Бронзовая медаль харьковчанина Алексея Пригорова и николаевца Ильи Кваши в синхронных прыжках в воду с трёхметрового трамплина стала для украинских болельщиков одним из сюрпризов пекинской Олимпиады. После возвращения домой наш земляк дал интервью «Вечернему Харькову».

— Алексей, перед заключительным прыжком финальной серии вы с Ильёй шли вторыми. Чего, на ваш взгляд, не хватило, чтобы сохранить вторую позицию?

— Имени не хватило. Россиянин Дмитрий Саутин перед нами прыгал вместе с молодым партнером Юрием Кунаковым. Если бы он был не столь именитый, то заняли бы третье место, а мы — второе. Так и должно было быть. Но они за счет имени Дмитрия Саутина вырвали у нас второе место. Я уважаю мнение судей, считаю, что это справедливо: Дмитрий Саутин — легенда прыжков в воду.

— Вы довольны своим выступлением на Олимпиаде?
— Я просто счастлив. Не ожидал, что займу третье место, хотя и шел к этому. Это моя первая Олимпиада, и результат немного ниже тоже вполне устроил бы, но я собрался и показал заслуженный третий результат.

— А с Ильей вы давно выступаете вместе? Вы ведь из разных городов.

— Мы вместе с 11-ти лет. Как-то попробовали — и получилось, выиграли юношеские соревнования. Потом разошлись. Позже я прыгал вместе с Егором Яковенко, мы с ним оба из Харькова, в одном бассейне тренировались. А с Ильёй мы еще в 2005-м выступили неплохо — на чемпионате Европы среди юниоров заняли второе место и пятое на «Гран-при» среди лучших спортсменов мира. Потом мы стали усложнять программу, и усложнили настолько, что главный тренер сборной Украины даже не хотел нас никуда брать. Тогда мы решили остановиться и подчистить технику. Перерыв был связан ещё и с травмой Ильи — мы не прыгали всю первую половину 2007 года, и только со второй половины начали вновь прыгать. В 2008 году наши совместные прыжки участились, усовершенствовалась техника, мы собрали всё лучшее из разных программ.

— Вы ведь могли на Олимпиаду вообще не попасть?

— Могли и не попасть. Буквально в 2008 году занялись подготовкой, так как знали, что у нас шансы есть. Но из-за травмы не поехали на «Гран-при», чтобы обкатать сложную программу, которую мы в первый раз выполняли на чемпионате Украины, и выступили неплохо. А на Олимпиаде очень тяжело психологически (физически-то мы были готовы). Выступать нужно было перед многотысячной публикой. Пришлось побороть страх.

— И как встретила вас пекинская публика?

— Отлично! Они все и за китайцев болели, и за нас тоже. Китайцы вообще молодцы — у них было чисто, уютно, они создали такую атмосферу веселую, чтобы люди не напрягались, спокойно работали.

— Не жалеете о том, что не удалось выступить в индивидуальных прыжках?

— Скажу «нет», потому что надеюсь, в дальнейшем буду выступать. С этого заезда. Ведь там не брали, здесь не брали... А те, кого брали, показали, как они отпрыгали. И я теперь буду добиваться еще лучшего результата. Свою программу подчистил бы, чтобы обрести больше уверенности, и надеюсь и синхрон прыгать, и выступать в личных соревнованиях, как и Илья.

— За олимпийскую бронзу вам полагается 350 тысяч гривен от государства и 30 тысяч – из городской казны. На что собираетесь потратить премию?

— Родителям могу починить частный дом на Немышле. И, в принципе, денег не останется -- там много работы. Но городские власти обещают еще и квартиру. Хотелось бы, конечно. Харьков — большой город, и два всего медалиста — Виктор Рубан и я. Виктору квартиру подарили, думаю, я тоже заслужил. Тем более, это медаль, которой ещё не было в Харькове в таком виде спорта. Но не зря же я 12 лет отказывал себе во всех развлечениях, ущемлял себя во всем, и только отдавался спорту — по семь часов ежедневных тренировок шесть дней в неделю, жил в общежитиях, в квартирах съемных за свой счет.

— Как вы пришли в прыжки в воду?
— На плавание я пришёл где-то с пяти-семи лет. Отец у меня работает в бассейне «Пионер». Но он еще водил меня и на батут. Я уже прыгал там, сальто крутил — вперед, назад, мне нравилось, но я еще не задумывался тогда о том, чтобы поступить в секцию прыжков. Потом в школе был отбор, и я пошел на хоккей — моя мама тогда еще хотела, чтобы я занялся этим видом спорта. Из хоккея через некоторое время вернулся обратно в плавание, так как очень тяжело было, и я не мог определиться. И один тренер — Нонна Васильевна Демина заметила меня и посоветовала родителям, чтобы я попробовал себя в прыжках в воду. И отдала меня к моему первому тренеру Татьяне Витальевне Толчановой. Она поработала со мной полтора года и передала Владимиру Алексеевичу Молчанову. И он меня начал продвигать вперед, я постоянно с ним ездил по разным городам, он давал мне дорогу, за свои деньги всегда брал. Вот так и пошло, и поехало… В 11 лет я попал в Николаев, там большая хорошая база.

— А в Харькове условий нет?

— Вообще нет. Все обещали, говорили, что установят трамплин — это наше основное оборудование, и ничего. Мы с ребятами сбросились, купили трамплин — поломанный, треснутый — за 2 тысячи евро. Это вся группа собирала год, чтобы купить один трамплин, а вообще стоит новый трамплин 6-7 тысяч евро. И ещё плюс установка — тысячи две или три.

— Кстати, недавно вице-мэр Виктор Христоев говорил, что на базе школы Яны Клочковой планируется создать центр олимпийской подготовки по плаванию и прыжкам в воду.

— Да, я об этом знаю. Надеюсь, он сдержит свое слово. Он неоднократно мне помогал выезжать за границу. Благодаря ему, в борьбе с властями Киева, давал мне дорогу на международные соревнования, а это давало возможность почувствовать уверенность в себе и показывать результаты.

— Ваши дальнейшие планы?

— Готовлюсь к чемпионату Украины, он, скорее всего, пройдёт в ноябре в Запорожье.

— Алексей, представьте вашу спутницу.

— Кристина. Моя любимая. Она из Николаева. Мы с ней познакомились полтора года назад. Она молодец — поддерживает меня все время, где бы я ни был на соревнованиях. Убеждает, что я должен верить в себя. Она мне очень помогает психологически. 

Алексей и Кристина

— Кристина, как вы оцениваете выступление Алексея?

— Я в общем-то строго сужу: оцениваю на «четверку», потому что я знаю: он может намного больше. Уверена: через четыре года в Лондоне они будут бороться не за «серебро», так за «золото».

— Сами вы к спорту отношение имеете?

— Когда-то имела. Занималась дзюдо, художественной гимнастикой, но дольше всего задержалась в прыжках в воду. Но потом пришлось оставить, это еще в детстве. Вообще уважаю людей, которые занимаются спортом. Знаю, какой это большой труд, и вижу, как Лёше приходится каждое утро вставать в шесть утра через силу. Идет, тренируется. И все — для достижения своей цели, для прославления Украины. Он вообще очень патриотичный человек.

— Алексей, чем вы увлекаетесь, помимо спорта?

— Мы с Ильёй Квашой еще четыре месяца назад ходили в бильярд играть чуть ли не каждый день. Но потом, перед Олимпиадой, у нас ни бильярда не было, ни каких-то других увлечений. На сборах только телевизор с ним посмотрели — и спать. Буквально все отбросили — думали, что вокруг стола час ходить — это тоже всё-таки нагрузка для ног. Все мысли были лишь о том, чтобы показать достойный результат на Олимпиаде.