Бостонский госпиталь принял украинскую героиню под честное слово Сергея Самборского.

Пятилетняя украинская героиня, вынесшая из огня двухлетнюю сестру и получившая 80 % ожогов, уже бегает и познает американский мир. О выздоровлении Насти Овчар мы регулярно информируем наших читателей. А помогает нам «свой человек в чужой команде» — наш соотечественник, живущий в США, меценат Сергей Самборский. Это его усилиями удалось обеспечить лечение малышки в Бостонском ожоговом центре. Это он ежедневно звонил Ольге, чтобы вывести ее из шокового состояния, когда все думали только о ее ребенке. Благодаря его авторитету Настеньку спасли и поставили на ноги совершенно бесплатно, как и бесплатно для Украины оснащаются современным оборудованием медучреждения в Хмельницком. Кто же этот человек? Зачем ему нужно тратить на это время, деньги, нервы и почему он принял участие в судьбе ребенка с далекого хутора на Харьковщине?

В ЧЕРНОБЫЛЬ — ДОБРОВОЛЬЦЕМ
Имя Сергея Самборского стало известно нам от его друга — бизнесмена из Хмельницкого Виктора Викарчука, того самого человека, который первым заговорил, что девочку надо спасать за границей, и предложил американский вариант. Мы встретились в приемной Киевского ожогового центра в тот день, когда 5-летняя Настенька в сопровождении мамы и наших медиков таки улетела на лечение в Бостон. На следующий день я позвонила уже Сергею, чтобы из первых уст узнать, как перенесла полет девочка. Пообщавшись с ним, поняла, что этот человек, 15 лет живущий в США, всей душой болеет за Украину: Настя Овчар была не первым ребенком, которому он помог вылечиться в Америке бесплатно. Перебравшись жить за океан как преуспевающий ученый-психолог, он буквально через пару лет организовал в Киеве американско-украинскую конференцию для психологов. А привлекая средства фондов, Сергей уже много лет оснащает наши медучреждения, привозит гуманитарные грузы. Со временем мы познакомились лучше, и оказалось, что Самборский буквально соткан из милосердия и сострадания. К примеру, когда «бахнул» Чернобыль, он — молодой и неженатый — добровольно вызвался эвакуировать детей, просто потому, что имел педагогическое образование. О влиянии радиации, в особенности на мужской организм, тогда узнали все; тем не менее школьный учитель сделал шесть «ходок» из Иванковского и Вышгородского районов, отвозя группы детей в Евпаторию и Славяногорск.
Кстати, неравнодушен он был и к тому, что напишут журналисты о случае с Настей. Сокрушался, что некоторые, не имея возможности узнать информацию из первоисточника, искажают даже слухи. А чтобы наш читатель мог первым узнать новости о Настеньке, он разрешил будить его каждый день в 5-6 утра.
РАДИ ДЕВОЧКИ ШРАЙНЕРЫ НАРУШИЛИ СВОЕ ПРАВИЛО
Госпитали, принадлежащие семье Шрайнеров — масонов высшего звена, известны всему миру как высокотехнологичные центры, специализирующиеся на ожоговых ранах. Их 22 по стране, и именно в Бостонском 25 лет назад доктор Бейкер начал внед-рять новую технологию по выращиванию для пересадки собственной кожи пациента. Попасть на лечение в «Шрайнерс» достаточно сложно. К примеру, в бостонском центре всего 30 коек, 6 реанимационных палат, рассчитанных на одного пациента каждая. Каждые две недели заседает специальная комиссия, в которую входит кто-либо из семьи Шрайнеров, и решает, какой пациент нуждается в помощи центра экстреннее. Случай Насти Овчар произошел как раз после такого заседания, но ждать две недели девочка не могла. Шрайнеры впервые нарушили свои правила и сразу согласились взять девочку, к тому же оплатив ее лечение — настолько потрясла врачей ее судьба и героический поступок.
Сергей рассказал, как все происходило в дни с 19 по 24 марта, когда девочка все-таки улетела за океан. В субботу, 19 марта, Виктор Викарчук увидел в новостях сюжет о трагедии на Харьковщине и сразу же позвонил в Америку с просьбой помочь найти место для лечения Насти Овчар. Через час Самборский связался с профессором Григорьевой в Харькове, чтобы узнать медицинские подробности. Тут же начал звонить в Shriers Burs Hospital. Перевел на английский историю болезни и лечения Насти, переданную по электронной почте Викарчуком. В понедельник, 21 марта, Бостон дал согласие.
— Рассматривать американский вариант в Киеве не спешили, — сокрушался Самборский. — Еще в понедельник, 21 марта, я позвонил главному ожоговому хирургу Украины профессору Козинцу, чтобы тот связался с бостонскими коллегами — так заведено в мировой практике. Однако тот сказал, что Настя еще не транспортабельна. Во вторник опять звонил профессору... А в среду услышал, что «сейчас на уровне министра рассматривается вопрос об отправлении Насти в Гамбург». Я, конечно, известил доктора Шеридана, но при этом попросил его оставить возможность приема Насти. Тот пообещал принять пациентку когда-либо: сразу или же когда ее состояние стабилизируется в Гамбурге. В тот же день я услышал из Киева названия других городов — Берлин, Мюнхен. Да, это логично, ведь лететь в Германию всего пару часов. Однако меня не оставляло очень сильное ощущение, что я навязываю помощь киевским руководителям от медицины.
В Киеве напряжение не спадало. Сергею снова позвонил Викарчук и сообщил о завершении трехчасового совещания, на котором было решено принять единственный вариант — Бостон. Но позвонить из Киева так никто и не удосужился. Самборский в который раз связался с Робертом Шериданом и объяснил, что в Киеве согласились... Так закончилась среда. Наш соотечественник удивлялся, что украинские администраторы-медики не владеют информацией о наличии таких центров, как «Шрайнерс», и возможности лечения в них. Почему не имеют профессиональных и личных контактов со своими коллегами за границей? Ведь даже школьник может найти эту информацию в любом интернет-кафе!
В четверг, 24 марта, Самборскому позвонила Нина Карпачева и сообщила, что ищет самолет для перевозки Насти в Америку. По ее взволнованному голосу Сергей понял, что, кроме Викарчука, наконец еще кто-то решил спасти девочку. Карпачева звонила каждый час, хотела постоянно быть уверенной, что Бостон действительно ждет — ведь никакого официального подтверждения не было. А доктор Шеридан просто написал короткое письмо Самборскому по электронной почте. Когда Сергей рассказывал подробности, заметил: «Вот как решаются важнейшие вопросы жизни и смерти на уровне двух простых людей — достаточно лишь слова чести».
ЧЕРЕЗ ПОЛЧАСА ШРАМОВ НА ЛИЦЕ ОЛЬГА НЕ ЗАМЕЧАЛА
На следующее после перелета утро Настю прооперировали и ввели в медикаментозный сон. Журналисты спрашивали, как приживается пересаженная кожа у девочки, как ее кормят, когда следующая операция. А в это время не меньшей помощи требовала ее мама — Ольга Овчар. Она находилась в шоковом состоянии: не осознавала, что происходит, ничего не ела, почти не разговаривала. Сергей прилетел в Бостон в день операции и как доктор психологии сразу стал проводить психотерапевтические сеансы с мамой, ведь ее стрессовое расстройство могло перейти в глубокую депрессию. Увы, сколько ни приходилось сталкиваться с несчастьями в Украине, никогда не видела, чтобы рядом с рыдающими родителями был психолог...
Уникальную возможность воздействовать на состояние Ольги подбросил случай. В госпиталь «Шрайнерс» приехал его бывший пациент. Он отмечал 25-летие своего спасения.
— Я встретил Джерри и его жену Шерон в гостинице госпиталя, — рас-сказывает Сергей. — Его внешность приковывала к себе внимание, и он, заметив мой внимательный взгляд, тепло улыбнулся в ответ. Джерри узнал меня, потому что читал в газете «Boston Herald» мое интервью о Насте. Мы познакомились, крепко пожали друг другу руки. У Джерри нет пальцев, но пожатие оказалось на удивление крепким. Супруги приехали с тремя сыновьями, а добирались на своей машине из Детройта целых 9 часов! На мое предложение встретиться с Ольгой Овчар и помочь ей он согласился с энтузиазмом.
Четверть века назад, когда Джерри было всего 12 лет, он попал в автокатастрофу. У мальчика обгорело 85 % кожи. Местные врачи говорили, что шансов на жизнь практически нет — не более 3 %. Боролись как могли и добивались согласия на лечение в «Шрайнерс». Когда согласие было получено и безнадежного пациента перевезли в Бостон, его шансы сразу выросли до 17 %! А ведь при такой площади ожога даже сейчас в большинстве стран мира разговор о выживании не ведется. Но Джерри попал в руки доктора Бейкера, который как раз начал внедрять технологию по выращиванию кожи. Сегодня мужчина работает дальнобойщиком, отказавшись от инвалидской пенсии.
Было очень важно, чтобы мама Насти на примере Джерри поняла, а главное — поверила, что у дочки может быть полноценное будущее. Что девочка сможет работать и иметь семью. Сначала Ольге тяжело было смотреть на Джерри. Но он ее подбадривал, сам пожал ей руку. А жена Шерон ущипнула мужа за руку и звонко рассмеялась: дескать, супругу не больно. Сразу же поцеловала его в щеку, отметив, что у Джерри очень нежная кожа. Этот жизнерадостный мужчина быстро расположил к себе Ольгу. Она слушала его воспоминания о пройденном пути и, как сама позже призналась, через полчаса перестала замечать шрамы на лице. После этой встречи она смогла спокойно наблюдать за перевязками Настиных ран и хирургических швов.

НАЙТИ СЕБЯ ПОМОГ ЧЕРНОБЫЛЬ
Психологией Сергей Самборский серьезно занялся после чернобыльских событий. «Школа» началась именно тогда, когда он вызвался эвакуировать из зоны детишек. Ему, как человеку с педагогическим образованием киевского иняза, сразу предложили отвечать за 30 учеников-подростков в крымском лагере.
— Состояние их было ужасное: дети плакали, ведь их оторвали от родителей, — вспоминает Сергей. — На сколько мы уезжаем, вернемся ли назад — никто не знал. Тогда я и увидел психоэмоциональные расстройства у детей и их родителей, понял, что всем нам не хватает психотерапевтических знаний. Взрослые были растеряны, нужно было научить их элементарно разговаривать с собственными детьми. Я старался что-то делать, как себе это представлял. Хотя я уже в институте писал курсовые по психологии, но практических знаний у меня не было.
Такой добровольный тренинг позже помог Самборскому попасть в США, стать там званым гостем, а потом и самореализоваться. Статьи о психологических особенностях людей, пострадавших от катастрофы, вызывали жгучий интерес во всем мире. Сергей Самборский стал печататься в одном из престижнейших журналов мира «Гуманистическая психология», который издавался в Калифорнии. Как только окончил трехлетнюю аспирантуру НИИ психологии, главный редактор и профессор Том Григигн пригласил работать молодого и перспективного советского специалиста в Америку. Так в 1990 году Самборский улетел за океан. А уже в 1994 году организовал первую Украинско-американскую конференцию для психологов в Киеве.

СТЕРЕОТИПЫ — ПРОЧЬ!
В Украину Сергей Самборский приезжает регулярно. Но не просто в гости. Уже много лет он возглавляет Комитет городов-побратимов Модесто (штат Калифорния, США) — Хмельницкий (Украина), привлекает деньги американских фондов и бизнесменов на благотворительность для родного Хмельницкого. Вот и совсем недавно Сергей отправил контейнер в детскую горбольницу с 28 тысячами единиц средств медназначения на общую сумму в 500 тысяч долларов.
— «Города-побратимы» — это негосударственная, неприбыльная международная организация, — объясняет Сергей. — Цель ее — развитие любых контактов между людьми, минуя правительственную бюрократию. Она существует с 1987 года. Тогдашний мэр Иван Бухал чуть не полетел со своего кресла, поскольку вопреки запретам КГБ принял американскую делегацию. Город Хмельницкий привлекал американцев не просто так: здесь располагалась секретная военная база с ракетами, способными долететь до Белого дома. Несмотря на опасения советских спецслужб, ничего антигосударственного организация не совершила.
За эти годы в Модесто обучались и работали учителя, студенты, школьники, врачи, банкиры, фермеры, швеи, владельцы ресторанов, художники и прочие. Бесплатно в местном колледже выучились 10 студентов. Поддержку получает детская больница, госпиталь ветеранов, Центральная городская библиотека, Народный дом. А главным завоеванием господин Самборский считает то, что удалось подружить огромное количество украинцев и американцев, что были разрушены идеологически-культурные стереотипы. Кстати, бывший американский посол Пфайфер дважды приезжал в Хмельницкий, а в Киеве они с Самборским вместе ходили в оперу. В 2002 году в честь 15-летия организации городов-побратимов построили памятник дружбы Хмельницкий — Модесто из обломков межконтинентальных баллистических ракет. Именно благодаря таким делам оранизация завоевала авторитет в Америке.

...Кто знает, если бы вмешались советские спецслужбы — неизвестно, как сложились бы сегодняшние обстоятельства, доверяли бы Шрайнеры и доктор Шеридан украинцу Самборскому настолько, чтобы под «слово чести» нарушить свои правила и принять нашу маленькую героиню Настю Овчар?