В токсикологическую лабораторию областной санэпидемстанции я пришла
с меркантильными помыслами. Я делала косметический ремонт и решила поразузнать у специалистов, какие материалы вредны для здоровья. Заведующий лабораторией Александр Кошеленко «обнадежил» с порога: «Все. Линолеум, мебель, обои — по-моему, этого вполне достаточно». Да уж, вполне. Список вероятных вредностей более чем впечатляющий. Эта встреча вообще развеяла многие иллюзии по поводу всего нашего «окружения» дома и на работе.

«Если вам будут говорить, что продукция экологически чистая — не верьте этому, — наставлял меня Александр Степанович. — У нас нет экологически чистой продукции. Другое дело, что количество вредностей не превышает допустимых нормативов. Если материал синтетический, полимерный — имеется реальная угроза выделения химических веществ. Но опять же все зависит от качества сырьевых компонентов и правильности технологического процесса. При соблюдении того и другого будет все нормально. Но у нас, к сожалению, нате вам, Боже, что нам негоже. Завозятся сюда материалы в основном дешевые — то, что покупает народ. А дешевых и одновременно качественных продуктов не бывает». 

Большинство из нас полагает, что обычные бумажные обои экологически чисты и однозначно безопасны для здоровья. По крайней мере, многие предпочитают их для детских помещений. Александр Степанович опроверг расхожее мнение: «У нас нет обычных бумажных обоев. На них в любом случае что-нибудь да нанесено — какая-то краска, например. А краска — это дополнительная гадость. Вообще, нельзя отдать преимущество тем или иным обоям — бумажным или виниловым». Считается даже, что виниловые обои — самые безопасные. Но при одном непременном условии. Любые обои вполне безобидны, если у продавца имеется документ, подтверждающий их безопасность. Наличие заключения санитарно-эпидемиологической экспертизы свидетельствует о том, что эти обои исследованы и могут быть использованы для определенных целей. Все зависит от производителя. Если выдерживается технология производства в соответствии с нормативной документацией — обои не будут вредны для человека. 

Нередко очень токсичным бывает линолеум: он может выделять самые различные химические ингредиенты — этиленгликоль, например. Но чаще всего этим синтетическим покрытием выделяется формальдегид — именно это вещество является виновником назойливого ужасного запаха. Как правило, при покупке линолеума можно ориентироваться и на цену. Ядовитым чаще бывает именно тот линолеум, цена которого ласкает слух и взор. Неприятно, но факт: на линолеуме экономить нельзя, потому что его стоимость может зависеть от пути поступления. Если фирма завозит качественный линолеум — она тратит деньги на экспертизу и, соответственно, цена продаваемого товара становится выше. Хозяин «левого», контрабандного товара экспертизу обойдет десятой дорогой. А везут в основном как раз Бог весть что. 

— Ну а хоть стол, за которым вы сидите, безвреден? — с угасающей надеждой спросила я заведующего токсикологической лабораторией. 

Александр Степанович был неумолим: 

— У нас страна парадоксов: заборы делаются из натурального дерева, а мебель, которая используется в жилье, делается из гадости — древесно-стружечной плиты, шпонированной или чем-то покрытой. Натуральное есть натуральное. Но у нас такого уже нет. Если дерево натуральное — оно все равно покрывается лаком, который тоже бывает разного качества. 

Но вредна, как выяснилось, не сама стружка, из которой сделана ДСП, а смесь, которая ее прессует — в основном феноло-формальдегидные смолы. Это — главная причина вредности древесно-стружечной плиты. Любая свежая мебель, к сожалению, выделяет формальдегид, аммиак — чрезвычайно опасные для человека химические вещества. Этим объясняется и непременный запах новой мебели. Утешиться можно лишь тем, что со временем эти вредности выветриваются. Александр Кошеленко заверил, что это происходит в течение года. Выход, наверное, для потребителя один — покупать «несвежую» мебель: пусть себе выветривается год в магазине. 

Кстати, ламинированное ДСП более безопасно, чем не ламинированное. Ламинат выступает в качестве защитного слоя: он не позволяет выделяться из ДСП химическим вредностям.
Исследуют мебель в лаборатории при двух температурах: при обычной 20-градусной и при более высокой, рассчитанной на летнюю жару и страсть народа к обогревательным приборам. «Мы работаем в основном с отечественным производителем. Сейчас много частных предпринимателей, выпускающих продукцию, среди которой частенько проскакивает некачественная, — рассказывает Александр Степанович. 

— Иногда некоторые образцы мебели не выдерживают никакой критики, особенно при 40 градусах: происходит повышенное выделение формальдегида, аммиака и других химических ингредиентов». 

На любую продукцию, которая реализуется где бы то ни было — в крупном ли супермаркете или на рынке, должен быть документ, подтверждающий безопасность продукции: заключение санитарно-эпидемиологической экспертизы. Хотя я уверена, этот документ требуют лишь единицы. Да и то не покупатели, а проверяющие из санэпидемстанции. Будто их больше волнует, что мы покупаем. А между тем наша «стеснительность» и боязнь «обидеть» продавца вполне цивилизованным желанием знать, что он продает, а мы покупаем, может быть чревата не только материальными потерями, но и последствиями для здоровья. Кстати, о самом главном. Некачественные обои, линолеум, мебель могут вызвать типичные признаки химического отравления. Это может быть острая головная боль, головокружение, тошнота, рвота, аллергические реакции — в частности, у тех, кто им подвержен, и особенно у детей, у людей пожилого возраста. 

Алекандр Кошеленко уверен, что делать покупки нужно в специализированных магазинах: там больше гарантии того, что продукция качественная. На рынках легче попасть впросак: и негодный товар купишь чаще, и вернуть деньги за него практически невозможно. В этом году на Барабашовском рынке женщина приобрела большой «отрез» линолеума на крупную сумму денег. Потом выяснилось, что семья просто не может находиться в доме: у всех началась аллергия от запаха. С линолеумом пришлось расстаться, а деньги вернуть так и не удалось. 

Александр Степанович заверил, что покупатель, сомневающийся в качестве покупки, при наличии копии чека может обратиться в токсикологическую лабораторию облСЭС: «Мы обязательно откликнемся, проведем расследование, сделаем обследование объекта и дадим заключение — качественный ли это товар, можно ли его использовать». 

Напоминаем, что любой, кто занимается реализацией товара, несет за него полную ответственность. Если СЭС обнаруживает факт превышения допустимых уровней химических веществ — выносится постановление о запрещении на реализацию данной продукции. Хозяин наказывается штрафом в размере от 17 до 450 гривен. Материалы передаются в прокуратуру и милицию, а опасный товар изымается.