После десяти лет подпольной деятельности местные кобзари вышли в люди. В прошлом году они официально заявили о своем существовании и зарегистрировались. Теперь музыканты собираются возрождать кобзарские традиции среди воспитанников интерната для слепых детей и УТОСа.

Более 70 лет кобзари вынуждены были скрываться. В 30-е годы их вполне могли загнать в лагерь и даже расстрелять. Недалеко от Харькова в селе Куряжанка находится братская могила музыкантов. Туда их свозили и расстреливали. Сколько кобзарей там полегло, одному Богу известно. Теперь власти обеими руками за то, чтобы возродить кобзарские традиции, но делать это некому.
Возрождать кобзарское движение в нашем регионе начал анестезиолог-реаниматолог Константин Черемский. Он уже 16 лет совмещает работу в больнице и кобзаревание.
— Впервые услышал бандуристов, когда был еще студентом, — вспоминает Константин. — Это были музыканты из Киева. Понравилось так, что захотелось самому научиться, хотя до этого музыкой не занимался.
В Харькове не нашлось ни одного учителя, поэтому за знаниями доктору пришлось ехать аж в столицу к знатному мастеру Григорию Ткаченко, который еще в 1914 году перенял мастерство у харьковских незрячих кобзарей.
Кобзарь научил Константина не только музыкальной грамоте, но и тому, как мастерить инструменты. Дело в том, что бандуру или кобзу в магазине не купишь. Инструменты можно приобрести только у мастеров. Да и стоят они недешево — от 300 долларов и выше (цена зависит от имени мастера).
Анестезиолог смастерил уже более десятка разнообразных инструментов: древнерусские гудки, лиры, гусли, бандуры, кобзы. Сейчас пытается овладеть технологией изготовления «панских» инструментов. Например, торбанов, на которых играла польская, российская и украинская знать.
Сейчас в харьковском братстве около десятка освященных кобзарей — тех, которые уже получили лицензию на самостоятельную деятельность. А попасть в кобзарское братство непросто. Для этого нужно пройти полный курс обучения (а это три года и три месяца) и сдать экзамен перед громадой (музыкантами со всей страны). Это почти тайное мероприятие, посторонних туда не пускают.
— Два раза в год — на Троицу и Покрову — кобзари всей Украины съезжаются на сборы. На них решают, кого принять в братство, кого исключить, — рассказал Константин.
Громада также выдает лицензии на самостоятельное кобзаревание и дает разрешение на набор учеников. Желающие получить лицензию должны продемонстрировать виртуозную игру на инструменте, умение музицировать на улице (этот экзамен вся почетная громада принимает на одной из улиц столицы), а также выучить12 псалмов и хотя бы одну-две думы.
— Репертуар в основном передается в устной форме, печатных изданий нет. Есть немного кассетных записей, которые ходят по рукам, — рассказал Черемский. — Сохранилось сакральное наследие: молитвы, заговоры, премудрости гадания, есть даже описание способов самообороны кобзарей.
Тот, кто собирается заняться обучением, должен сдать еще один экзамен. Для учителя уже недостаточно виртуозного владения инструментом, нужно еще уметь импровизировать. К слову, сейчас 37-летний кобзарь готовится ко второму экзамену, который назначен на Троицу.
— Для меня он намного серьезней, чем экзамены в университете и защита диссертации (Костя защитил диссертацию по кобзарству в академии культуры. — Ред.), — признался кобзарь.
Кстати, до 1902 года по законам братства вступить в него могли исключительно незрячие. Сейчас среди бандуристов-кобзарей больше как раз тех, кто видит. Чаще всего это молодые парни (средний возраст — 20 лет). В остальном современные кобзари стараются не отступать от традиций. К примеру, слабый пол до сих пор и близко к инструментам не подпускали.
— Считалось, если женщина возьмет в руки бандуру или кобзу, то инструмент замолчит навсегда или как минимум расстроится, — рассказал Константин.
Супруге кобзарь инструмент в руки тоже не дает. Максимум,
что разрешено благоверной, — это вытереть пыль.
Каждое лето дружной компанией харьковские кобзари отправляются на промысел. Заработать удается немного, зато впечатлений — вдоволь.
— По идее, во время странствия мы должны жить на то, что заработаем своей игрой. Но на всякий случай у каждого в кармане есть деньги, — признался Константин. — Когда в гостинице приходится заночевать, когда на машине подъехать, когда еду купить…
Странствующие музыканты уже обошли Харьковскую, Луганскую области и часть Донецкой. Говорят, что люди реагировали очень приветливо, особенно в селах, где еще помнят старых кобзарей.
Сейчас в братстве заняты подготовкой к новому проекту — хотят возродить кобзарские традиции среди незрячих.