Харьковчанка Виктория Мамонтова рассказала, как ее провожали на волю, чего хотелось больше всего и как будет жить дальше.

- Поздравляем вас, Виктория, с освобождением и возвращением домой. Что чувствуете?

- Огромное облегчение, радость и усталость. Поверите, совсем уснуть не могу. И не верится, что весь этот кошмар позади.

- Как вы узнали о помиловании королем Таиланда?

- За сутки, 14 июля — от подруг-заключенных. Катя из Узбекистана, тоже отбывающая срок за наркотики, прибежала и говорит: представляешь, кому-то из иностранцев пришло помилование, но кому — неизвестно. Там и другие русскоязычные девочки есть, некоторые еще раньше меня прошение подали, поэтому я никак не ожидала, что это мое... И не придала значения этим разговорам. А днем позже меня вдруг вызвали в офицерский офис. Но и тогда я еще не могла поверить в это чудо. А когда увидела, что принесли портрет короля, и директор тюрьмы предложила сесть напротив себя за стол и стала зачитывать королевский указ о помиловании... Я ведь по-тайски понимаю и разговариваю, и она читала мне весь текст, напоминая, чтобы я постоянно кланялась, благодарила короля... Ну, смысл помню плохо, потому что была перевозбуждена... Поклонилась в последний раз, директор и говорит: "Все, ты свободна! Быстро собирай вещи!" Мне дали 5 минут на сборы, я вышла, а девочки подбегают, целуют, плачут, кто печенье дает, кто молоко, тянут в разные стороны... Переживали, плакали, короче, провожали всей тюрьмой. А я ничего не вижу, не слышу и не верю происходящему.
Харьковчанка, помилованная королем Таиланда, вернулась на Родину

- Вы как-то рассказывали, что обрели дар разгадывать сны, причем и чужие тоже. Не снилось ничего перед освобождением?

- Не то чтобы дар, но что-то похожее... Два вещих сна у меня было. Первый — недели за две. Как будто иду в черных резиновых сапогах, захожу в магазин, попадаю в обувной отдел, вижу зимние замшевые сапоги на меху (казалось бы, откуда в знойном Таиланде такая теплая обувь?) и хочу их купить. А у меня спрашивают: какой размер? 38-й (мне как раз 38 лет исполнилось). Нет, говорят, есть только 37-й. И тогда я замечаю кончик каких-то сапог, тяну их, смотрю и вижу, что это мой размер. И я так радуюсь: "В них пойду домой!" Проснулась — мурашки по телу: ведь если снится обувь — это к хорошему известию... А второй сон тоже в руку, за три дня до указа короля: что я плаваю в море, и оно такое мелкое, и вода синяя-синяя... Этот сон я разгадать не могла. А другая женщина и говорит: море мелкое — значит, у тебя очень мало времени для чего-то. Было бы глубокое — плохо, а так — к радости...

- Вас потом из тюрьмы, где мы дважды встречались, перевезли прямо в миграционный центр?

- Нет, сначала в полицейский участок, чтобы я там переночевала, а за это время меня должны были проверить, нет ли за мной каких-либо других грехов. Там иногда так делают: выпустят узницу, а потом объявят, что за ней есть еще какое-то преступление, и возвращают в тюрьму. И все заново... Но ко мне не было вопросов, поэтому я попала в миграционную службу... Жара, грязь, решетки, драки, скандалы... Беженцы из Кампучии, Мьянмы, Лаоса, Китая, Сомали... Пробыла там четверо суток... Потом приехал третий секретарь по консульским вопросам нашего посольства Константин Иващенко, я дала ему деньги, чтобы кое-какую одежду мне купил, не ехать же домой в спортивном костюме...

- Мы так поняли Иващенко, что это он за свои деньги вам покупал — и одежду, и фрукты...

- Нет, у меня было немного денег, и я их ему отдала. Иващенко меня уже потом, перед самым вылетом, в аэропорту покормил за свои — купил курочку, картошку фри, кофе и кусочек торта. Сам не ел, а меня покормил. И провел до самого самолета, передав мой загранпаспорт как депортированной командиру экипажа и наказав бортпроводникам довезти меня в целости и сохранности...

- Вы вроде бы летели даже бизнес-классом?

- Константин позвонил моей маме и сказал, что, если она подсуетится и возьмет мне билет из Бангкока в Киев, то сумеет быстро уладить все формальности. Мама одолжила в Харькове у друзей денег и пошла в авиакассу. Там ответили, что билетов в экономкласс уже нет, есть только бизнес — за $1370... Она, конечно, на такую сумму не рассчитывала, но куда деваться — пришлось брать. Так что я летела, действительно, бизнес-классом. Но если честно, ничего не замечала. Была в каком-то невесомом состоянии, будто это я и не я, смотрю в одну точку, и все. Стюардесса, видимо, понимала мое состояние и очень заботилась, предлагала сок, кофе, водичку. А потом принесла телевизор и говорит — посмотрите французский фильм, отвлекитесь немного...

- Когда по-настоящему почувствовали себя в Украине?

- Когда приземлились в "Борисполе". Покидала салон последней, но еще до этого поняла: я — дома!

- Между прочим, мы с двумя десятками коллег встречали вас в аэропорту. Но так и не увидели...

- Я была в таком состоянии, что хотелось быстрее увидеть только маму и самых близких друзей... И чтобы никаких интервью. Прямо из аэропорта меня увезли в Харьков. Причем не спецслужбы, а друзья.

- Едете вы в машине по трассе, и...

- Ужасно захотелось водки. Не вина, не пива, а именно водки, хотя я вообще не пью. Остановились в каком-то придорожном кафе. Принесли суп с фрикадельками и яйцом — вкусный, не передать! Выпила, вроде немного опьянела, а сели в машину, и почему-то сразу протрезвела. Наверное, все-таки усталость была сильнее...

- Иващенко намекнул, что вы вроде собираетесь вновь в Таиланд?

- У меня статус депортированной, а это значит, 5 лет въезд в страну запрещен. К тому же у меня сканировали сетчатку глаз, и даже если поменять фамилию, допустим, выйдя замуж, то данные все равно остаются в базе данных...

- Чем намерены заняться?

- Надо искать работу. И хотя с трудоустройством сейчас сложно, одно предложение — по части торговли — уже есть. Денег нет, маме надо помогать. Вообще же, планов много. Осуществятся ли они, покажет время...

"ЗВЕРЕЛИ, ДРАЛИСЬ, СПАЛИ ВАЛЕТОМ..."


Тайская тюрьма — это ад. Там царят жестокие нравы, спать приходится на цементном полу, вповалку и валетом, а когда ночью кто-то встает в туалет, то, возвращаясь, видит уже занятое место. Вода грязная, пить ее нельзя, еда специфическая и тяжелая для желудка — рис. Люди звереют, теряя человеческий облик. Обо всем этом вчера на брифинге в офисе Уполномоченного ВР по правам человека Нины Карпачевой рассказала сама Виктория:

- И все-таки я верила, что не одинока, что моей судьбой озабочены Нина Ивановна, президент Виктор Ющенко, который хлопотал о моем помиловании перед королем Рамой IX, дипломаты нашего посольства Игорь Гуменный, Александр Кротенко (оба ныне работают в Министерстве иностранных дел), а также газета "Сегодня", публиковавшая материалы своего спецкора из Бангкока, — говорит Мамонтова, — спасибо всем огромное. Если бы не поддержка, не знаю, как бы выдержала испытания и выжила ли бы...

Благодарна и мать Вики Татьяна Михайлова:

- Бог вернул мне дочь, и теперь мы снова вместе. Утраченного не вернешь — от переживаний умер мой брат, сама я, узнав об аресте Вики, слегла с инфарктом. Но жизнь показала, что справедливость есть, и терпение, выдержка, раскаяние вознаграждаются милосердием...

Изготовление, хранение, распространение наркотиков с целью сбыта отнесены в уголовном законодательстве Таиланда к наиболее тяжким преступлениям — в некоторых случаях даже более тяжким, чем умышленные убийства (там судьи хоть иногда ищут смягчающие обстоятельства, чего нет по наркостатьям).

Когда задержали Мамонтову, смертные приговоры в этой стране приводились в исполнение путем расстрела. Сейчас используется более гуманный, как считают, метод — в виде смертельной инъекции. Таиланд до сих пор не отказался от смертной казни. Для Виктории Мамонтовой было сделано исключение.

Нина Карпачева называет ее бойцом и борцом: "Она не сломалась, показала пример того, как стойко нужно принимать тяготы и лишения. Ее пример во многом поучителен для других. И я счастлива, что Украина, защищая своих попавших в беду граждан, объединяет усилия, находит конструктивные пути решения проблем...".

Жизнь в тюрьме сладкой не назовешь. Чтобы жизнь на воле была Виктории в радость, "Сегодня" подарила бывшей тайской узнице банку цветочного меда...

ЗА ГЕРОИН — К ВЫСШЕЙ МЕРЕ


Виктория Мамонтова родилась 10.05.1971 г. в Харькове. Образование: КГУ (геологический ф-т). Вторая в истории после гражданки Новой Зеландии узница женской тюрьмы Бангкока, помилованная королем Таиланда. В 2000-м познакомилась с нигерийцем Майклом, который попросил привезти ему в Джакарту рюкзак. Открыв его, Вика обнаружила там пакетики с порошком, напоминающим героин. Рюкзак выбросила, а пакетики спрятала. При обыске их нашла полиция. Мамонтову приговорили к высшей мере, затем — пожизненному заключению, замененному на длительный срок лишения свободы.