В Харькове готовится к печати Национальная Книга Памяти жертв голодомора 1932-1933 годов.

В Книгу Памяти войдут по тому от каждой области Украины, где был голодомор, в том числе и Харьковской, куда раньше входили 78 районов. В ней — фамилии и имена погибших от голода, их краткие биографии. 

— Умирали вначале самые слабые — дети и старики, — рассказывает заведущая редакционно-издательской группы Харьковского тома серии «Реабилитированные историей» Людмила Ровчак. — В госархивах Харьковской области указано: умерших — 128 тысяч 499 человек. 

Документы долго находились в Минюсте, и только в этом году истек срок хранения, их передали госархиву и они стали доступны. 

— Специальные директивы по Харьковской области предписывали: «…изъять книги регистрации смертей с ноября 1932 года по 1933». Причиной называли якобы некачественное заполнение бланков. Дело в том, что все записи производились на печатных бланках, где от руки вписывали имена жертв голодомора. Часто фамилии, имена были указаны с ошибками, так как записывали людей на слобожанском наречии,— говорит Людмила Ровчак. — Но на самый верх с грифом секретности документы передали с указанием пересмотреть формулировку причин смерти. 

Помимо работы в архивах создатели Харьковского тома Книги Памяти организовывали экспедиции, подключали краеведов. Собрали более пяти тысяч свидетельств очевидцев. Помогали студенты, библиотеки, исторический музей. 

Анастасия Андреевна Момот, 1925 года рождения, уроженка села Циркуны Харьковской области, хорошо запомнила 1932 год, потому что ее, семилетнюю девочку, мама постоянно кормила борщом изумрудного цвета из лебеды. Хотя женщина уверена — жить надо не прошлым, а настоящим. 

— Сейчас голодомор может случиться в любой день, потому что согласия нет в головах там, наверху, — вздыхает Анастасия Андреевна.