Для кого праздник, а для кого — самые что ни на есть трудовые будни. В этом году, как выяснилось, пригласить людей в сказку оказалось намного сложнее, чем раньше.

Секрет сказочного долголетия 

Уже 55-й Новый год встретил Генеральный Дед Мороз Слобожанщины Евгений Фролович Плаксин (на фото) в образе главного праздничного персонажа. А «посвятился» в этот образ, можно сказать, по неприятной случайности. 

— С 1952 на 1953 год я маленьким мальчиком пришел с мамой на елку во Дворец имени Постышева, — вспоминает Евгений Фролович. — Выдали мне билет. На нем изображена девочка, которая пишет: «Дорогой товарищ Сталин поздравляет тебя с Новым 1953 годом!». А сбоку — отрывной талончик на получение подарка… которого у меня почему-то не оказалось, он был уже оторван. Естественно, Дед Мороз развел руками и сказал: «На нет — и суда нет». Я так ревел — на весь дворец. Мы же невероятно бедно жили после войны, и, конечно, для меня лишиться подарка было на грани трагедии. Мама тащила меня на улицу, а я вырвался, вытер слезы, успокоился, подошел к этому Деду и сказал: «Ты плохой Дед, злой. Я вырасту и стану настоящим Дедом Морозом и буду дарить подарки!» Тогда же вместе с мамой мы соорудили мне костюм Деда Мороза. И с тех пор — с 1953 на 1954 — я всегда встречал Новый год уже в этой роли. А коварный «билет без подарка» храню до сих пор. 

Теперь Евгения Плаксина с нетерпением ждут ребятишки и на утренниках в том самом Дворце детского и юношеского творчества, и на главной городской елке на площади Свободы, и в детсадах. 

— Я не понимаю Дедов Морозов, которые считают это лишь подработкой. Для меня всегда важен сам процесс общения с детьми. Недавно на одном из представлений смотрю — из-за мамы выглядывает мордашка. Надо было видеть эти глаза, в них одновременно — и страх перед НАСТОЯЩИМ Дедом Морозом, и радость, и восторг… Вот ради этого стоит работать… 

О новогодних встречах с детворой Генеральный Дед Мороз Слобожанщины может рассказывать часами. И столько любви, нежности, доброты и радости в его словах, что усомниться в подлинности этого Деда Мороза просто невозможно. 

— В этом году буквально на первой елке подошла ко мне малышка и протянула шар. А мне и брать-то его некуда — тут микрофон, там посох. Кое-как схватил его под мышку, так весь праздник с ним и пробегал, притащил домой, — улыбается Евгений Фролович. — А несколько дней назад, когда мы со Снегурочкой вели елку, к помосту подошла маленькая девочка и что-то протянула ей в ручонке. Смотрю — колечко. Потом кроха снимает с руки второе и протягивает мне… Вот как ребенок интересно реагирует на наше выступление. И эти колечки мы, конечно, сохраним. Была еще одна смешная ситуация. Прибыл на елку во Дворец крошечный «заяц» — ну, малыш в костюме, с такими длинными ушами. Носится как угорелый, уши эти — в разные стороны. И вдруг… растянулся посреди зала как раз во время массовых танцев. Ему на ухо наступили — он встать не может, поднимется и снова падает. Но не плакал… А на одном из утренников одна малышка забиралась по посоху, как по канату, чтобы посмотреть на меня поближе. Чувствую, что не могу оторвать его от пола, а борода мешает разглядеть, что там внизу. 

А еще дети пытаются Деда Мороза подкармливать. Евгений Фролович вспоминает, как девчушка не хотела уходить, пока Дедушка не примет от нее пачку вафель, она специально ему принесла, потому что «он уходит в лес — там нечего есть, холодно, а Снегурочка ничего не приготовит…» 

Раскрывая секрет дедмо-розовского долголетия, Евгений Плаксин говорит, что человек должен любить не брать, а отдавать. 

Деду Морозу пришлось бороться с кризисом 

В один из последний рабочих дней перед Новым годом дверь в редакцию «Вечернего Харькова» распахнулась и… на пороге появился высокий Дед Мороз в голубой шубе до пят, отороченной серебристым «мехом». В одной руке — сказочный посох, в другой — корзина с подарками. «С Новым годом!», — провозгласил он, галантно пропуская вперед миловидную Снегурочку. Напряжение последних, наверное, самых тяжелых в минувшем году дней как рукой сняло. Все оторвались от компьютеров и смеялись, как дети… 

— Кризис на людях сказывается. Заходишь в разные учреждения — все такие, я бы сказал модным сленгом, «притрушенные»: сидят озабоченные, хмурые, роются в бумагах,.. — делится впечатлениями Дед Мороз Денис. — И тут — мы со Снегурочкой. «Притрушенность» осыпается, и люди начинают реагировать — радуются, угощают… Самые гостеприимные — женщины на периферии: ни за что не отпустят, пока не накормят…
Молодому Деду Морозу трудно отказаться от рюмки 
Дед Мороз и Снегурочка зашли в подъезд нашего дома, чтобы поздравить соседских детишек. Оба — молодые ребята. Александр в этом году «дедморозил» впервые. 

— Как я ошибался, думая, что Дедом Морозом быть легко, достаточно надеть красную шубу и белую бороду. Оказалось, что найти нужные слова и для ребенка, и для большого начальника, и для пожилого человека, и для продвинутой молодежи — очень непросто. 
Перед современными детьми, не верящих в чудо и Деда Мороза, хоть пой, хоть пляши, хоть подарки щедро раздавай — скептицизм и разочарование на их лицах не возместит никакой гонорар. 

Со взрослыми другая проблема — все норовят затащить Деда Мороза к столу и опрокинуть с ним стопочку. 

— Чего мы со Снегурочкой-Маринкой только не придумывали… Например, на корпоративе научных работников мне с умным видом пришлось рассказывать, что водка нам противопоказана, так как согревает, и мы можем растаять. «А это в наши планы не входит — мы еще не всем детишкам подарки вручили», — поддакнула «внучка». Как ни странно, физики нам «поверили» и со смехом отпустили… — признался Дед Мороз Александр.