В Харьковской областной филармонии происходят удивительные вещи. Ее директор и художественный руководитель Юрий Янко… начал свои собственные гастроли. В перерыве между поездками корреспондент «Вечернего Харькова» встретился с Юрием Владимировичем.

— Как давно уже начали гастролировать?
— Год назад в Вене у меня появился свой личный менеджер-импресарио, который занялся моими концертами по всему миру. И сейчас эта программа потихоньку начинает действовать. Недавно у меня был концерт в Праге. Впереди — поездка в Софию. Я думаю, что это, в общем-то, настоящий прорыв. Не только для меня, но и для нашего коллектива. Это новые связи, новые возможности, новый уровень критериев и для меня в том числе, потому что я играю с хорошими оркестрами. 

— В Праге были ваши сольные выступления как дирижера? С какой программой вы концертировали?
— Я играл с чешским оркестром. Концерты шли в одном из самых престижных залов мира — им. Сметаны в центре Праги. В него стремятся попасть многие дирижеры и музыканты, там выступают известные мировые гранды. Например, незадолго до моего приезда, Максим Шостакович. Я играл там 9-ю симфонию Дворжака — одну из самых популярных мировых симфоний — а также увертюру Россини к опере «Семирамида» и двойной концерт Брамса. А солировали музыканты из Южной Кореи. 

Там я разговаривал с многими менеджерами, смотрел, как работают другие оркестры, как организовывается их работа и отдых. Для меня это бесценный опыт, и я сейчас работаю под большим впечатлением над тем, что увидел и услышал там. 
Дирижер филармонии теперь совмещает гастроли личные и оркестра
Могу сразу сказать, что у них прекрасная материальная база, потрясающие инструменты. Чешская духовая школа вообще одна из лучших в мире. Когда в «Семирамиде» заиграл хор валторн, у меня было ощущение, что я в музыкальном раю. Безукоризненная игра, просто фантастическая, стройная, чистая, мягкая манера игры труб, тромбонов. То, чего я здесь неделю добиваюсь. Вообще я всегда к этому стремился, но когда освежил свои критерии, то понял, что не зря я этого требовал. И, конечно, испытал большую радость, когда публика около десяти раз вызывала меня после 9 симфонии Дворжака. А уже после концерта я получил приглашение выступить с одним из самых знаменитых европейских коллективов — Оркестром чешского радио. Также получил приглашение участвовать в Фестивале Бетховена и подписал контракт со своим импресарио о том, что буду давать в этом же зале им. Сметаны не менее двух концертов в год. Это не считая фестивалей и других оркестров. Я приехал с большим запасом хорошей энергии. 

— Какие впечатления от публики?
— Публика замечательная. Я обратил внимание — они сидят в зале очень тихо. Практически никаких движений. Не слышал я, чтобы работали телефоны. Но и критика у них поставлена хорошо. Если бы что-то было не так, я бы об этом сразу узнал. Очень много иностранцев-туристов. 

— Масса впечатлений от поездки?
— Конечно. Я человек достаточно наблюдательный, смотрю, как люди живут. У этого импресарио дом под Прагой, мы ездили к нему. Замечательное, совершенно потрясающее место Каменица. Коттеджи. По-нашему говорят «дачи», но не так как у нас — трехэтажные, за высоким кирпичным забором. Там — одноэтажные дома. Вокруг потрясающая красота: лес, газоны. Газоны везде: у забора, за ним, даже между колеями автомобиля, ведущими к гаражу. Заборы — с большими щелями или живые изгороди. Могут быть качели, столик во дворе. Гараж. И все. Всюду зелень, свежесть, улыбающиеся лица. Мы были там в воскресенье. Они все как пчелки трудятся у своих домов. Специальный автомобиль ездит по газонам и собирает сорняки и траву, которую накосили за день. Сено никто не жжет. Газонокосилки в каждом дворе. Отовсюду слышны звуки их моторов. Такие порядки и в Праге, и в Вене. 

И, конечно, впечатляют парки, в которых они отдыхают. Прямо на траве или подстелив что-нибудь лежат, общаются. Без сигарет, пива, а тем более крепких напитков. Курить, как и распивать в общественных местах, у них запрещено. Люди придумали себе эти правила и теперь наслаждаются чистотой воздуха, улыбками, прекрасным, тихим общением. Вообще там много парков — Народный, Городской, Государственный. В каждом из них можно обнаружить бюсты Шуберту, Брамсу, другим композиторам. Очень много уличных музыкантов, играющих кто на гитаре, кто на сопилке, кларнете или саксофоне. Но все это очень тихо, ненавязчиво, как фон. Огромное количество птиц в парках — голуби, лебеди, утки — и все их кормят. Все довольны. Никто не кричит. Кто-то лежит на скамейке. Не так как у нас — спят. А просто отдыхают, поставив рядом велосипед. Никого не трогают. 

У них можно увидеть президента на велосипеде. В Вене, например, если флаг над президенцией висит, значит, президент на месте. Если он уехал, флаг опускают. Он всегда на виду. Можно просто подойти к окнам резиденции и посмотреть, что он там делает. В одну из суббот там прошла акция, в ходе которой президент Австрии принял, по-моему, 6000 человек. Каждому пожал руку, пожелал всего доброго, улыбнулся. Когда я там был, в президентском дворце финишировал марафон, в котором принимали участие около 10 000 человек. Сложно представить финиш марафона, допустим, в Кремле или в резиденции нашего главы государства. А у них такая обстановка. Причем я гулял после этого действа по центру Вены — все чисто, никакого мусора. Пробок нет. В день матча «Рапида» среди его фанов повстречал около сотни грозных с виду (рога на шлемах и т.д.), но довольно добродушных, байкеров на мощных «Харлеях» и других мотоциклах. Никакой нецензурной брани и тому подобного. Агрессия антуражная. Просто люди так расслабляются.
 
Я все это наблюдал, и мне стало жаль, когда мы кричим, что мы против. Против НАТО, Европы, против всех. Но прежде всего мы против себя, против хорошей жизни. Я не вижу, что плохого в Евросоюзе, если из крана можно пить воду, на улице можно спокойно гулять, тебя никто не травит дымом, люди имеют работу и обеспечены социальной защитой? Почему нельзя к этому стремиться? Если армия умеет стрелять и занимается военной подготовкой, что тут плохого? Я ни в какой партии не состою. Я просто размышляю как здравомыслящий человек. 

— Резко чувствуется возвращение в «родную среду»?
— Вот побыл я в Европе, это все увидел, а затем прилетаю в Харьков, выхожу в аэропорту. Еще на рулежке чувствую, что попал домой — самолет трясется как сумасшедший. Потом вижу несколько лайнеров: у одного нет мотора, второй стоит на каких-то кирпичах вместо шасси… Ведь можно это спрятать, чтобы хотя бы иностранцы не видели? Потом заходишь в терминал и видишь, как пограничник грубо разговаривает с австрийцем… Чувствуешь, что попал домой, так как туалет находится за 70 метров через дорогу. 

Потом, уже когда в машине тебя везут по городу, улыбка потихоньку сходит с лица и понимаешь, что попал в общество хамов, водителей-дальтоников, не видящих красный свет и сплошной линии на дороге, которые купили права, не знают правил и не хотят знать. Вот это все меня очень огорчает. Конечно, в каждой стране есть свои сложности и национальные традиции. Но те же чехи соединили в себе немецкий и австрийский порядок и какую-то славянскую теплоту. У нас же от славянского осталось только одно хамство. Вытравили, к сожалению, культуру абсолютно, ей никто не занимается всерьез. Полпроцента, выделенные на нее из бюджета, дают о себе знать. И возникает ком проблем. Начиная с роддома, где не понимают, что такое гигиена, с семьи. Затем среда ломает детей, когда они попадают в школу. Выросшие, они садятся за руль, выпив бутылку водки, давят 6 человек и не понимают, что сделали. Затем находятся те, кто начинает их оправдывать и т.д…