За годы войны ротный запевала Александр Яковлевич Шевченко собрал два песенных альбома... В День Победы его боевые товарищи пели сочиненные им песни, а 22-летний сапер Саша Шевченко по традиции запевал…


«25 апреля 1945 года наш 33-й гвардейский краснознаменный орденов Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого, Уманско-Берлинский мотострелковый полк, где я был сапером занитно-пулеметной роты, занял город Потсдам с юга. А с севера — танкисты 4-й танковой армии Первого Украинского фронта, завершив таким образом окружение Берлина. Какая была радостная встреча! С 28 апреля начались бои в самом логове врага. В районе парка Тергардан, в нескольких сотнях метров от Рейхстага и морской школы, на канале мы в основном вели бой против панцерфаустников и автоматчиков, которые были грозой для наших танков. Особо отличились мотострелки 3-го батальона майора Головченко, а при штурме Рейхстага — бойцы 1-го батальона старшего лейтенанта Ромашкина. К 15 часам 2 мая враг в Берлине был разгромлен, и сопротивление Берлинского гарнизона полностью прекратилось. 

Наш 9-й гвардейский танковый корпус, 33-я и 34-я гвардейские мотострелковые бригады за образцовое выполнение задания были удостоены звания Берлинских. Весь личный состав награжден медалью «За взятие Берлина». Командующему 9-м танковым корпусом, куда входил наш полк, генералу Веденееву присвоено звание Героя Советского Союза, а командующему второй танковой армией — маршалу бронетанковых войск Семену Ильичу Богданову была вручена вторая золотая звезда. Но война еще не закончилась — нам пришлось добивать немцев в городе Шпандау. А когда они выбросили белый флаг, вся наша вторая танковая армия покинула Берлин. 

…В ночь с 4 на 5 мая мы уже совершали марш на север от Берлина к озеру Нюрец, где базировались немецкие самолеты. Местом временной дислокации служила большая поляна в лесу, по опушке которой проходила дорога. И вдруг появилась немецкая колонна, которая шла из западной Пруссии и пыталась прорваться на запад, к американцам: впереди — «пантера» (танк), потом десяток-полтора бронетранспортеров с пьяными немецкими автоматчиками, замыкал колонну танк. Командир батальона капитан Амидов пытался остановить «пантеру» и выстрелить в люк по водителю, но танк сбил его и… переехал ноги. Такой несчастный случай прямо накануне Дня Победы. Одиннадцать наших товарищей были убиты. Дальше немецкую колонну встретили наши зенитчики с 82-миллиметровыми пушками: они услышали стрельбу (уже вроде и боев нет — и вдруг пальба), и когда немцы вышли на них, подбили «Пантеру», а потом расстреляли всю колонну. Оставшихся в живых во главе с генералом взяли в плен. 

…В ночь с 8 на 9 мая в Берлине был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. Победа! Нам сообщили об этом политработники. Радостное, долгожданное известие застало нас все в том же лесу. Командир, капитан Бескоровайный, дал команду накрыть на поляне что-то вроде стола. Выпили по 100 граммов. У нас старшина был — Семен Аронович Штенбух из города Саки. Так у него в резерве всегда было несколько канистр спирта… Конечно, пели песни, фотографировались... Я был ротным запевалой и за годы войны составил два альбома, куда собрал где-то 250 песен — русских, украинских, военных, патриотических, лирических… В последние годы войны я сочинил песню, которую мы 9 мая и спели. 

Я запевал:

«…Мы помним оборону Сталинграда
И Днепр, и Подмосковные бои,
И Севастополь, и блокаду Ленинграда –
За все враги ответить нам должны.
Еще удар — и зверь, навеки битый,
В берлоге, издыхая, зарычит.
Но нет, не будет пощады паразитам!
Родная мать на подвиг вдохновит!
Вперед, вперед — стрекочут автоматы
И грозная броня гремит в бою.
Вперед, вперед, отважные солдаты –
За Родину любимую свою!..»

Фото из архива А. Шевченко