17 мая харьковчане впервые отмечали День памяти жертв политических репрессий. Со времен президентства Кучмы в четвертую субботу ноября поминали пострадавших от голодомора и политических репрессий. Теперь эти категории разделены.

Чекисты просили повысить лимит арестованных 


— Есть люди, которые пострадали ни за что. Только потому, что в 1937 году каждому областному НКВД давался лимит на арест определенного количества людей, — поясняет Нина Лапчинская, зампредседателя Всеукраинского общества «Мемориал» им. Василя Стуса. 

Причем в Харьковской облпсти и.о. начальника майор ГБ Лев Рейхман в начале 1938 года даже просил дополнительные лимиты у наркома внутренних дел Ежова. Якобы из-за огромного количества врагов народа в Первой столице, рассказывает Нина Лапчинская. 

Как домохозяйка превратилась в «разведчицу»

 

— Классическая жертва политических репрессий — харьковчанка Олимпиада Боговик, — приводит пример Нина Лапчинская. 

В Великую Отечественную войну Олимпиаду вместе с сестрой угнали на работу в Германию. После Победы ей предложили поработать в воинской части (сестра уехала домой в Харьков). В Германии девушка вышла замуж за советского офицера, забеременела, и муж отправил ее к своим родителям в Днепропетровск. Вернувшись на родину, домохозяйка «с легкой руки» НКВД вдруг стала «предательницей, служившей немцам и работавшей в воинской части разведчицей». 

В 1952 году Олимпиаду Боговик арестовали и привезли в Харьков. В тюрьме она родила дочь. Военный трибунал присудил домохозяйке Боговик «по совокупности совершенных преступлений» 30 лет — за измену Родине. И отправил молодую мать вместе с новорожденной в лагерь, в Мордовию. Она шила фуфайки и ухаживала за ребенком, находившимся в отдельном бараке для детей. Когда дочке Наташеньке исполнился год, Олимпиаде Федоровне разрешили отправить ребенка к родителям в Харьков. 

После смерти Сталина женщине изменили меру наказания — до 10 лет. А в ноябре 1955-го она был амнистирована и с нее сняли судимость. 

Есть «дети войны», но нет «детей репрессий» 



Дети врагов народа — особая категория людей, оставшихся без внимания законодателей. Дочь Олимпиады Федоровны Наташа год провела за колючей проволокой. Но Закон Украины о реабилитации не предусматривает такую категорию репрессированных. 

— Их сейчас сотни тысяч — детей, которые остались без родителей по воле государства и оказались в детдомах закрытого типа, — сетует Нина Лапчинская. — Они испытывали те же моральные и физические лишения, что и осужденные. В Верховной Раде несколько лет без движения лежат варианты новой редакции закона. Но они не рассматриваются.

За страдания — смешная сумма

— Я возглавляю областную комиссию, которая назначает компенсацию за несохранившееся конфискованное имущество. Неловко объявлять заявителю о том, что государство решило дать ему аж 112 гривен 50 копеек! — негодует Нина Лапчинская. — При это он еще должен войти в права наследства, заплатив 50 гривен.
На фото: Родители Олимпиады Боговик в письмах обводили карандашом контуры ладошки и стопы ребенка, чтобы заключенная-мать видела, как растет ее дочь