Кризис внес коррективы в планы развития финансово-промышленной группы Александра Ярославского – главного инвестора Евро-2012 в Харькове.

Предприниматель рассказал в своем интервью о том, что замораживает большую часть девелоперских проектов, но планирует наращивать свое присутствие в банковской сфере и химии.

– Вы заявляли, что замораживаете девелоперские проекты, не связанные с Евро-2012. Что с ними сейчас?
– Мы успели приобрести очень хорошие земельные участки, но строительство на них не начали. Поэтому нам достаточно легко было заморозить проекты до тех пор, пока не оживится рынок. У нас отличная земля в Киеве (два участка на Подоле), есть несколько классных участков в Харькове (на улице Динамовской и возле стадиона «Металлист»). Я считаю, что стоимость недвижимости еще вырастет и будет даже большей, чем до кризиса. Тогда недвижимость была несколько недооценена. Оживление рынка зависит от макроэкономической ситуации, но улучшение, думаю, начнется через два-три года.

– Что будет с Strabag.Ukraine?
– Strabag.Ukraine не имеет продолжения и в данный момент уже не существует как проект. Смысла развивать его при такой конъюнктуре рынка недвижимости, как сейчас, нет. Можно сказать, что этот проект убил экономический кризис.

– Изменились ли ваши планы реконструкции Харьковского аэропорта?
– Реконструкция идет полным ходом, закончена будет к концу следующего года. На сегодня мы вложили в проект около 80 млн грн, полная стоимость реконструкции – 500 млн грн.

– А что с проектом реконструкции стадиона «Металлист»?
– Мы уже вложили в него около 200 млн грн, нужно еще столько же. В декабре закончим строительство, все идет по плану.

– Вы думаете как-то отбивать эти деньги?
– Отбить эти инвестиции нереально. Это чистой воды спонсорство. Я делаю это, чтобы испытывать радость от игры любимой команды.

– Не жалеете, что не продали долю в BNP Paribas до кризиса?
– Конечно, нет. УкрСиббанк – великолепный бизнес, он приносит хорошую прибыль. Банк не выбрал всю свою капитализационную стоимость. Кроме того, я занимаюсь бизнесом, которому необходимы кредиты, и для меня очень важен надежный и стабильный банк, который может предоставить их моим компаниям. Я собираюсь активно заниматься этим бизнесом, рад, что не продал свою долю и продавать не собираюсь.

– Поэтому вы намерены выкупить долю Эрнста Галиева?
– Пока не хочу давать комментариев, так как сейчас там идет завершающий этап переформатирования прав собственности. В начале мая, когда мы завершим его, смогу рассказать подробнее.

– Как отразился рост цен на газ на черкасском «Азоте»?
– Завод работает с небольшой прибылью. Более того, сегодняшняя цена позволяет развивать компанию. Слухи о том, что при нынешних ценах химия неконкурентоспособна, несколько преувеличены. Меня, например, все устраивает.

– Интересно ли вам закупать газ у добытчиков газа, как предложил Кабмин?
– Мы готовы покупать газ у «Газпрома». Но не думаю, что нам будут продавать его напрямую. Существует сложившийся газовый рынок, который никто не захочет ломать.

– Вы заинтересованы в участии в приватизации Одесского припортового завода?
– У меня всегда было желание купить предприятие. И если приватизация будет, я стопроцентно приму в ней участие. Естественно, при разумных условиях.

– А какую цену за 99,52% ОПЗ вы считаете справедливой?
– Для меня чем меньше, тем лучше. Хотя цена, по которой ФГИ планировал выставить его на продажу в конце прошлого года, справедливая.

– У вас есть планы по покупке новых активов?
– Думаю, у кого хватит выдержки подождать чуть дольше, тот сможет купить активы дешевле, чем сейчас. Поэтому пока мы ждем. Теоретически интерес к покупке новых активов у меня есть. Каких конкретно, я вам не могу сказать.

– Как складываются ваши отношения с самыми богатыми предпринимателями Украины – Ринатом Ахметовым и Виктором Пинчуком?
– С Ринатом Ахметовым мы дружим, а с Виктором Пинчуком общаемся. Но совместных бизнес-проектов у нас нет, и мы их не планируем.

– Намерены ли вы вернуться в политику?
– Никогда не вернусь. Я не хочу больше быть ни народным депутатом, ни министром. Более того, я не стану поддерживать ни одного претендента на президентских и парламентских выборах. Кого выберет народ, с тем и буду работать.