Теперь попасть в фан-сектор стадиона «Металлист» могут не все. Вот уже почти месяц, как введен индивидуальный фейс-контроль, и за порядком на матчах следят сами фанаты.

У движения фанатов в Харькове не такая богатая история, как в Киеве или Донецке. Однако успехи «Металлиста» на внутреннем чемпионате в последние три года способствовали бурному развитию фанатского движения. Теперь даже на любом массовом празднике в городе можно увидеть группу людей в желто-голубой экипировке, скандирующую: «Металлист!». 

А уж во время игр поведение наших фанатов эмоциональностью напоминает итальянских тиффози, а организованностью — английских поклонников игры миллионов. Правда, с последним утверждением до недавних пор поспорили бы харьковские стражи порядка. Им то и дело приходилось выводить со стадиона молодчиков, использующих пиротехнику и скандирующих откровенно фашистские слоганы. Кстати, организованные фаны в один голос утверждают: мол, они тут ни при чем. Просто в какой-то момент в фан-секторе якобы появляются неизвестные люди и начинают хулиганить, специально провоцируя сотрудников милиции. 

— С появлением фэйс-контроля при входе в фан-сектор внедрение подобных диверсантов будет невозможным, — считает представитель одной из фан-группировок с трехлетним стажем Сергей. — Члены фан-группировки хорошо знают всех своих, и новые люди сразу заметны. Особенно когда они не знают текстов речевок и стоят молча. Ведь мы поем и скандируем на протяжении всех 90 минут матча. 

По новым правилам, сами фанаты обеспечивают порядок в своих секторах. Милиция не вмешивается. Правда, дав такое обещание почти месяц назад на встрече с фанатами, начальник облуправления МВД в Харьковской области Виктор Развадовский предупредил, что если фанатам не удастся самим усмирить хулиганов, то милиция не будет пускать их на стадионы. Кстати, такая практика давно успешно применяется в Донецке на РСК «Олимпийский», где присутствие милиции ограничивается только входом в сектора. И вот теперь первые успехи демонстрируют харьковские фанаты: с конца августа пока не было ни одной провокации.