Обезьянки, бизончики, пони и даже… кенгуру делают первые шаги под тщательным присмотром нянек.

Главные рекордсмены — европейские муфлоны. Обычно в зоопарке у них появляются три-четыре младенца, а в этом году родилось сразу девять. Появились они у восьми мам, но отец — один! 

А в семье бизонов родилась долгожданная малышка. Девочку назвали Вестой. Это хорошая весть для зоопарка — до сих пор у бизонов были только сыновья. Очаровательная рыжая красавица дочка сейчас живет с мамой. Папаша Весту уже лицезрел и даже пытался облизать. Но громадный бизон слишком бурно проявляет отцовскую любовь и от избытка чувств может нанести месячной крохе вред. Поэтому более близкая встреча дочурки с отцом состоится только через три-четыре месяца, когда Веста сможет устоять на ногах от папиных ласк или сбежать, если они ей не понравятся. 

Директор Харьковского зоопарка Алексей Григорьев объясняет: в природе для самцов-бизонов рождение ребенка — вообще не событие. Самцу есть чем заняться: в его «гареме» обычно полтора-два десятка жен. Бизон оберегает стадо от соперников, чтобы одна из супругов не наставила ему рога с соседом. 

К слову, Веста проживет в нашем зоопарке недолго. Ее появления ждали не только в Харькове, но и в Красноярске, где за нее предлагают овцебыка — тоже интересное и эффектное животное. Передача произойдет скорее всего через полгода, когда она окрепнет — ведь ей предстоит авиаперелет. 

Появились малыши и сразу у двух видов кенгуру. Даже для европейских зоопарков их потомство — редкость. У нас эти сумчатые тоже рождались давно. 

— Сейчас кенгурят не увидишь: они до года висят, присосавшись к соску. Рождается такая крошка всего в полграмма весом (взрослое животное весит около 10 кг). Мама языком пролизывает среди шерсти малышу дорожку: по ней новорожденный проползает в сумку и прячется там. По наблюдениям австралийских ученых, кенгуренок настолько прочно присасывается к соску, что его губки срастаются с ним. Когда повзрослевший кенгуренок сможет бегать и спасаться от врагов — он выпрыгивает из маминой сумки. Посетители смогут увидеть наших кенгурят через два-три месяца, — обещает Алексей Григорьев.
Полку диких кабанов тоже прибыло: у молодой самки — семеро поросят. Воспитывать малышей помогает бездетная пока тетушка-кабаниха. 

По весне выводят на солнышко и других несмышленышей. Зоолог сектора шимпанзе Харьковского зоопарка Марина Колесник воспитывает троих малышей: маленькую шимпанзе Николетту, гамадрила Леона и трехнедельного пони Лесика. Маленькая Николетта появилась в нашем зоопарке совсем недавно, но за время пребывания здесь стала форменной хулиганкой. Особенно выхвалялась она перед собравшейся журналистской публикой. Строгая воспитательница пыталась унять вертлявую Нику, которая, ни на секунду не останавливаясь, то кувыркалась в воздухе, то откусывала пуговицу от блузки Марины, то стаскивала нарядный комбинезончик. 

— Ника! Ну что это такое? Нельзя, — умоляет няня. — Вот я сейчас оставлю тебя здесь, и чужой дядя заберет. 

Расшалившаяся Николетта тут же закатила звонкую оплеуху «чужому дяде» — проходившему мимо фотографу. Взять интервью у Марины Колесник было проблематично: Ника ловко выхватывала диктофоны у журналистов. Особенно ей приглянулся микрофон телевизионщиков с поролоновым набалдашником. Коллеги едва поспевали разжимать маленькие хваткие пальчики, вцепившиеся в соблазнительную «мягкую игрушку». 

— Она начинает привередничать, когда видит много людей. Эти кувырки — ради зрителей. А в помещении она ведет себя более мирно: играет с гамадрильчиком, — говорит Марина. 

Крошечного, еще немножко лысенького гамадрильчика Леона тоже воспитывают люди: его родная мама Тася не слишком прониклась появлением сына, практически не ухаживала за ним и не кормила. Рядом солнечные ванны принимает и трехнедельный пони: мирно щиплет одуванчики. Проказница Ника пользуется случаем и пребольно дергает дружка за кудрявый хвост.