Чернобыльская авария аукнется во многих поколениях, уверены специалисты. В канун годовщины этой трагедии корреспондент «ВХ» выяснял, чем, спустя 23 года, может угрожать нам «зона».

Кого рожаем?

 

Заведующий кафедрой прикладной экологии Харьковской государственной зоовет­-академии, член-корреспондент Украинской академии аграрных наук Алексей Маменко с первых дней после аварии был в Чернобыле: эвакуировали из зоны людей, животных, вывозили оборудование. Эколог до сих пор ездит в Чернобыльскую зону для исследований.
— Горя и печали после аварии нам хватит еще на долгие годы, — не сомневается Алексей Маменко. — Радиация бьет по всему живому. Период полураспада радионуклидов — цезия и стронция — 30 лет. После аварии на ЧАЭС радиация разнеслась по всему миру: на 13-й день она была в Лос-Анджелесе. Пострадали и страны севера нашего континента, радиация пошла также на Польшу, Венгрию. Мы поделились ею даже с Пиренеями. А теперь она вернулась к нам и вместе с дождями, снегом и пылью будет оседать в почве. Ее будут питаться растения, попадая животным в корм. 80 – 90% радионуклидов, поступающих в организм человека — животного происхождения, поэтому мясо и молоко остаются основным источником поступления радионуклидов. Стронций, например, оседает в костях и облучает костный мозг, период его полувыведения из организма — 360 дней, цезий — в основном в мышцах (источник его поступления в организм человека — молоко), период его полувыведения — 60 дней. К счастью, в Харькове мясо в основном местное или из Полтавской области. Зато опасной остается продукция из Киевской, Житомирской, Черниговской областей, где еще высок уровень радиации. Правда, из зон, где загрязнение выше допустимых норм, животноводческие фермы сразу же отселили в чистые районы, уверяет эколог. 

Сейчас Харьковская область не имеет запредельных концентраций радиации, говорит Алексей Михайлович, но в нашем регионе полно свалок с отходами, брошенных складов с химикатами. И если радионуклиды объединяются с тяжелыми металлами и диоксинами, то могут нанести ощутимый удар по здоровью, особенно по печени, почкам, кровеносной и эндокринной системам. Доза может быть даже летальной, но чаще всего она приводит к хроническому отравлению. 

— А самая страшная беда — нарушение функций воспроизводства, — предупреждает специалист. — Это сказывается уже во втором поколении, еще больше — на последующих: вызывает и бесплодие, и различные генетические сбои. 

Животные Чернобыль не ощущают 



У братьев меньших сейчас наблюдают больше мутаций, чем раньше. Специалисты изучали, например, теленка с пятью ногами или животное-«циклопа» с одним глазом. Стало больше животных, рожденных нежизнеспособными. Конечно, эти изменения происходят не только от радиации, но и от другой «химии». Но именно сейчас все эти факторы суммируются и вызывают еще большие изменения, чем каждый из них в отдельности, говорит эколог. Хотя животные в Чернобыле опасности не чувствуют. По словам специалиста, там особенно много сейчас развелось кабанов, косуль, пятнистых оленей и даже пауков. Вполне как у себя дома чувствуют себя в Чернобыле и «заморские гости». 

— В 2001 году из Аскании-Нова мы завезли в Чернобыльскую зону 19 лошадей Пржевальского. Животные прижились: они очень выносливы. Зимой они могут добывать корм из-под снега, как олени на Дальнем Севере. У жеребцов мощные удары, поэтому они способны отразить нападение волков. Так что сейчас диких лошадей больше 30. Когда мы измерили уровень радиации у них на лопатках — оказалось, что дикие лошади «взяли» меньше радиации, чем другие животные. Видимо, чем культурнее порода — тем меньше она способна защититься.

Экосистема в Чернобыле тоже очень изменилась: уже 23 года траву там никто не скашивал. Зелень не успевает перегнивать, накапливается, высыхает. А это значит, что существует опасность возникновения пожара. Сейчас ученые ломают голову, как избавить территорию от пожароопасной да еще и радиоактивной травы.