Увы, мы — дети цивилизации: живем в мире искусственных материалов, едим ненатуральные продукты из синтетической посуды. Наверное, все-таки было бы странно, если бы мы по-прежнему черпали деревянными ложками из глиняных мисок. Но, покупая пластиковую посуду, не мешало бы задуматься: а из чего мы, собственно, собираемся есть?

Любое изделие производится в соответствии с нормативной документацией. Для изготовления изделий, контактирующих с пищевыми продуктами, разрешается использование только тех материалов, которые входят в перечень разрешенных материалов и прошли соответствующую медицинскую экспертизу. К сожалению, это не всегда выполняется. Заведующий токсикологической лабораторией областной санэпидемстанции Александр Кошеленко рассказывает, что при текущем государственном надзоре попадается-таки продукция, далекая от санитарно-гигиенических требований и, стало быть, не пригодная для контакта с продуктами.
В этом году при рейдовых проверках на рынке «Барабашова» были доставлены на экспертизу образцы посуды. Пластиковая миска, сделанная в Китае, и металлическая фруктовница производства США (так уж было на ней гордо обозначено, хотя документами ее «родословная» не подтвердилась) не прошли экзамена на токсичность. Ни миска, сделанная из меламина, ни металлическая фруктовница при экспертизе на содержание формальдегидов не вписались в существующие требования безопасности. Вся продукция была изъята и запрещена для эксплуатации.
К слову, китайская посуда как раз в основном меламиновая. Раньше и турецкие хлебницы делались из этого пластика, и их активно браковали. Сейчас их делают из разных материалов.
Вообще же, пищевые продукты делятся на две категории: сухие — влажность до 15% (хлеб, сухие сыпучие продукты) и продукты, имеющие более высокую влажность (фрукты-овощи например).
Если посуда предназначена для сухих продуктов, то влажные туда класть нельзя. Кстати, посуда из меламина не предназначена для продуктов с влажностью больше 15%. Меламин способен выделять формальдегид, который может проникать в продукты, с которыми соприкасается. В микроволновку ставить пластиковую посуду категорически нельзя. Для этих печей подходит только специальное стекло либо фаянс. Хотя собственными ушами я не раз слышала, как торгующий люд рекламирует всевозможные пластиковые прибамбасы для еды именно как приспособленные под СВЧ.
Что касается одноразовой посуды, то делается она из разных материалов. Большей частью это полиэтилен либо полипропилен — они более совершенны по качеству. Пластиковые стаканчики из полипропилена действительно выдерживают температуру 100 градусов и при этом «вредностей» не выделяют. По словам Александра Степановича, миграция химических веществ из этих стаканчиков, по сути, никогда нашей токсикологической лабораторией не определялась. Стаканчики делаются и из полистирола. Это менее надежный пластик, потому что содержание стирола не всегда соответствует норме и при определенных условиях возможно его выделение. Лет пять назад областная санэпидемстанция забраковала водку, которую продавали в запечатанных полистирольных стаканчиках: агрессивная среда спровоцировала выделение стирола в спирт. Специалисты забраковали и полистирольные стаканчики российского производства, которые собиралась завезти «Мивина»: они не отвечали требованиям по содержанию стирола.
К слову, одноразовую посуду нельзя использовать повторно не потому, что она может выделять формальдегид, а потому что вымыть ее невозможно. Потому-то воду «721» или «Галс» не заливают в тару меньше пяти литров. Это сделано для того, чтобы не использовалась тара, найденная кем-то на помойке.
«Загрязненность в таких бутылях колоссальная, — предупреждает Александр Кошеленко. — Там очень насыщенная микрофлора».
«Домашние» же бутылки, использующиеся исключительно для воды, в общем, безопасны. Токсикологической лабораторией уже проводились исследования, и никаких отклонений при использовании бутылей для воды не наблюдалось, особенно если это бутылки ПЭТ. Они сделаны из очень стойкого материала, от которого меньше всего можно ожидать неприятностей. Используется он исключительно для упаковки пищевых продуктов.
С полиэтиленовыми пакетами тоже не все просто. Их нужно знать «в лицо». Есть пакеты, предназначенные просто для хранения пищевых продуктов, пакеты для хранения конкретных пищевых продуктов, а есть и для хранения промышленной продукции. Там используются различные марки полипропилена. Некоторые из них разрешены для контакта с продуктами, а есть марки полиэтилена технические, вовсе негодные для пищи. «Полиэтиленовые пакеты мы тоже контролируем, но по ним еще не было прецедентов. Хотя иногда бывает свежий полиэтилен, имеющий специфический запах. А он должен сначала вылежаться, прежде чем поступать в торговую сеть».
Главное, что может приобрести небдительный покупатель в нагрузку к пластиковой посуде — это отравление формальдегидом.
Формальдегид — это токсическое вещество, которое при высокой концентрации может вызвать острое отравление, а в результате длительного воздействия небольших концентраций можно заработать хроническое отравление. Признаки отравления формальдегидом — головная боль, утомляемость, головокружение; собственно, у каждого по-разному. Возможно, от пестрого блюдца из меламина острого отравления не случится, но и здоровья не прибавится. Хотя если посуда из меламина прошла исследование санитарно-эпидемиологической экспертизы, то она может использоваться.
Любая пластмассовая тара должна иметь маркировку, где должна быть указана и температура, которую она выдерживает.
Вообще же, чем стоять у прилавка в глубоком дилетантском раздумье по поводу безопасности понравившейся пластиковой вещицы, лучше запомнить следующее. При растамаживании — если это не контрабанда и продукция идет законным путем — санэпидемслужба дает заключение, можно ли использовать эту посуду.
У каждого продавца и в магазине, и на рынке должно быть заключение санитарно-эпидемиологической экспертизы, где сказано, для какого вида продуктов посуда предназначена. Покупатель имеет полное право потребовать это заключение, если он не враг своему здоровью. «Если заключения экспертизы у продавца нет — звоните нам, — говорит Александр Степанович. — Мы вам спасибо скажем. Приедем и посмотрим».