Харьковчане все чаще наблюдают картину, когда ремонтная бригада увозит беспомощный вагон городского электротранспорта в депо. Что происходит?

Мир спасет… монтировка? 

Третий час на пр. 50-летия ВЛКСМ «брюхом» на асфальте лежит троллейбус № 24. Стоящие на остановке люди с изумлением взирают на сложившуюся в гармошку шину заднего колеса, раскуроченного взрывом. Из раскаленного салона машины доносятся крики — изнывающий в «духовке» от жары и бессилия с кем-то ругается водитель… 

— Да колесо взорвалось. Вот жду помощи, — отвечает на мой вопрос бедолага.
К счастью, никто из пассажиров не пострадал. Три года назад на пр. 50-летия СССР из-за взрыва заднего колеса троллейбуса тяжелую травму ноги получила пассажирка.
По словам кондукторов и водителей, шины колес лопаются не так уж и редко. Бывает — взрываются. Хорошо, если это так называемый «наружный» взрыв (как в данном случае). Но если разорвет металлическую арку — своеобразный колпак, защищающий колесо со стороны салона, пассажирам не поздоровится. 

Изношенные шины подводят и в холодное время года. Летом же, не выдержав нагрузки зноем, и вовсе «плавятся», признается водитель. 

На наши видавшие виды троллейбусы смотреть без слез невозможно. На том же 24-м маршруте довелось недели три назад добираться с приключениями и автору этих строк. 
Собралась присесть на сиденье, но, к счастью, вовремя глянула под ноги. А там — ПУСТОТА. То есть на месте, где должен быть пол — зияет дыра! Поставь я туда ногу, она провалилась бы аккурат к вращающемуся колесу! Бегу к водителю: «В салоне отсутствует кусок пола… Неплохо бы отгородить опасный участок хотя бы веревкой». 

А неделю назад на 24-м маршруте мы добирались до остановки метро «Им. Барабашова» при помощи… отвертки, молотка и фольклора. Машина проедет десять метров, встанет. Водитель покрутит что-то отверткой на панели — проедем еще десять метров и снова стоим. Он ка-а-ак саданет молотком по какой-то штуковине в кабине, крепко выругается — машина в ответ «чихнет», вздрогнет и едем следующие десять метров. 

— А что вы удивляетесь? — объясняет причину взрывов колес в троллейбусах водитель автобусного маршрута № 280. — Сколько лет нашим троллейбусам?! Двадцать?! К тому же колеса эти плохого качества. А взрываются чаще задние потому, что новые колеса стараются ставить вперед. Они ж рулевые!” 

Горэлектротранс уже меняет пути 

— После ликвидации государственных автобусных парков на Горэлектротранс легла вся социальная нагрузка, — поясняет происходящее с нашими троллейбусами и трамваями замдиректора департамента транспорта и связи, начальник управления транспорта и пассажирских перевозок Сергей Дульфан. – Это единственный транспорт, кроме метрополитена (у них разный перечень льготников), который на 100% выполняет законы Украины в отношении льготных категорий, а у нас таких 29. Кроме того, маршрутная схема создавалась исключительно в интересах перевозчиков. А городской электротранспорт предназначен для того, чтобы удовлетворить потребности всех жителей города.
В условиях перехода от одной системы госуустройства к другой Горэлектротранс был практически обескровлен. Если в советское время обновлялось ежегодно порядка 20 единиц подвижного состава, то с 1991-го до последнего транша (когда мы закупили 90 троллейбусов и 10 трамваев) было приобретено аж 8 единиц техники. Надо учитывать, что этому дотационному предприятию выделялись деньги только на зарплату и электроэнергию. Хотя в законодательстве очень четко прописана периодичность технического обслуживания… 

То же касается и схода трамваев с рельсов. На протяжении десятилетий к железным путям не прикладывали руку, головка рельса изнашивалась, а значит, ухудшалось ее сцепление с колесом — отсюда и сходы трамваев с рельс. Но сейчас Горэлектротранс достаточно серьезными отрезками меняет пути. 

                                                                                     Татьяна Лагунова, Дмитрий Колоней