Все, от кого зависит утверждение конечной цифры, до сих пор не сошлись во мнении, до какого уровня повысить цену жетона.

— Тариф должен быть посильным для людей и экономически обоснованным, — выражает позицию городских властей секретарь горсовета Генадий Кернес. — Говорить об окончательном решении, какая будет цена, мы не можем, пока не закончится проверка экономической обоснованности тарифов. Мы предварительно рассматриваем этот вопрос, но это компетенция облгосадминистрации, и окончательное решение за ней. Мы готовы принять метро в коммунальную собственность города, и тогда уже сможем учитывать все «за» и «против» при формировании новых тарифов на проезд. 

Но окончательных выводов нет пока и у областных чиновников, хотя там тоже соглашаются: нужно учесть и экономические аспекты, и социальные. 

— Этот вопрос еще обсуждается, и назвать определенную цифру пока нельзя, — сообщил начальник ГУ промышленности, транспорта и связи Харьковской облгосадминистрации Владилен Вавилов. — Цифра может измениться как в большую, так и в меньшую сторону. 
Тариф в 1 грн. 90 коп. был сформирован на основании экономической целесообразности тарифа, но нужно еще учесть и социальную составляющую. Пока в тариф включена реализация инвестиционных программ развития метрополитена, и снижение уровня тарифа возможно за счет отказа от них. Но развитие метрополитена откладывать нецелесообразно. 

По информации Владилена Вавилова, в Минтрансе еще обсуждают возможность передачи подземки в коммунальную собственность Харькова. 

— Но непонятно, кто в этом случае будет финансировать строительство метро, — подчеркнул Владилен Вавилов. 

А вот горожане, похоже, готовы платить не больше гривны. 

— Пусть будет рубль, — категорична уборщица Люба. 

— Если уж решили повышать, то до гривны, — согласен с ней охранник Александр. 

— Думаю, что до гривны, — поддерживает и специалист по железнодорожным перевозкам Олег. 

— Где-то гривна двадцать пять. Если больше — будет уже немного тяжеловато для семейного бюджета. А лучше пять копеек, как раньше, — признался лишь Евгений, офисный работник.