Общество

  • 3267
  •  / 

Как это было в Харькове

фото:

Как это было в Харькове
«Здравствуйте! Меня зовут Михаил Губин. Мне 52 года, еврей, женат, имею двоих взрослых сыновей, американский харьковчанин. Живу в Нью-Йорке, куда мы уехали в 1989 году. Уезжали трудно — были демонстрации в Москве, в Харькове на площади Дзержинского. В Харькове нас арестовали. Мы были отказники — «бедные родственники», так назывались те, кому родные не давали разрешения на выезд. Это была иезуитская практика советских времен — родственники выступали в качестве инструмента воздействия на отъезжающих в Израиль. В те годы пути эмиграции шли через Вену и Рим. Из Рима народ разъезжался кто куда. В Израиль ехали немногие, но решительные и сильные. Мы выбрали США — здесь жили родственники жены. В Штатах я стал профессиональным художником. На сегодняшний момент имею 20 персональных выставок. Если кто-то заинтересуется — об этом подробнее на сайте www.gubinart.com. Здесь, в Нью-Йорке, есть Парк камней, каждый из которых посвящен убитым в том или ином месте евреям. Нью-йоркские харьковчане собрали деньги на камень харьковским евреям, загубленным в годы войны. Разговоры о прошлом, о Харькове, о войне, о погибшем дедушке — все это вдохновило меня на написание этой статьи. Я засел за компьютер и — хвала Интернету! — собрал нужный материал. Моя статья была тут же напечатана в нью-йоркском еженедельнике «Русский Базар».
Все — 2006 год наступил! И вслед за цифрой «2006» в историю вползает еще одна цифра — «64». 64 года тому назад в Харькове убивали людей. Их подводили к оврагу и в упор расстреливали. Выполняя привычно-монотонную работу, солдаты иногда посмеивались над тем, как смешно и неуклюже падают убитые…
Расстреливали в Дробицком Яру. Уничтожали людей за то, что они евреи. Воздав рождественские почести еврею Иисусу, 26 декабря 1941 года немцы приступили к ликвидации 15 тысяч его соплеменников. И уже к середине января «еврейский вопрос» в Харькове был решен.
«Всем жидам города Харькова с вещами и драгоценностями явиться к баракам Станкостроя» — это из приказа военного коменданта города Харькова от 14 декабря 1941 года.
За каждого выданного властям еврея верноподданному горожанину полагалась четвертушка водки, за саботаж и укрывательство — расстрел.
Зло и ненависть двигали оккупантами. Цинизм нацистской доктрины, презрение и нетерпимость к инородцам создали благоприятные условия для прорастания в людях накопившихся зерен низости. Когда выпалывались злаки и взращивались сорные травы, ценности добра и милосердия подверглись осмеянию и надругательству. В противостоянии добра и зла — уже в который раз! — зло торжествовало.
Началась вакханалия по выявлению евреев. Вот некоторые свидетельства.
Из заявления управдома Дутова: «Утверждаю, что Якубович Раиса — жидовка, принявшая православие». Директор детдома № 3 Митрофанов указывает на трехлетних Лидию Левит и Нину Дубинскую, на Антонину Козулец. Профессор Костенко дважды приказывает в своем институте: «Тщательно проверить личный состав сотрудников и учащихся с целью выявления всех жидовских элементов или родственно связанных с жидами…»
В условиях страха и ксенофобии, забвения заповедей Господних не все, однако, утратили облик человеческий. История сохранила нам имена 52 праведников — 52 добрых самаритян. 52 человека из 190 тысяч, по воле судьбы оказавшихся в Харькове в период гитлеровской оккупации. Хочется верить, что эти данные — неполные, что милосердных людей было значительно больше, — хочется верить!
15 и 16 декабря 1941 года начался исход евреев в Вечность.
Вспоминает Борис Генрихович Печерский: «Со всего Харькова и области стекались евреи к проспекту Сталина и тянулись по нему на «постоянное» место жительства в гетто. Никто тогда не знал, что это была прямая дорога в ад. А на тротуарах, как на первомайской демонстрации, стояли любопытные люди, не евреи. Одни смотрели на нас с сочувствием, другие со злорадством. Никакого конвоя не было, переселение — дело добровольное, но иначе бы расстреляли или повесили с табличкой «Жид», только и всего».
Из рапорта бургомистра Крамаренко: «За два дня выселено 8547 евреев, освобождено 58129 квадратных метров жилья». Решением Украинской городской управы опустевшие квартиры заселяются лояльным режиму населением. Всего заселилось 1700 семей.
Мой дедушка, Шнейер Бон — светлая ему память! — был человеком набожным. Долгие часы он проводил в молитвах в синагоге на улице Гражданской. Когда началась война, в город с запада потянулся поток беженцев. Евреи в поисках крова и еды приходили в синагогу, где в числе других верующих их встречал и мой дедушка. За несколько недель до захвата города немцами бабушка сказала: «Шнейер, у нас дети — мы должны уехать». «Да, да, ты права, бери детей и поезжай, а я к вам позже присоединюсь. Я не могу сейчас оставить без присмотра людей, они нуждаются в моей помощи».
Сколько бабушка ни уговаривала мужа, так и не смогла уговорить — забрала детей и уехала за Урал. Дедушка остался. Он был в числе четырехсот молившихся в синагоге, умерших от голода, холода и жажды. Покойный дядя Миша — мамин брат — рассказывал, что когда люди собрались в синагоге на молитву, дворник и его сын заперли входную дверь при помощи цепи. Потом немцы сожгли синагогу вместе с трупами.
И все же харьковским евреям повезло: большинство успело эвакуироваться. Примерно 125 тысяч человек избежали страшной участи оставшихся в городе. Точных цифр погибших нет. Перед началом массового уничтожения евреев по немецкой переписи населения в городе насчитывался 10271 еврей. Все эти люди позднее были умерщвлены. По оценке Чрезвычайной госкомиссии Советского Союза по расследованию фашистских преступлений, в Дробицком Яру, в двух ямах, расположенных на расстоянии 350 метров одна от другой, было найдено 15 тыс. трупов. Неизвестно число погибших от голода и холода в корпусах Станкостроительного завода. Никто не учитывал, сколько было евреев-беженцев из других областей, не имевших постоянной харьковской прописки, позднее опознанных фашистскими прихвостнями и отправленных по тому же этапу смерти к Дробицкому Яру или убитых при задержании.
При переписи населения фашисты сделали два списка — общий и «желтый». «Желтый» — для евреев. Одна из инструкций переписи гласила: «Дети от родителей разной национальности, один из которых еврей, записываются в общий список. В таких случаях национальность детей определяется по желанию родителей».
Эта «гуманная» зацепка, казалось бы, давала возможность родителям «смешанных» семей спасти жизнь своим детям. И действительно, дети, попав в общий список, в цифре «10271» не фигурировали. Но громоздятся один на другой вопросы: «Спасло ли это детей? Сколько их не пошло вслед за мамой или папой в бараки Станкостроительного завода? Не зная свое-го будущего, своего трагического конца, могли ли родители оставить дома детей без опеки и присмотра? А если даже и решились, оставили, передали кому-то, где гарантии того, что позднее детей не выдали фашистам из страха быть расстрелянными или из желания заполучить треклятую бутылку водки?»
Все конечно в этом мире. Наступило долгожданное освобождение. Закончились долгие месяцы страшной оккупации.
23 августа 1943 года Харьков был взят частями Советской Армии. Харьковчане начали восстанавливать город, но кровь убиенных и жажда справедливого возмездия требовали отмщенья. С 15 по 18 декабря 1943 года на ул. Рымарской в здании Оперного театра состоялся показательный процесс по делу нацистских преступников. В работе заседания военного трибунала 4-го Украинского фронта принимали участие председатель Чрезвычайной комиссии по расследованию фашистских злодеяний Алексей Толстой, его коллеги по писательской и журналистской деятельности Илья Эренбург и Константин Симонов. Впервые в истории человечества суд постановил считать винов-ными в геноциде исполнителей приказов и не освободил их от ответственности. Впоследствии Нюрнбергский процесс повторил и подтвердил правильность вынесенного решения.
…На Благовещенском базаре собралась сорокатысячная толпа. В ее присутствии была произведена казнь через повешение четырех нацистских преступников — трех немецких офицеров и одного местного жителя, некоего Михаила Буланова, водителя «душегубки», дьявольской машины, впервые примененной нацистами на улицах Харькова.
Казалось бы, какая-никакая, но все же справедливость восторжествовала на истерзанной земле Харьковщины. Но нет, не восторжествовала. Вот что рассказывает инвалид войны Александр Коган, чудом выживший после расстрела и приехавший спустя двенадцать лет в Дробицкий Яр к месту массовых экзекуций евреев: «На дне оврага, в жидкой грязи, лежало огромное количество больших и малых скелетов. Я был близок к обмороку, когда на земле около своего протеза увидел пучок волос, связанных выцветшей красной ленточкой». Инвалид обратился в горисполком с требованием предпринять хоть что-нибудь, и горисполком откликнулся, прислав к месту захоронения двух женщин с лопатами. И только через год бульдозерами были закопаны останки невинно убиенных, и шестьдесят лет понадобилось на то, чтобы в камне увековечить память жертв антисемитизма и ксенофобии.
Уезжая навсегда из Советского Союза, я увозил с собой обычный набор эмигрантского скарба, состоящий из памяти, любви и обиды. Чего было больше? Обиды. Не было бы обиды, память и любовь не дали бы уехать.
Многое изменилось. Однажды я вернулся туда — другая страна, другая жизнь. Почему вернулся? Память и любовь позвали в дорогу. Захотелось побывать на могиле мамы и папы — вдоволь наплакаться. Захотелось повидаться с теми, кто еще жив, — порадоваться встрече, всмотреться, запомнить. Захотелось подышать неповторимым воздухом родины — дышать — не надышаться! Как радостно возвратиться в родной город после долгой разлуки!
Встреча с Харьковом была короткой и незабываемой…
Как-то на прогулке в Нью-Йорке я встретил Ефима Тайблина. Он поведал «новость» о том, что американские харьковчане «сбрасываются» на строительство в Бруклине памятника жертвам харьковского Холокоста (читай — памятника «жертвам антисемитизма»). Узнав, куда посылать деньги, мы с женой радостно «вывернули карманы». Многие из наших друзей откликнулись на призыв. Но не все успели — деньги, оказалось, практически были собраны. Честь и хвала человеку, «запустившему шапку по кругу»!

Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей
Программа "Вечірні Новини"Вечірні Новини

программа комментарииЛого телеканал Р1
О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • youtube
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2784.79 грн
10 RUB 4.1723 грн
100 EUR 3168.26 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи