У нас из кранов фактически течет речная жидкость. Конечно, прежде чем подать в сети, ее очищают и дезинфицируют и в лаборатории КП «ПТП» «Вода» уверяют, что вода вполне пригодна для питья. Но многие боятся даже умыться водой из крана.

Вода идет до Харькова по трубам три дня 

Вода в дома харьковчан поступает из Печенежского и Краснопавловского водохранилищ. Печенеги шире, а Краснопавловское глубже, но по объему воды они примерно одинаковы: по 400 куб. км. И оба созданы искусственно. Сооружение Печенежского на реке Северский Донец происходило с 1958 по 1964 гг. Краснопавловский водоем решили устроить, когда воды уже стало не хватать, да и качество печенежских вод начало ухудшаться. 

96 предприятий Советского Союза были задействованы в создании водохранилища и строительстве 155-километрового водопровода в Харьков. Чтобы направить воду из канала «Днепр — Донбасс» в огромный овраг, из расположенного там села отселили людей, населенный пункт затопили вместе с домами. Посреди водоема построили насосную банку многометровой глубины. Отсюда вода и начинает свой трехдневный путь из Краснопавловки к Харькову. 

После закачки из водоема она проходит через очистные сооружения, где подвергается хлорированию и фильтрованию, а потом распределяется по трубам в разных направлениях. В частности, днепровские воды Краснопавловки подаются на Баварию, ул. Клочковскую и в часть Киевского района. А во время диканевских событий водоснабжение города несколько дней держалось исключительно на этом источнике. 

— В производственном управлении водопроводного хозяйства «Днепр», расположенном на берегу Краснопавловского водохранилища, провели ряд мероприятий, позволивших экономить электроэнергию и химреагенты для очистки воды. Один только регулятор частоты вращения электродвигателей дал экономию в 22–25%, — говорит главный инженер КП «ПТП «Вода» Владимир Паболков. — Внедрение программы ресурсо- и энергосбережения позволило нам за последние два года сэкономить 30 млн грн. Если еще пять лет назад предприятие потребляло в сутки 1,3 млн кВт/ч, то теперь в среднем в два раза меньше. Однако рост цен на электроэнергию и реагенты существенно бьет по карману. 

Впрочем, на качество воды нехватка средств пока не влияет, заверяют в КП «ПТП «Вода». 

Воду в Харькове проверяют по 86 показателям 

— Наша лаборатория — единственная сертифицированная в Украине, имеющая государственную аккредитацию на контроль качества питьевой воды по европейским стандартам, — рассказывает начальник лаборатории санитарно-эпидемиологического контроля качества воды Харькова КП «ПТП» «Вода» Владимир Кобылянский. — До сих пор у нас действует архаичный ГОСТ 1982 года, он требует проверки лишь 28 показателей оценки качества воды. Харьковская лаборатория контролирует 86. 

За вирусным загрязнением лаборатория ежедневно следит с 1996 года. За год здесь делают около тысячи анализов. До сих пор не было ни одного случая выявления гепатита А, уверяет начальник лаборатории: хлор добивает незримую инфекцию. А вот что касается паразитов (чаще всего лямблий) — хлорирование воды не дает 100% гарантии их уничтожения. Владимир Кобылянский не отрицает: паразиты из водоема имеют шанс проскочить в питьевую воду. Но за год работы паразитологического отдела ни одного «червячка» лаборатория не обнаружила. 

— Паразитологический контроль сложен и неоднозначен. Если на литр воды найдется хоть один микроорганизм — аналитик должен его «поймать», — разъясняет особенности «охоты» Владимир Кобылянский — Одна проба воды исследуется неделю: капля за каплей просматривается под микроскопом. Заменить аналитика прибором невозможно: паразитов нужно увидеть глазами. По мировой статистике, паразитарные микроорганизмы в питьевой воде время от времени обнаруживаются. 

Но самые опасные токсичные и канцерогенные соединения — органические вещества. Действующий ГОСТ «Вода питьевая» не регламентирует их содержание, но пять лет назад в нашей лаборатории создан сектор, контролирующий нефтепродукты, пестициды, моющие средства. Свинец, никель, кадмий, кобальт попадают в воду в основном из гальванических производств. Воду исследуют на бензопирен — яд, способный спровоцировать онкологию. В лаборатории ежедневно контролируют 22 тяжелых металла (ГОСТ проверяет лишь шесть, причем дважды в год). Проверяют и наличие радиоактивных цезия, радия, йода, кобальта, радона, урана, плутония, америция. 

— В 1986–1988 годах концентрация радиоактивных веществ повышалась за счет выпадения радиоактивного йода. Но потом радиологические показатели харьковской воды были стабильны: в нашем регионе на ее качество чернобыльские следы не повлияли. 
Концентрации радиологических веществ не превышены. Стронция в воде Северского Донца и Краснопавловского водохранилища мы почти не находим, — уверяет заведующий физико-химическим и радиологическим отделом лаборатории Сергей Лучанинов.
До распада промышленности харьковскую воду «пачкали» в основном белгородские химпредприятия, но теперь ее качество улучшается. 

— Меня удивляет, когда говорят, что наша вода плохого качества: более полного контроля нет нигде в Украине. Все 100% отобранных за сутки проб не могут быть стандартными. Советский стандарт вообще не устанавливал нестандартных проб, но по нормативам США ГОСТу могут не соответствовать 5% проб. Уже 26 лет мы укладываемся в 5%,что позволяет гарантировать потребителям безопасность, — уверяет Владимир Кобылянский. 

Озонирование нам не светит 
— Если мы перестанем хотя бы на час-два хлорировать питьевую воду — мгновенно возрастет риск микробиологического (вирусного, бактериального и паразитарного) загрязнения, — уверен Владимир Кобылянский. — А хлорный запах, который так претит харьковчанам, — это гарант безопасности в инфекционном плане. Тревожить должно как раз отсутствие запаха хлора. Даже ГОСТ нормирует содержание хлора именно в пределах, когда появляется хлорный запах. 

Десять месяцев в году харьковская вода соответствует украинским нормам, в остальные, летние месяцы — более мягким американским: максимальное содержание по украинскому стандарту — 60 мкг хлороформа на литр, в США — 100 мкг. Многие страны вредному хлорированию воды предпочли озонирование. Но «продвинутый» способ обеззараживания воды нам не светит: озонаторная станция Харькову не по карману, а кроме того, считает Владимир Кобылянский, озон опаснее хлора. 

— Страны, которые перешли на озонирование, в том числе и США, сейчас повально возвращаются к хлорированию. Оказалось, что во всех природных водах содержатся бромиды, и при озонировании воды образуются очень канцерогенные броматы. Но если хлорированная органика легко удаляется активированным углем (любой наш абонент может поставить себе фильтр с активированным углем, чтобы удалить хлор), то броматы нельзя никак удалить, — предупреждает начальник лаборатории КП «Вода». 

Но что говорят в СЭС? 
В этом году горСЭС исследовала пять тысяч проб из городского водопровода и нашли 3,4% нестандартных проб. Отбор ведут «на входе и на выходе»: мониторят воду, которая только приходит в город, из резервуаров на контрольных точках в Ледном и Лосево и ту, которая, пройдя по километрам труб в черте города, поступает к потребителю. 

— Наибольший процент нестандартных проб по санитарно-химическим показателям связан с содержанием в питьевой воде железа и ее мутностью. Причина кроется в качестве инженерных сетей: происходит вторичное загрязнение воды из-за порывов или ветхости труб, — комментирует завотделом коммунальной гигиены горСЭС Владлена Гарник. — В течение года в тупиковых колонках было несколько единичных находок: антигены вирусов гепатита А. После принятых мер их больше не находили. 

И все же Владлена Владимировна рекомендует пить альтернативную воду, а если нет такой возможности — отстаивать водопроводную и кипятить пять-десять минут. 


                                   Марина Ефанова, Дмитрий Колоней, для «Вечернего Харькова»