В ХНУ им. В.Н. Каразина, в обновленной аудитории № 6-49, яблоку негде было упасть: студенты, преподаватели и гости отмечали открытие аудитории имени академика Алексея Погорелова.

Не исключено, что за партами здесь теперь сидят студенты, которые продолжат дело великого геометра ХХ века и вернут престиж точным наукам, утерянный в последние годы.
Жизнь Алексея Васильевича Погорелова неразрывно связана с университетом — здесь он учился и преподавал. Даже когда ушел во ФТИНТ, образованный в 1960 году, связь с университетом не порвал — совмещал работу с преподавательской деятельностью. 

— Когда началась борьба с «совместителями» (был такой период в стране), Погорелову пришлось уйти, но в университете он все равно работал, — вспоминает член-корреспондент НАН Украины, профессор Борисенко. — Алексей Васильевич не получал деньги, но по понедельникам проводил семинар — не во ФТИНТЕ, а здесь. Кроме того, он был главным редактором украинского геометрического сборника, издававшемся при Харьковском университете. 

Не ради премий и званий 



Ассоциация выпускников, преподавателей и друзей Харьковского университета подарила кафедре геометрии техническое и мультимедийное оборудование, и во время торжественного открытия можно было посмотреть фильм десятилетней давности, посвященный 80-летию академика. 

— Я не стремился к материальному… Ради премий, ради званий я ничего не делал. Меня интересовала прежде всего наука. И я получал огромное удовольствие, — звучал с экрана голос ныне покойного ученого. 

А с портрета в центре аудитории сам академик смотрел на своих учеников и студентов. Эту картину овдовевший 81-летний ученый подарил кафедре в 2000 году, когда понял, что ему придется уезжать из Харькова к сыну в Москву. Алексей Васильевич оставил университету и свой рабочий стол, и личную библиотеку — два высоких шкафа, набитых книгами, которые сейчас будут находиться в его аудитории. Оставил именно студентам, а не ФТИНТу, в котором проработал почти сорок лет. 

— Я знал Алексея Васильевича Погорелова с 1965 года, когда он читал нам лекции, — вспоминает завкафедрой геометрии ХНУ Александр Борисенко. — Его учебник «Аналитическая геометрия» активно используется при обучении студентов до сих пор. И хотя у меня есть свой учебник по аналитической дифференциальной геометрии, я настоятельно рекомендую погореловский — они дополняют в чем-то друг друга. 

На вопрос, не устаревает ли вузовский учебник Погорелова с развитием науки, профессор ответил так: «Чем отличается математика от физики? В математике получают вечные истины, а в физике все меняется. В математике же если нечто доказано, то оно будет верно всегда…» 

Как не превратиться в Ботсвану 



Александр Борисенко заведует кафедрой геометрии Харьковского университета с 1980 года. Профессор удивлен тем, что в школах сейчас наблюдается перекос в сторону гуманитарных наук. Если в советское время львиная доля студентов мехмата МГУ была из Украины, утверждает он, то сейчас наша страна «выглядит по математике очень плохо». 

— Даже в школьных стандартах по математике много формулировок типа «мати уяву», — говорит Александр Андреевич. — Я не понимаю, что такое «мати уяву»: «чув дзвiн, та не знає, де вiн»? 

Завкафедрой геометрии ХНУ серьезно обеспокоен уровнем знаний абитуриентов и постоянно занимается поиском перспективных студентов. Каждый год среди студентов, окончивших второй курс, начинается процесс «агитации», после чего в среднем около двадцати человек идут специализироваться на кафедру геометрии. Ради этого профессор Борисенко отказывается даже от интересных загранкомандировок. 

— У меня был грант в Бразилию на восемь месяцев, я пробыл только три — вернулся прочитать курс студентам-второкурсникам, чтобы они пошли на кафедру геометрии, — рассказывает Александр Андреевич. — Мы сейчас даже не воспроизводим кандидатов наук. Мужчины из математики уходят. Многие молодые талантливые люди не идут в науку — они идут программировать. А это признак того, что математика становится непрестижным занятием. Так же было, когда учителя-мужчины ушли из школы. Это тревожный признак. Я вижу, что защищаются все больше девушек. А когда в каком-то деле остаются одни женщины, а мужчины уходят, это значит, что там платят мало. 

Профессор с сожалением отмечает, что на кафедре сейчас наблюдается «разрыв поколений в 18 лет» — это разница в возрасте «старших» и «младших» преподавателей и сотрудников. 

— Примерно так же было после войны, — говорит профессор Борисенко. — Вот у меня три человека уехали в Канаду, в том числе и мой самый лучший ученик. Я сейчас взял перспективных студентов, но останутся они у меня или нет, не знаю. Постараюсь, конечно, их задержать. Но тут нужна государственная политика, иначе мы превратимся в Ботсвану.