25 октября исполняется 67 лет, как началась оккупация Харькова немецко-фашистскими захватчиками. События тех дней восстановил в своей книге «Харьков в огне сражений. Забытый 41-й» московский военный историк Владимир Мельников.

— О чем книга, Владимир Михайлович? 
— Обо всем: о мужестве и трагедии, героизме и трусости, высокой ответственности за порученное дело и разгильдяйстве. Это, наверное, наиболее полная хронология первых боев Красной Армии за Харьков и его оставлении. 

— Откуда черпали информацию? 

— Книга основана на боевых документах частей и соединений Красной Армии, которые я изучал в Подольском военном архиве Минобороны России. Это свидетельства командиров, которые составлены в условиях боевой обстановки, поэтому имеют особую ценность. Кстати, когда брал в руки папки с документами, видно было, что до меня их вообще никто не держал. 

— Почему об этой теме известно так мало? 

— Правда была никому не нужна. В свое время маршал Советского Союза Георгий Жуков так об этом сказал: «… История Великой Отечественной войны абсолютно неправдоподобна… Это не история, которая была, а история, которая написана. Кого надо прославить, о ком надо умолчать…» 

В четвертом томе истории второй мировой войны боевым действиям за Харьков в 1941 году посвящено всего четыре с небольшим строчки. Вот они: «25 октября 6-я немецкая армия овладела Харьковом. …Харьков был оставлен после ожесточенных уличных схваток, длившихся пять суток. Немецкие дивизии потеряли здесь половину своего состава». 

— А разве не так было? 

— Не совсем так. Непосредственно Харьков обороняли всего два дня — 24 и 25 октября. Об этом Сталину докладывал маршал Тимошенко. Причем он уточняет, что противник наступал с запада двумя пехотными дивизиями прямо на город и одновременно пытался охватить Харьков с севера и юго-запада. Оборонявшие город на флангах части 216, 212 и 300 стрелковых дивизий отошли к железной дороге, пересекающей западную часть города. Причем и ночью враг продолжал атаковать. Наши части пытались контратаковать, препятствуя окружению, но все-таки 25 октября в 22.30 вынуждены были оставить город, выйдя на рубеж: Знаменка, Подольск, Муром, Липцы, Зидьки, Лиман. 

— Откуда же появилась версия о четырех днях боев за город? 
— Ее автор — начальник Харьковского гарнизона генерал-майор Иван Маршалков. Причем придумал ее через десять дней после окончания боев. Видимо, хотел показать с лучшей стороны деятельность Военного совета 38-й армии и командования Харьковского гарнизона. Оставление такого города, как Харьков, без надлежащего сопротивления могло вызвать у товарища Сталина и его окружения много вопросов. 

— А были прецеденты? 

— В то время как раз шло следствие в отношении командующего Орловским военным округом генерал-лейтенанта Александра Тюрина, который 3 октября 1941 года сдал без боя Орел. 

К тому же Иван Маршалков вряд ли забыл, как до этого его безо всяких оснований сняли с должности командира дивизии, а затем исключили из партии, обвинив в троцкизме.
Поскольку дату оставления Харькова изменить было невозможно, было принято решение увеличить сроки обороны на сутки. Чтобы чем-то заполнить этот день, выдумывается успешная атака остатков частей гарнизона, поддерживаемая тремя танками против целой дивизии противника, захватившей к этому времени практически весь город. 

— Сплошные вымыслы… 
— К сожалению, такова была действительность Великой Отечественной войны. Все врали безудержно: и маршалы, и генералы, и офицеры. Работая с архивными документами, видно, как доклад командарма вышестоящему начальнику не имеет ничего общего со сведениями, полученными от подчиненных командиров дивизий. Это была распространенная практика.
Я подсчитал, что в боях за Харьков войска потеряли не меньше 13 тысяч человек, а командарм 38-й армии пишет о 800 погибших на всей территории Харьковской области и Харькова. Хотя комдив докладывает ему, что потерял 10 тысяч солдат и офицеров.
Рассказывая неудобную правду, я вижу свою задачу не в том, чтобы лить грязь на историю, а отдать должное всем героям. Конечно, главное, что наш народ победил в той войне, но какой ценой — тоже немаловажно.


Как обороняли Харьков

Общая протяженность харьковских баррикад в 1941-м — 16 тысяч погонных метров. Весь трамвайный парк (420 вагонов) и 12 троллейбусов тоже выставили как заграждение. В городе и его окрестностях заминировали 51 мост. 

Советское командование не планировало долго оборонять город. К тому времени войска потерпели поражение на Брянском и Южном фронтах, и чтобы гарнизон Харькова не оказался в «мешке», ему было приказано покинуть город до 25 октября. 

Обороняли Харьков 216-я стрелковая дивизия (11 тысяч человек), которая сформировалась перед боями за Харьков, и 57-я отдельная бригада НКВД. Личный состав дивизий был не обстрелян и плохо подготовлен. В первый день боев командир дивизии проявил трусость и его заменили.


Владимир Михайлович Мельников

Владимир МельниковРодился 14 августа 1957 г. в г. Липки Тульской обл. Жил и учился в Харькове. В 1974-м поступил в Харьковское гвардейское высшее танковое командное училище, проходил службу в армии на различных командных должностях. С 1995 по 2000 гг. командовал 12-м гвардейским танковым полком Кантемировской дивизии (г. Москва).
С отличием окончил Военную академию бронетанковых войск им. маршала Малиновского, Российскую академию госслужбы при президенте РФ. Награжден орденом «За военные заслуги». Кандидат исторических наук. Автор двухтомной монографии «Трагедия и бессмертие 33-й армии». Сейчас работает над историей всех сражений, гремевших на территории Харькова и области во второй мировой войне.