Еще две недели назад на площади Свободы громоздились бесформенные кучи песка, но к Дню защиты детей они обрели изысканные очертания шедевров мировой архитектуры.

— Сейчас в стране кризис, и немногие могут позволить себе поездку в дальние страны, — с улыбкой говорит скульптор Андрей Важинский, возводящий песчаный город в Харькове уже второй раз. — А теперь на нашей площади есть почти все шедевры мировой архитектуры: искусство Средневековья, Возрождения, Майя, египетские пирамиды, древнерусские храмы, римский Колизей, достопримечательности Китая и Греции. 

Над песчаным городком трудились около 30 скульпторов и их помощников. Чтобы успеть к празднику, они работали при свете фонарей. 

— В каждом объекте была своя сложность, но мне кажется, моя скульптура была самая тяжелая. Я делал «Моисея» Микеланджело: очень много было работы с бородой и волосами. Волосы вообще не очень приятно делать: их много, они вьются, каждую прядь нужно сделать аккуратненько. Не люблю я этого, но пришлось, — признается скульптор. — Первая голова у моей скульптуры и вовсе отвалилась. 

Андрей побывал на многих международных конкурсах (скоро он поедет на фестиваль в Голландию). Скульптор рассказывает, что на всех континентах и во всех странах посетители песчаных шедевров задают ему главный, классический вопрос: «А если вдруг дождь?». 

Заместитель начальника управления культуры Дмитрий Кузнецов поделился секретом: в прошлом году сильные дожди подпортили-таки рельефную поверхность первого харьковского песчаного городка, и мастерам под покровом темноты пришлось заниматься реставрацией. Но в этом году казус не повторится. 

— Мы использовали в два раза больше клея, — говорит Андрей Важинский. — Кроме того, после каждого ливня мы будем снова и снова проклеивать поверхность скульптур.

Чего боятся наши дети?

Во время торжественного открытия песчаного городка «ВХ» поинтересовалась у детворы и родителей, от чего их нужно защищать. 

— В свое время я защищал мирную жизнь: воевал в Афганистане. А теперь наших детей нужно защищать от полного отсутствия будущего, — считает полковник в отставке Юрий Лозовой. 

— Мой 4-летний сынок — моя отдушина. А вот старшего нужно защищать от соблазнов, от компьютерных клубов, — говорит мама двоих сыновей Светлана. 

— От родителей нас нужно защищать, — недовольно басит 18-летний Дима. 

— Не детей нужно защищать: умные мамы и папы поставят их на ноги. Защита нужна родителям: я, например, уже с ноября без работы, — сетует мама 4-летней Кати Оксана Сорока. 

А студента ХПИ из Нигерии по имени Вашингтон тревожит, что на его родине бывают случаи киднеппинга: когда у него появятся дети, он прежде всего будет охранять их от преступников.