Отец погибшей в Харькове на аттракционе «Матрица» львовянки Ольги Жагаляк требует компенсации полмиллиона гривен, чтобы построить два храма.

В Дзержинском райсуде Харькова прошло первое заседание по делу о гибели студентки из Львова Ольги Жагаляк. 8 апреля она и еще девять львовских студентов приехали на празднование Дня физфака в ХНУ им. Каразина. Харьковчане повели гостей в парк им. Горького, где девушка выпала из аттракциона «Матрица». 

В суд приехали отец Ольги Иван Жагаляк, а также свидетели трагедии: трое студентов ЛНУ им. Франка и студентка ХНУ им. Каразина. 

Акопян вину признает, но считает себя невиновным 

Гособвинитель Иван Семинякин озвучил, что подсудимый, главный инженер аттракциона Герасим Акопян, обвиняется в том, что не обеспечил безопасность на аттракционе и не убедился в надежности фиксирующих устройств, в результате чего погиб человек. И предъявил обвинение по ст. 367 ч. 2 УК — «Служебная халатность» (от 2 до 5 лет лишения свободы). 

Герасим Акопян заявил, что вину признает, но тут же добавил, что ни в чем не виновен:
— Я посадил людей, закрыл защелки, запустил аттракцион, после чего увидел, как упала девушка, выключил мотор, позвонил в «скорую». Она встала, как только кабина сделала несколько оборотов. Позже не получилось бы — аттракцион так раскручивается, что центробежная сила придавила бы ее к сидению. А она, видимо, испугалась, когда кабина начала вращаться, и встала. Ее развернуло и выбросило из аттракциона. 

Но студент из Львова Андрей Кучанский утверждает, что он, парень с хорошей физподготовкой, сам чудом удержался тогда на аттракционе. 

— Нам никто не объяснял правила поведения, когда мы заплатили за вход. Сели в аттракцион, Оля находилась недалеко от меня. Когда все закрутилось, Оля начала сползать вниз. Я пытался ее удержать, но не смог. Она выскользнула и выпала. 

Харьковчанка Екатерина Доброносик добавляет:
— Перед нами из аттракциона вышли две девушки и сказали: «Лучше на нем не катайтесь». После нескольких оборотов я поняла, что удержаться очень трудно. Оглянулась туда, где сидела Оля, но ее уже там не было. 

Кто же виноват? 

Свидетели в один голос утверждают: на аттракционе помимо Герасима Акопяна был и другой человек, похожий на него внешне, он и рассаживал всех по местам. 

Поначалу сам Герасим тоже признал, что там был его брат. Но через минуту поменял показания и взял всю вину на себя — и за несанкционированный запуск аттракциона
без соответствующего разрешения, и за то, что на пробный запуск брал за вход деньги (с каждого по 15 грн.), не выдавая билетов. 

Если все же удастся установить, что брат присутствовал, то за гибель девушки придется отвечать им обоим. Кстати, брат обвиняемого Гарик Акопян является директором аттракциона. Он и назначил главным инженером трех аттракционов Герасима — человека со средним образованием, который до этого освоил три профессии: работал сапожником, взбивал сладкую вату и продавал попкорн. Впрочем, Герасим утверждает, что перед получением инженерной должности окончил двухнедельные курсы по безопасной эксплуатации аттракционов в специальном учебном центре. 

Но отец Ольги считает, что в гибели Ольги виновен не только Акопян. 

— «Скорой» не было 40–45 минут, — говорит он. — Она простояла 20 минут возле закрытого шлагбаума (на въезде в парк Горького). Все это время Оля была в сознании и даже в больнице разговаривала. За это время потеряла 50% крови, из-за чего произошло отмирание тканей и внутренних органов. После первой операции врачи не заметили разрыва печени и влили ей новую кровь. Когда подключились очень известные врачи, было уже поздно. 

Отец требует компенсации 

Иван Жагаляк требует компенсации материального ущерба в 40 тыс. грн., а морального — в 500 тыс. грн.:
— Все средства я отдам на строительство двух церквей — во Львове и в Харькове.