Проволочка крымских ветеринаров и эпидемиологов с объявлением инфекции на своей территории насторожила население и посеяла скепсис. На состоявшейся недавно пресс-конференции специалистов буквально забросали вопросами по птичьему гриппу.

Заместитель начальника областного управления ветеринарной медицины Владимир Головачев заверил, что массовой гибели птицы в Харьковской области не зарегистрировано. Об этом свидетельствуют мониторинговые исследования, которые проводятся в птицеводческих хозяйствах и в частных дворах. Сейчас каждый день ветеринары ходят по дворам и интересуются у хозяев здоровьем птицы.
Мало того, под «колпаком» у ветеринаров находятся даже дикие голуби, вороны и воробьи. На сегодняшний день, по словам Владимира Федоровича, исследовано 2400 проб, но ни у одной нашей птицы высокопатогенный вирус не выделен. Надежность исследований обеспечена и тем, что пробы изучает не врач, а специальный аппарат методом иммунного ферментного анализа.
На вопрос журналистов о том, какова ситуация в Шевченково, где в частных подворьях наблюдается массовый падеж птицы, Владимир Головачев ответил:
— Сейчас ежедневно поступают заявления к нам, в МЧС, звонят и в Киев. Были сообщения из Змиевского, Дергачевского, Краснокутского и других районов. На каждый вызов выезжают специалисты ветеринарной медицины, работники лабораторий. Люди поняли, что им будут платить компенсацию за павшую птицу, но ее выплачивают только в неблагополучном очаге — там, где установлены карантинные ограничения. Но, кроме птичьего гриппа, есть масса других причин падежа птицы. Птица погибала и раньше. Это происходит от старости: очень много людей держат старую птицу, а держать ее больше года нельзя. У домашней птицы очень много глистных заболеваний, которые тоже приводят к ее гибели.
На каждый сигнал мы выезжаем. Погибшую птицу вскрывают, везут в лабораторию и исследуют.
Владимир Головачев заверил, что ни яйца, ни птичье мясо, ни продукты питания, из него изготовленные, из Крыма попасть к нам не могут: их вывоз сейчас запрещен. Что касается «местного мяса», то существует многофункциональная служба, которая обеспечивает безопасность продукции. На всех птицефабриках есть официальные врачи, назначенные департаментом медицины. На рынках врачи тоже осматривают птицу. Они способны распознать птичьи хвори уже по внешним признакам. «То, что производится на государственных птицефабриках и подвергается ветеринарно-санитарной экспертизе, — уверен заместитель начальника областной ветеринарной медицины, — можно покупать смело, но при этом нужно не забывать о правилах употребления мяса. Почему во Вьетнаме умирают люди? Оказывается, они пьют кровь птицы, когда ее режут. Главное — покупать сертифицированную продукцию в установленных местах и соблюдать санитарные правила при приготовлении пищи».
Заведующая отделом особо опасных инфекций областной СЭС Лидия Ткаченко поделилась своими не только профессиональными, но даже просто обывательскими сомнениями по поводу целесообразности повального уничтожения птицы:
— Мероприятия по уничтожению птицы проводятся колоссальные. Уничтожается все поголовье. Если больная или здоровая птица находилась в контакте — она подлежит уничтожению. Как эпидемиолог — я сторонник эффективных мер, но с наименьшими материальными затратами.
Возникает логический вопрос. Температура в 60о убивает вирус в течение 10 минут, а 100о — практически молниеносно. Неужели целесообразно здоровую птицу уничтожать миллионами только потому, что она находилась в контакте с больной? Неужели ее нельзя в промышленных условиях переработать, например, на тушенку — где идет под колоссальным давлением и при высокой температуре обработка этого мяса. Поэтому ответить, насколько инфекция заразна, я не могу. Сейчас нельзя сказать даже, сколько все-таки больной птицы в Крыму: идет уничтожение всего контактного поголовья даже при отсутствии симптомов. Эта проблема касается не только хозяев птицы. Поголовное уничтожение подорвет экономические устои страны. Птичье мясо сегодня — самое доступное. К тому же до сих пор не было зарегистрировано ни одного случая, чтобы кто-то заболел при употреблении мяса или яиц.
Владимир Головачев считает, что ответственность за распространение опасной инфекции лежит и на самом населении. Через Харьковскую область проходят два миграционных пути перелетных птиц. В Близнюках, например, огромное количество диких гусей садится возле водоемов. Ветеринарная служба последние месяцы постоянно предупреждает хозяев о том, чтобы они не выпускали птицу на водоемы и держали ее в огороженном, недоступном для перелетных собратьев месте. Но наши люди выполнять рекомендации не кинулись: хозяева по-прежнему выпускают на водоемы своих гусей и уток. Плюс то, что наша птица в Украине не привита. Есть источник заболевания, есть фактор передачи и есть птица, которой можно инфекцию передать. Хорошо, если Харьков посетит незаразная птица, а если нет?
«Но, — сказал Владимир Федорович, — если будет хоть малейшее подозрение — руководство области об этом узнает сразу. Нам скрывать нечего. Нам платят деньги не за то, что мы скрываем, а за то, что диагностируем. Наши специалисты, будьте уверены, вполне могут отличить вилку от ножа. Болезнь можно определить даже по клиническим признакам, а уж тем более при вскрытии птицы. В месяц мы исследуем огромное количество проб крови, и где-то все равно уже выделилось бы. Но если завтра определим вирус — сообщим обязательно».
Справка
Главным признаком гриппозной инфекции у птицы является понос. Кроме этого, может измениться яйценоскость. Заболевание способно вызвать и мгновенную гибель птицы.

Симптомы птичьего гриппа у людей бывают разные: от гриппоподобных (очень высокая температура, затрудненное дыхание, кашель, боль в горле и мышцах) до инфекции глаз (конъюнктивит). Инфекция опасна тем, что может очень быстро привести к пневмонии и тяжелым осложнениям на сердце и почки.