже через год его решили исключить. Тогда воспротивился опытный педагог Тихомиров: «Отдайте парня мне! Я уверен: из него выйдет толк». Интуиция не обманула мастера — Попеску стал единственным выпускником, которого в 1957 г. пригласили на работу в Киевский театр оперы и балета! В 1959 г. после окончания учебы туда же была направлена Светлана Колыванова. 

Через год Теодора пригласили работать в Ташкент, молодые люди стали переписываться. Во время одной из краткосрочных поездок Светланы в Ташкент они расписались в местном ЗАГСе. Колыванова перебралась в Ташкент. В ноябре 1963-го супруги летели в Харьков на гастроли (они должны были исполнять главные партии в «Лебедином озере»). Эта поездка едва не закончилась трагически. Во время промежуточной посадки в Куйбышеве их самолет промахнулся мимо взлетно-посадочной полосы. Сломалось шасси, завернулось крыло, загорелись баки! 86 пассажиров и экипаж чудом спаслись, но сгорели костюмы, пуанты —
в общем, все вещи! 

Народные — потому что любимы 

В декабре 1963-го по приглашению дирекции ХАТОБа супруги переехали в наш город. На спектаклях с участием этой пары зрители плакали от восторга! Их дуэт танцевал на съезде молодых коммунистов в Бельгии, на юбилее газеты «Унита» в Италии. Они выступали в воинских частях и перед новоселами на БАМе — в неотапливаемых помещениях… 

В своей крохотной гримуборной в ХАТОБе Светлана Ивановна показывала мне старое фото в газете «Омская правда» — в 1969 году в Омске проходил концерт в рамках дней культуры Украины в России. Фотография поразила: все зрители — в зимних пальто и шапках-ушанках, а Колыванова — в балетной пачке! Самое удивительное — после таких концертов артисты не болели. Светлана Ивановна объяснила этот феномен «мобилизацией душевных и физических сил, а также громадным чувством ответственности». 

…Колыванова и Попеску тонко чувствовали образ. На рубеже тысячелетий в ХАТОБе
побывала с визитом великая Плисецкая. Майя Михайловна обратила внимание: на стене в грим-уборной Колывановой висит портрет балерины «в образе». Плисецкая спросила у Светланы: «Это я?» — «Нет, это — я», — ответила Колыванова. — «Молодец. Чувствуешь образ!». Этой оценкой Светлана Ивановна дорожит. 

Творческое долголетие Колывановой достойно восхищения: в последний раз она вышла на сцену в образе Лебедя Сен-Санса в 2000-м, когда ХАТОБ отмечал 75-летие. Балерине тогда было почти 60 лет! Однажды, отвечая на вопрос, является ли «Лебединое озеро» самым любимым ее спектаклем, Светлана Ивановна ответила: «У меня не было ни одной нелюбимой роли. А иначе — зачем браться?! Но «Лебединое озеро», я считаю, наша путеводная звезда». 

На сцене Светлана и Теодор являлись единым целым — это всегда отмечали критики и зрители. Ведь иные исполнители могут одновременно танцевать на сцене, но дуэта при этом не будет! «Только когда артисты понимают друг друга без слов, дополняют друг друга, когда происходит слияние их душ, тогда зритель сопереживает», — говорил Теодор Константинович. 

Их часто приглашали в жюри творческих конкурсов, а на улицах города харьковчане легко узнавали эту пару. Но слава не испортила этих людей! Напротив, они были уверены, что популярность накладывает обязательства перед согражданами, перед многочисленными учениками и коллегами. Их отличало чувство ответственности. Они необыкновенно дорожили любовью земляков. 

Любовь… Любовь! Светлана Ивановна и Теодор Константинович всю жизнь были влюблены друг в друга как в юности! Они относились друг к другу с необычайной нежностью.