Или как проводится операция "Первоцвет" на местах.

30 апреля я обратился в милицию по поводу торговли черемшой - растени-ем, занесённым в Красную книгу Украины - на станции метро "Пролетарская". Оператор, принявший зво-нок, недоуменно спросил: "Как, разве черемша в Красной книге?". Узнав, что это так, он ответил, что на-ряд милиции прибудет в указанное место. 

Не знаю, кого они там застали, но когда милиционеры явились ко мне домой по факту обращения, один из них спросил, между прочим: "А что такое черемша? Она у нас растёт?". Такие вопросы заставляют задуматься: насколько адекватно милиция может бороться с торговлей редкими растениями в рамках кампании "Первоцвет" и кто в ответе за подобную неосведомлён-ность?

Ни для кого не секрет, что торговля редкими растениями, занесёнными в Красную книгу Украины, проходит у нас в городе достаточно свободно - бабушек (и не только) с бу-кетиками редких цветов можно встретить на любой станции метро. 

Преступная торговля не является, конечно же, секретом для органов власти - каждый год
проводится кампания "Первоцвет", призванная эту самую торговлю пре-сечь. О том, насколько она эффективна, можно долго спорить: милиционеры бодро докладывают о ре-зультатах рейдов, приводят количество изъятых букетов подснежников и составленных протоколов - и в то же самое время цветы спокойно продаются. 

Однако сейчас речь о другом. Я не случайно упомянул подснежники - для большинства граждан слова "подснежник" и "первоцвет" являются синонимами. Как оказалось, для работников милиции - тоже. 

Казалось бы, что в этом такого - никто не обязан помнить школьную про-грамму по ботанике, верно? (О том, что всё-таки обязан, и что образованный человек должен обладать определённым минимумом природоохранных знаний, мы сейчас говорить тоже не будем). Но можно утверждать, что в данном случае отсутствие таких знаний у милиционеров - само по себе правонарушение. 

Давайте подумаем: когда обыватель сталкивается с информацией о проблеме торговли редкими и исчезающими растениями? Правильно, в феврале-марте, в преддверии праздников - Дня Св. Валентина и 8-го марта, когда в СМИ появляются коротенькие сообщения о незаконной торговле редкими цветами (чаще всего, всё теми же пресловутыми подснежниками - про остальные часто забывают) и об кампании "Первоцвет". Но вот праздники кончились, подснежники распроданы или (хотелось бы верить) изъяты - и
о торговле редкими растениями и кампании "Первоцвет" забывают до следующей зимы:
А торговля между тем продолжается. На смену подснежникам прихо-дят менее броские, ко более "ходовые" в плане торговли растения. На одном из них мы остановимся подробнее. 

Черемша или медвежий лук (Allium ursinum), безусловно, является ценным пищевым и лекарственным растением. Из-за этих своих качеств - и вследствие усиленного сбора - она оказалась в Красной книге Украины, где ей присвоена II категория (между прочим, та же, что и у под-снежника складчатого). Но знает об этом гораздо меньше людей, а спрос на черемшу гораздо больше. Потому что покупка букетика подснежников за 12-15 грн. - это эстетство и излишество, а черемша по 2-3 грн. за пучок - это и вкусно, и полезно: Отсюда и размах торговли: черемша есть почти у каж-дой торговки зеленью на рынке. 

Особенно торговцев черемшой на окраинах города, у железнодорожных и автостанций, куда им проще добраться. 

А как же обстоит дело с борьбой с незаконной торговлей? Судя по всему, никак. Торговцев в переходах метро милиция ещё может прогнать в порядке пресечения тор-говли в непредназначенных для этого местах, но с торгующими черемшой на рынках они ничего не делают. Не хотят? Или не знают, что это незаконно? Выясняется, что таки не знают! 

Можно подумать, а что, собственно, в этом такого? Ведь милиционер не обязан разбираться в растениях. Это так. Но, с другой стороны, он обязан выявлять подобного рода правонарушения - особенно учитывая то, что милиция принимает участие в кампании "Пер-воцвет". А кампания эта, напомним, начинается в январе, когда в Крыму зацветают подснежники, и заканчивается с отцветанием ландышей в конце мая. Отсутствие у милиционеров знаний необходимых для пресечения торговли черемшой и другими редкими растениями свидетельствует о том, что инструктаж по "Первоцвету" в данном райотделе сводился, в лучшем случае, к тому, что нужно "гонять бабушек с подснежниками". А бойкая
торговля черемшой по всему городу - что такие же "инструкции" давались и в других районах. А это уже серьёзный повод спросить у городского милицейского начальства: почему кампания "Первоцвет" в Харькове вдруг превратилась в мартовский фарс "Подснежник"?