Местные власти наложили суровое вето на индийскую вакцину против кори и краснухи, которую предложила нашей стране Всемирная организация здравоохранения. Но прививать все-таки будут.

Только по-харьковски. В Департаменте охраны здоровья и социальных вопросов разработали собственную схему вакцинации.

Приказ МООЗ город готов выполнить. Но перед вакцинацией чиновники сформируют реестр всех харьковчан в возрасте от 16 до 29 лет, каждого из них протестируют, выявляя потребность в дополнительной внеплановой вакцинации. Причем прививать обещают не индийской, а французской и бельгийской вакциной. 5 миллионов на закупку тест-систем и вакцин городские власти готовы выделить из местного бюджета. 

— В Харькове индийская вакцина против кори и краснухи применяться не будет, — категорически заявил директор Департамента охраны здоровья и социальных вопросов Игорь Шурма. — Это окончательное решение. 

Почему городские власти решили перед вакцинацией протестировать молодежь? Внеочередная дополнительная или внеплановая вакцинация, которую предложила ВООЗ, абсолютно не отвечает украинским нормативам, считает Игорь Шурма. В соответствии с календарным планом, зарегистрированным в Минюсте, вакцинацию проводят всем детям на первом году жизни с помощью препарата, в составе которой есть вакцины от кори, паротита и краснухи. 

Игорь Михайлович уверяет, что в специальной литературе указано: дополнительная иммунизация против кори требуется лишь 16% людей, против — 3%. Кроме того, вакцинация юношей против краснухи вообще не показана. Сегодня в Харькове 313 тысяч молодых людей в возрасте от 16 до 29 лет: около 52% — девушки и 48% — парни.
— Зачем городу дали 390 тысяч доз поливакцины, если нужно привить лишь 16% детей от кори и 3% от краснухи? — спрашивает Игорь Шурма. 

У главного санитарного врача области Ивана Кратенко другие данные о количестве людей, не имеющих иммунитета против краснухи и кори. Таких, по его словам, как правило 60%. 

— Согласно закону о санэпидблагополучии, такие мероприятия государственного масштаба проводит Министерство здравоохранения и центральные органы власти, а не местные органы власти, — возражает Иван Кратенко. — Если распоряжение Минздрава не будет выполняться или город будет делать вакцинацию по своей системе — это нарушение закона. Не думаю, что господин Шурма и наши уважаемые руководители города будут нарушать закон. 

— Иван Сергеевич, кто в Харькове возьмет на себя ответственность за последствия вакцинации? 

— У погибшего мальчика из Краматорска были противопоказания против вакцинации, но в Донецкой области медики действовали по социалистическому принципу «Пятилетку — за два года» и недосмотрели. Я уверен, что у нас подобное не произойдет: мы провели очень серьезную работу с медиками и не спешим, как в Донецке. Наши специалисты будут очень внимательно изучать подлежащий вакцинации контингент. 

— Есть мнение, что за время расследования вакцина могла испортиться: в районах отключают свет, не работают холодильники, где она хранится… 
— Вся вакцина Харьковской области хранится в холодильниках в облСЭС. Мы обращались в «Энергосбыт», и у нас свет не отключали ни разу. Нас еженедельно проверяет 
фармацевтическая инспекция, препарат хранится в надлежащих условиях. 

— Скажите, а сколько всего людей в Украине погибло от кори? 

— В 2005–2006 годы в Украине было зарегистрировано 45 тысяч случаев заболевания корью, пять — закончились летальным исходом. В нашей области в эти годы были зарегистрированы 2,5 тысячи заболевших, летального исхода не было. 

— За два года — пять смертей, зато в первые же дни вакцинации сразу умер мальчик. Разве такие последствия соизмеримы? 

— Данные о смерти от кори далеки от реальности. Наши медики часто пишут: «умер от пневмонии, от энцефалита», но не указывают, что на самом деле это осложнение, которое дала корь. А смерть мальчика — это трагическая случайность. На моих глазах лет 30 назад умер человек, которому перед удалением зуба ввели обезболивающее. Но после этого зубы удалять не перестали. Где логика: трагическую случайность подняли на щит, и мы откажемся от вакцинации, чтобы умерли десятки, а может, сотни людей в Украине? 

— А как быть с двумя сотнями детей, оказавшихся после вакцинации на больничных койках? 

— Такова психика детей: когда они узнали о смерти мальчика — многие почувствовали себя плохо. Врачи в Донецкой области перестраховались. У медиков есть принцип: если человек жалуется — лучше положить его на койку. Коллеги мне рассказывали, что дети были практически здоровы. И по телевидению показывали: ребята в стационарах веселые, бегают по больнице. После вакцинации возможны местные и общие реакции на прививку: головная боль, недомогание, легкое повышение температуры. В данном случае людей можно было даже не госпитализировать. 

— Но после вакцинации от кори и краснухи девушкам, причем в самом детородном возрасте — от 16 до 29 лет — полгода нельзя беременеть. Получается, что в области на целых полгода образуется огромная демографическая дыра? 

— Если не привить от краснухи — ребенок может иметь врожденные уродства развития, причем те, которые препятствуют его дальнейшей жизнедеятельности. А полгода — это небольшой срок. К тому же девушки в возрасте от 16 до 29 лет беременеют редко. По статистическим данным, сейчас харьковчанки беременеют после 30 лет: сначала хотят сделать карьеру, укрепить материальную базу. Поэтому я проблемы не вижу. 

— Иван Сергеевич, по вашим данным, у 60% харьковчан нет коревого иммунитета. Но что делать с 40% людей, у которых он есть: зачем им зря внедрять вакцину? 

— Анализы на наличие иммунитета намного дороже, чем прививка, и в Украине такие анализы пока не делаются. Но мы говорим о популяционном иммунитете. Прививку всей популяции делают везде, в том числе и в передовых странах Европы. Чтобы не было эпидемии — нужно привить не меньше 95% членов популяции, чтобы иметь иммунную прослойку. Из 600 тысяч людей в Харьковской области нужно привить не меньше 500 тысяч людей: у 5%, как правило, бывают противопоказания.

Мнение министра

Политика в ампулах с вакциной? 

Министр охраны здоровья Украины Василий Князевич считает, что в антивакцинальной кампании больше политики, чем задекларированной заботы о здоровье нации, поскольку Генпрокуратура Украины еще не завершила следствие и судмедэксперты не назвали окончательный диагноз смерти юноши из Краматорска. Нет и консолидированного заключения экспертов, в том числе международных; не заслушан отчет временной следственной комиссии в парламенте. 

— Антивакцинальные кампании происходили во многих странах. Их целью всегда были меркантильные бизнес-интересы, а чаще всего — политические последствия. В первую очередь — это привлечение электората, который поверил во вред вакцинации и готов выбирать во власть тех политиков, которые будто бы защитят его от прививок, — уверяет Василий Князевич на сайте Минздрава. — Именно таким походом за голосами в эту предвыборную пору обусловлена бешеная, хорошо профинансированная и скоординированная антивакцинальная кампания. 

Следствием такой кампании станут эпидемии и смерти, предрекает министр. Население отказывается уже не только от дополнительной, но и от плановой вакцинации. Василий Князевич официально заявил, что качество вакцины еще раз проверено и подтверждено в Украине и в независимой французской экспертной лаборатории. Проанализированы результаты более 113 тысяч проведенных прививок, из них зафиксировано лишь 0,007% поствакцинальных реакций. Минздрав Украины готов доказывать свою правоту в судебном порядке.