Экономика

  • 524
  •  / 

Всюду деньги, деньги, деньги...

Всюду деньги, деньги, деньги...
Как ведет себя зверь, возглавивший стаю? Денно и нощно готов он прогнать конкурента - затоптать, загрызть, растерзать, если тот будет упорствовать.

А без денег жизнь плохая, не годится никуда?!


В этом, собственно, весь смысл власти, и у людей он такой же. То есть властвующий прежде всего старается удержать власть, затем снова старается о том же, затем печется об этом же, и только потом все остальное. Сказанное равно относится к хозяину ларька с двумя вороватыми продавцами и к любому президенту с любым штатом жуликов.

Власть, едва проклюнувшись, уже требует безоговорочного подчинения. Иными словами, технологией ее существования является угнетение - как мягкое, так и средней жесткости или жесткое совсем. Власть требует от нас угнетаться и радеть, чтобы гнет не уменьшался. Такая уж она стерва даже в хороших руках.

Жизнь не заставляет, это сказки. Когда вы протягиваете руку за милостыней, вас понуждает власть, а не жизнь. Когда вы отправляетесь на заработки в чумной Чернобыль, вас провоцирует власть. Она же превращает страну в сплошной базар с иностранными обносками и объедками. Она же повышает цены на колбасу и железнодорожные билеты, раздает и отнимает льготы, заводит налоговую инспекцию, шарящую не там, где что-то положено, выдумывает комиссии по контролю за комиссиями, ездит верхом на нас и по родным весям, и по зарубежным, а также - прочая и прочая.

Завернув покруче, скажу теперь, что власть вовсе не всемогуща, что она и сама рабыня, привыкшая кланяться в пояс и терпеть дрожь в коленках. Действительно - разве удержалось бы такое состояние, когда очень немногим хорошо, а очень многим плохо? С точки зрения физики, подобная система неравновесна и распадается тут же. Однако не распадается. Хилый Ричард II, спасая свою жизнь, дарует смердам свободу, а спасшись, отправляет собственные указы в клозет. Сухорукий карлик Сталин заставляет трепетать даже таких мужиков, как Жуков и Конев. Есть, наверное, нечто, способное удерживать чашки социальных весов, когда на них совсем-совсем не поровну. Нечто есть, и оно - деньги.

Поначалу их не было. В седой древности на наших столах хватало воды и молока, ибо зачерпнуть ковшом или подергать за коровьи титьки мало кому было лень. В то время угнетение осуществлялось только силой - инструментом ненадежным, поскольку от силы можно удрать, а то и пересилить. Задуманные, небось, самим Господом деньги оставались в эмбриональном младенчестве, но постепенно излучение от них (радиация, что ли?) стало подталкивать нас к вишневому соку, яблочно-грушевому взвару, а там уже и до бражки оказалось рукой подать. Вот тут-то деньги и выказали свою необходимость-неизбежность, вот тут-то и потребовались рубли и гривны. Появилась возможность приобретать, не производя, и быстрые умы, идя на поводу у денег, немедленно воспользовались ею.

Конечно, никакая купюра, никакой набитый монетами мешок не могут развалиться на троне, или кататься в золотой карете, или закатывать балы с ершами и коктейлями. Они могут другое - скупать труд, если труд продается, а труд, заболев этим недугом, по сей день не может излечиться от него.

На спровоцированных деньгами ярмарках и рынках труда заказчикам музыки понадобились исполнители. Деньги расчетливо призвали на службу властителей, опричников, а потом добавили к ним чиновников, которых всех вместе, естественно, понадобилось много меньше тех, кто трудится. Труд скупали чохом, впрок и без удержу. Философская ущербность денег - неумение распорядиться купленным товаром - приводит к разбазариванию труда, и здесь верные слуги кошелька проявили себя большими доками.

Юношеская надежда коммунизма на упразднение денег, наверное, опередила время на пару цивилизаций, и условная купюрная единица источила ее червями изнутри. Деньги и на сей раз обросли бонзами, захребетниками и халдеями. Подобный триумвират не горит в огне революций, ничего не теряет во время войн по обе стороны фронта, не знает ни тления, ни старения. Он сформировался в ту пору, когда у кого-то бражки после застолья осталось больше, а у кого-то меньше, когда мы принялись делиться на лежебок и старателей, а на разнице меж нами произрастали все новые деньги.

Попытки приучить их к справедливости были и есть. Наемный труд в отдельных случаях ярко демонстрирует готовность к тому, чтобы всем было хорошо. Но деньгам это не нравится, они организовывают фискальные и надзорные органы, чтобы мешать как раз там, где мешать не следует - например, с мореплавателей берут на содержание сухопутных дорог, или облагают акцизами вздувшиеся вены на руках бабенок-челноков, или душат проверками столовую для малоимущих. Если в этом иезуитстве что-то не срабатывает, на стол бросается козырный туз - подкуп.

Институт подкупа стоит на том, что не берут только те, кому мало дают. Побольше можно дать всегда, тем более что - немногим. Тем же бонзам, захребетникам и халдеям, а они уж разберутся со справедливо купленным трудом так, что он и на пожизненное заключение потянет. Для денег подкуп - праздник, он придает им уверенности в себе, увеличивает склады купленного труда, который с учетом всех взяток все равно приобретается за бесценок, дальше рубль и гривну ничто не интересует. Их цель - править миром, а править плохо - гораздо легче.

Наша зависимость от копейки, созданная нами самими, теперь насаждается во все большей степени - эволюция, да и только. Шахтеры не хотят перебираться в пустующие регионы, растить там картошку и не помирать с голоду, они предпочитают стучать касками перед президентским дворцом - дескать, отдайте наше. Кто отдаст? Деньги себя не отдают. Учителя и врачи прекращают забастовки, удовлетворившись брошенным с барского стола куском мяса. Им отдают то, что триумвирату в глотку не лезет - не обидно? Деньги в их сторону даже не повернулись. Если я приду к кандидату наук и предложу купить у него обручальное кольцо за полгривны, он что - продаст? А что же труд свой он продает еще дешевле?

Цена труда - вот наше оружие. Если мы завтра все перестанем работать за нули и гроши, поумираем, что ли? Да не поумираем. Придут к нам деньги, с поклоном придут и примут нашу цену. В разумных пределах можно, конечно, и поторговаться. Цена труда - это и достоинство наше, и долг наш перед детьми, и честь, и совесть. Не спешите на блошиные рынки, где все по пятаку, пересидите дома на сухарях и воде, завтрашний труд украсть
невозможно.

Когда физиономии, готовящиеся поместиться на будущих купюрах, глаголят о том, что демарши педагогов приведут к неграмотным поколениям, не верьте этой ахинее. Именно отсутствие демаршей приведет к ним, потому что лучше вообще не учиться, чем учиться так, как сейчас. Противоположное нашептывают своим халдеям деньги.

Пусть не пугают нас грядущей катастрофой, катастрофа уже произошла, и привели к ней не угольщики, транспортники и металлурги, а деньги, которых не хватило на всех набранных ими в услужение новых рекрутов. Деньги, впрочем, и халдеям своим погрозили пальцем, о чем наиболее громко сообщили история с Лазаренко и серии заказных убийств.

А как же без денег? Это точно - сегодня никак и завтра тоже. Заменить их покуда нечем, не придумали, а в хлебных карточках и талонах их концентрация много выше и лик ужасен. Когда мы прячем в чулки доллары, мы прячем свой вчерашний труд, но вожделенная зелень не перестает быть деньгами. Однако - деньгами в засаде. Никто не поручится, что вскоре они не повелят сдавать себя в казну, или не обесценят себя банковскими фокусами, или не исчезнут просто-напросто, поскольку вчерашний труд в отличие от завтрашнего украсть можно. Выходит, что мы их безобразие в дверь, а оно к нам в окно. Никак без денег.

Однако мириться с тем, что деньги по преимуществу любят плохих людей, что им наплевать - коммунист, демократ, националист, лишь бы сволочь, - мириться с этим, пожалуй, не стоит. Можно, например, ввести звание Народный вор Украины, присуждать его всем, у кого избенка не соответствует официальному доходу, и нигде не именовать лауреата иначе. Не думаю, что к этой кликухе быстро привыкнут и перестанут мандражировать, выходя на люди. Да и деньги, быть может, засуетятся. Гласность для них - ржа на металле. Потому-то они любезное им жулье величают благозвучно и все чаще не по-нашенски.

Наверное, поубавила бы деньгам пылу подавляющая неявка на выборы. Ведь они, прекрасно понимая, что всеобщие выборы приведут на государственные кресла злостных неплательщиков налогов, забастовщиков и голодранцев, понимают и другое - придется приручать их, и это долго, а старые уже и приучены, и схвачены. Поэтому деньги превращают всеобщие выборы во всенощные, когда над подсчетом голосов стараются их верноподданные. А если стараться будет не над чем? Если весь мир будет знать, что голосовали только сытые и только за самих себя? Не прибежит ли к нам гривна с протянутой рукой - спасите, дескать, от обвала, клянусь, что буду покладистей?

У общего портрета наших властей, опричников и халдеев два лица - помятая, засаленная купюра взятки и новенькая купюра от печатного станка, быстро теряющая свою стоимость. Мы униженно забегаем то с той, то с этой стороны, ищем внимания, но деньги не имеют души, им чихать на что угодно. Им только бы свою нужду справить, а какие дети от этого пойдут, их не касается. Так что напялившие на себя кресты господа в велюре молятся не Богу, а божку. Зачем же нам следовать им?

Зачем сдаваться деньгам - казните или милуйте? Язычество, братцы христиане, иудеи и мусульмане, какое-то получается. Ересь какая-то, антиутопия. Ну вырастили мы монстра, ну нет у нас Ильи Муромца, чтобы сразиться с драконом, но последний-то огурец ради такой пьянки зачем резать? Зачем считать, что весь свет в окне - пара целковых? Зачем дружбу мерять дензнаками, любовь - вложенным капиталом, долг понимать как одолженное и не иначе? Нам вон и Пушкина с экрана читает черт знает кто, а мы не знаем, сколько это стоит. Разве мы не "долго, молча отступали", разве не ждем боя, разве не ворчат старики? Командиры не могут, это понятно. Называть штыки русскими непатриотично, слушаемся. И все же эти реминисценции от юного Лермонтова, похоже, не лишни.
ОН Клиник Харків

Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

программа комментарииЛого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • youtube
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2776.48 грн
10 RUB 4.2063 грн
100 EUR 3172.69 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи