Гость «Прямой телефонной линии» – командир оперативно-спасательной службы города Харькова Юрий Алексеевич Кулиш.

Зарабатывают в зонах повышенного риска 


— Добрый день, Юрий Алексеевич. Хочу поздравить вашу службу со славной датой и пожелать успехов в трудном деле. Расскажите, пожалуйста, последствия каких самых тяжелых катастроф вам приходилось ликвидировать? 

— В 1992 и 1994 годах мы выполняли поисково-спасательные работы и ликвидировали последствия аварий и взрывов на заводах в Балаклейском и Волчанском районах. Наша служба занималась ликвидацией непригодных пестицидов в разных регионах страны; только в Харьковской области мы извлекли и отправили на утилизацию больше 600 тонн. В 1993-м наши спасатели тушили пожар на газопроводе и спасали жителей на ул. Золочевской в Харькове. В 1995-м — участвовали в ликвидации последствий аварии на Диканевских очистных сооружениях. С 2001 по 2005 годы мы спасли нашу столицу: извлекли на заводе «Радикал» полторы тысячи тонн опасных отходов, в том числе и ртути. Скоро мы, вероятнее всего, примем участие в ликвидации опасных отходов в Лозовой и Волчанском районе. Это очень серьезная работа, но мы каждый день готовы выехать на помощь харьковчанам. 20-30 спасенных жизней в год дорогого стоят. 

— Добрый день, меня зовут Алла Николаевна. Перечислите, пожалуйста, а в каких случаях харьковчане могут рассчитывать на спасателей? 

— Мы готовы помочь всем харьковчанам, но мы общественная организация, и нас никто не финансирует. Поэтому мы должны зарабатывать на жизнь сами, выполняя хозрасчетные работы в зонах повышенного риска: работать с опасными веществами, на высотных зданиях, в замкнутых пространствах. Бесплатно наша служба приходит на помощь в нестандартных бытовых и непроизводственных ситуациях: если захлопнулась металлическая дверь, за которой остался ребенок или беспомощный пожилой человек, или кто-то попал в открытый коллектор колодца. Мы не имеем права брать деньги, если есть угроза здоровью или жизни человека. Но если причиной случившегося становится халатность (кто-то, например, сэкономил, изготовив металлическую дверь у горе-специалиста, и ее заклинило), наша помощь стоит денег: как правило — 200-300 грн. 

— А случались на вызовах непредвиденные ситуации? 

— Наша работа требует и интуиции, и мастерства. Мы никогда не знаем, например, что нас ожидает за заклинившейся дверью: бывают криминогенные ситуации, а иногда в квартире оказывается разъяренная сторожевая собака, хотя хозяева говорят, что там маленький щеночек. Приходится работать и с психически больными людьми. Как-то бывший ВДВ-ник терроризировал весь дом: грозил облить кислотой каждого, кто войдет в подъезд. Спасатели надели бронежилеты, скафандры, каски. Когда огромный дядя увидел их в полной амуниции — растерялся, а пока думал, что бы это значило — его повалили. Мужчина кричал: «Сдаюсь без сопротивления!». К счастью, кислоты у него не оказалось. Другой неадекватный человек, решив покончить с собой, прыгнул с 9-го этажа и упал на автомобиль. Мы вырезаем его из металла, чтобы спасти, а он кричит: «Жить не хочу!». И тут же владелец машины чуть не плачет: «А я-то тут при чем?» 

«От женщин — только проблемы» 


— Но скажите, пожалуйста, сколько же специальностей приходится совмещать спасателям? 

— Мы должны быть универсальными солдатами: попадая в зону чрезвычайной ситуации, мы не знаем, что нас ожидает. Каждый из наших спасателей за годы практики стал психологом. Кроме того, очень важна медицинская подготовка, чтобы уметь оказать первую доврачебную помощь. Большинство членов нашей службы проходят курсы оказания первой доврачебной помощи на кафедре медицины катастроф. Был у нас вызов в частную пекарню: рука девушки по плечо попала в тестомешалку. Первой приехала скорая помощь. Казалось бы: профессионалы, но даже они растерялись и попросили извлечь руку девушки из тестомешалки. Но если бы мы так поступили — девчонка утратила бы руку или даже погибла бы. Нам пришлось напомнить медикам, что нужно ввести обезболивающее, перетянуть руку жгутом, потому что у девушки мог начаться необратимый процесс — синдром длительного сдавливания. 

Кроме того, обязательно умение спасателей работать на высоте. Важно, чтобы человек не страдал клаустрофобией: работая, например, в завалах, человек не должен растеряться. Каждый второй спасатель должен быть хорошим водителем, причем не только автомобилей, но и других средств механизации: бульдозеров, тракторов. Спасатель должен быть электриком, химиком, уметь работать со специальным оборудованием, электрическим и гидравлическим снаряжением. Но самое главное — спасатель должен быть человечным. 

— Здравствуйте, Юрий Алексеевич. Меня зовут Татьяна. Принимаете ли вы в свою команду женщин? 

— У нас от женщин, как и на корабле — только проблемы. И не потому, что женщины мыслят хуже — мыслят они даже лучше, чем мужчины. Все дело в мужской психологии: в присутствии женщины мужчина из отличного бойца превращается в павлина, который распускает перья. И это уже проверено: в 90-е годы к нам приходили девчонки из медучилища. Это был караул: парни менялись на глазах, старались понравиться, а это не работа. 

Дети часто просовывают голову в решетку 



— Добрый вечер. Меня зовут Владимир Всеволодович. Расскажите, пожалуйста, какие беды случаются с харьковчанами чаще всего? Не припомните ли самый курьезный случай за 20 лет работы службы? 

— К нам позвонили жильцы одного из домов: из соседней квартиры доносится тяжелый запах. Версия единственная: человек умер, исходит трупный запах. Приехали милиция и мы: запах очень тяжелый, на полу лежит кто-то синий. Участковый констатирует в протоколе смерть, мол, труп лежит в таком-то положении. Но оказывается, что «труп» — вдребезги пьян, но жив. 

— А много ли хлопот у спасателей с детьми? 

— Дети сплошь и рядом попадают в железобетонные конструкции: умудряются просунуть головы в решетки. Мы стараемся извлечь их даже без царапинок. 

— А в решетки чаще попадаются ушастые или щекастые дети? 

— В основном ушастые. Щекастые щечки могут втянуть, а ушки самостоятельно никак не уберешь. Дети надевают на голову и ночные горшки, хотя теперь эти изделия делают из пластика, и извлекать малышей стало проще. Очень часто обращаются женщины: просят снять кольцо с отекшего пальца. 

Спасатели воспитывают строптивых котов 



— Здравствуйте, Юрий Алексеевич. Насколько мне известно, вы не только людей спасаете? 

— Проблемы, которые возникают с домашними и бездомными животными, нас уже просто замучили. Кошки взбираются на верхушки деревьев и не могут оттуда слезть, попадают в дымоходы и сутками там мяукают. Но для кого-то кошка — единственный член семьи. Если беда, случившаяся с животным, вызывает сердечный приступ у одинокого старика — мы приедем и спасем. Но каждый день к нам поступают полсотни звонков о спасении кошек — если реагировать на каждый, служба может прогореть. Поэтому мы обязаны в первую очередь решать задачи, связанные с жизнью и здоровьем людей. 

— А как вы кошек с деревьев снимаете? Колбасой заманиваете? 
— Мы летать не умеем, но у нас есть специалисты, которые могут извлекать кошек из узких полостей, лазать по деревьям, как Маугли. Кроме того, стараемся находить с кошками общий язык. А иногда нам приходится их даже воспитывать. Недавно позвонил мужчина: его перестал признавать до сих пор дисциплинированный кот. Исцарапал его, как дикий зверь. Хозяин взмолился: «Делайте с ним, что хотите». Мы решили животное воспитать. Кот сначала сопротивлялся, но, увидев спасателя в скафандре, сдался. Мы положили кота в мешок, пошлепали его там и выпустили за квартал от дома. Через четыре дня кот вернулся — но уже очень воспитанный. 

— А с животными были смешные случаи? 

— С животными постоянно случаются курьезы. Как-то в районе завода «Хартрон» собаки загнали лису в многоэтажное здание, животное забежало на один из этажей, забилось в комнате. Нам удалось сунуть лису в ящик и вывезти в лес. Перевернули ящик — а лиса не выходит. Один из спасателей стукнул по металлическому ящику носком ботинка. Хищница выкатилась кубарем, но потом остановилась и, как истинная женщина, глянув на нас пренебрежительно и виляя бедрами и хвостом, пошла в лес. 

А сколько коз и коров мы доставали из колодцев! Часто приходится ловить сбежавших змей. У нас на глазах палками забили безобидного серого ужика: его приняли за ядовитую змею. 

А скоро в квартиры начнут залетать летучие мыши и осы. Обычный случай: семья уезжает летом на юг и оставляет форточку открытой. А что такое для летучей мыши темная квартира с открытой форточкой? Это пещера. Переночевала там мышь одну ночь, потом пригласила туда друзей и подруг. Хозяева вернулись из отпуска, открыли квартиру — а там уже кишмя кишат и возмущаются, что их побеспокоили, больше сотни летучих мышей. Или представьте, что у вас на балконе появился рой ос. Они жизни не дают: жалят, сметают все на столе, терроризируют всю семью. А мы ищем осиное гнездо, нейтрализуем насекомых. 

Кризис спасателям нипочем

 

— Юрий Алексеевич, как вы ощущаете себя сейчас, во время кризиса? 

— Кризис — это только состояние души человека. Стране нелегко с 90-х годов. Просто нужно больше работать. Думаю, что кризис станет для каждого своеобразным очищением: мы станем немножко человечнее и научимся видеть тех, кому нужна наша помощь.

Личное дело
Кулиш Юрий Алексеевич. Родился 17 ноября 1952 года в г. Константиновке Донецкой области. Родители — геологи. Затем семья переехала в пос. Солоницевка, после 8-го класса поступил в техникум советской торговли, получил специальность «механик холодильного оборудования». С 1972-1975 г. служил в Военно-Морском флоте. С 1975 г. по 1980 г. был моряком загранплавания, затем работал по специальности в райпищеторге. 

В 1982 г. окончил ХИСИ. С 1980 по 1989 г. работал в Доме быта фотографом. 1989 г.-1995 г. — директор туристического клуба. С 1996 г. по сегодняшний день — командир оперативно-спасательной службы. С 2006 г. — преподаватель кафедры пожарной тактики и аварийно-спасательных работ Университета гражданской защиты Украины. Женат. Дочери 28 лет, работает в Полтаве в коммерческой структуре. Сын — пожарный-спасатель в одном из подразделений МЧС.