На выставке, посвященной голоду 1932-1933 годов, представлены рассекреченные документы СБУ, Харьковского областного архива, материалы Украинского института национальной памяти, Всеукраинского общества «Мемориал».

— Смертность от голода скрывалась, поэтому ее приписывали различным болезням, — говорит историк и журналист, автор книги «Столица отчаяния» Тамара Полищук. — «Среди болезней фигурировала и аббревиатура ББО. Исследователи установили, что за ней скрывался «безбелковый отек» Иными словами — люди пухли от голода. Есть свидетельства, что команды, собиравшие трупы с улиц Харькова, подбирали и еще дышавших, мол, зачем же ходить дважды? 

Среди представленных документов — постановления о раскулачивании, приказы о хлебозаготовках, размеры которых все увеличивались, инструкции по борьбе с кулацким влиянием в колхозах. Однако наибольшее впечатление производят свидетельства еще живых очевидцев голода. Хлеб в те времена если и удавалось достать, то за большие деньги — до 50 рублей за буханку (согласно спискам конфискованных вещей, их общая стоимость была эквивалентна двум буханкам). 

— Ели все. Березки и липы стояли голые. Очень горькой была мука из листьев липы. Ели стебли травы. Некоторые ловили сурков, котов, ежей и варили из них приварок. Были и случаи людоедства, — вспоминает Василий Ященко из Валок. 

Начальник управления культуры и туризма облгосадминистрации Нина Супруненко говорит, что лишь сообразительность ее деда спасла семью от гибели. Родители рассказывали ей, что, смешав зерно с половой, он спрятал его от отряда заготовителей. Проданный Георгиевский крест помог выжить семье Гонтарей. 

Для многих тема голода была табу на многие годы, и рассказать о ней они решили лишь недавно.