Если бы не было группы «Крематорий», ее нужно было бы придумать… Во всяком случае, для почитателей «Крематория» — это неоспоримая истина. Для такого события даже самого «влюбленного» дня в году не жалко. Именно в этот день, 14 февраля, в ККЗ «Украина» проходил концерт мэтров русского рока — группы «Крематорий». Последний раз группа приезжала в Харьков 5 лет назад.

Послушайте! Ведь если звезды зажигают — значит это кому-нибудь нужно? Значит кто-то хочет, чтобы они были? Причем хочет не год и не два, а вот уже в течение двадцати двух лет. Многим новорожденным «звездам» подобное долголетие не только не светит, но даже и не мерцает. «Крематорий» же свою проверку временем выдержал: его слушали и при «совке», когда группа имела полулегальный статус, на него ходят и сейчас, и не только те, у кого остались ностальгические воспоминания о «славном» прошлом Родины…
…Ожидания увидеть в зале публику от тридцати лет до сорока с хвостиком, к моему удивлению, не оправдались. Половина контингента, пришедшего на концерт, едва перешагнула возрастную границу, после которой можно легально покупать водку и сигареты. По признанию самого Армена Григоряна, для него до сих пор является загадкой, почему подрастающему поколению интересно то, что писалось еще до их рождения, да еще и в совершенно другой стране, о которой они ничего не знают. Впрочем, это незнание не помешало коллективно исполнить «Хабибулина», тихонечко подпевать «Сексуальную кошку», взрываться под «Лепрозорий» и проявить должное уважение к «Кондратию» и «Безобразной Эльзе». В финале, конечно же, была «Маленькая девочка», которую ждали, и от исполнения которой музыкантам не удалось отвертеться.
Как это часто пишут, атмосфера в зале царила самая что ни на есть… А именно: малость сумасшедшая и одновременно — вполне домашняя. Конечно же, подпевали хором, конечно же, аплодировали после каждого соляка гитары и скрипки.
Как-то на одном из концертов к Армену Григоряну подошла юная поклонница и, сказав, что у каждых «Битлов» должен быть свой «Естердей», попросила сыграть «Мусорный ветер». В этот раз крематориевский «Естердей» тоже звучал, к неистовому удовольствию присутствующих. Конечно же, со сцены долго не отпускали, памятуя о том, что если бы «Крематория» не было, то его нужно было бы придумать…
За час до встречи с восторженными почитателями Армен Григорян встретился с харьковскими журналистами, удовлетворив любопытство пишущей братии на предмет прошлого, настоящего и будущего «Крематория», да и русского рока вообще.
Сегодня особой ностальгии по ушедшему времени сумасшедших хиппи Армен Сергеевич не испытывает. Всему, как говориться, свое время. Сейчас уже и того портвейна не выпьешь по причине его отсутствия: «Сами идеи хиппизма свойственны определенному возрасту. В то романтическое время — это было к месту. Сейчас возвращаться взрослому человеку туда — это все равно что вновь вернуться в люльку. Это должно остаться там, так же как и квартирные концерты».
Впрочем, ностальгировать у «Крематория» сегодня нет времени: в прошлом году отработали 99 концертов, и сбавлять обороты они не собираются. Что же касается возраста, то мэтры его не ощущают, хотя, по признанию Армена Сергеевича, если бы у него представления о музыке и роли рок-музыканта в ней с возрастом не изменились, давно пора было бы «сдохнуть». Они отводили себе на все про все 27 лет. Благо, что все изменилось, и группа живет и здравствует поныне.
Начинался же «Крематорий» как картинная галерея друзей и подруг. Тогда музыканты и предположить не могли, что эта галерея будет интересна еще кому-нибудь, да еще в течение стольких лет. Хабибулин, Таня, Кондратий — это был реальный круг общения начинающего «Крематория». Армен Григорян признается: предположи они, что просуществуют столько лет, навряд ли назвали бы так группу. «Это был явный эпатаж, рассчитанный на определенное время. Все было сделано шутки ради. Для меня и сейчас загадка, почему песни, написанные тогда, интересны до сих пор».
Впрочем, тексты «Крематория» до сих пор не просто интересны, но с каждым годом подвергаются новым интерпретациям, открывая глаза изумленному автору на их подлинный смысл. Так, например, Армен Сергеевич вспоминает, как однажды в Израиле один из почитателей, хитро подмигнув, изрек: «А я ведь понял сексуальный подтекст в «Лепрозории»!» И соответствующими жестами объяснил, кто такая «галантная леди», куда она должна «развернуть свой бульдозер» и как именно «мы заложим фундамент».
Современной отечественной рок-сцене Армен Григорян дает не очень лестные оценки. По его мнению, единственное различие поп-и рок-сцены в том, что на первой много мальчиков, очень похожих на девочек, а на второй много девочек, похожих на мальчиков.
— Что сегодня с русским роком и существует ли он вообще?
— Конечно, русский рок находится в упадке. Сегодня фактически нет различий между попсой и роком. Кто сегодня поет в русском роке? Арефьева, Земфира, Кипелов. Очень мало. Остальные либо декламируют, либо кричат. Если понимать русский рок как текстовую музыку, то он есть — как и украинский.
Русский рок отличается от западного прежде всего языком и не очень идущим в ногу представлением о современной музыке. Если вы думаете, что в Украине или России в ближайшее время появится группа, которая сумеет повторить успех финнов, немцев, испанцев, тех же самых «Him», «Ramstein»… Не появится такая группа.
Музыкальности, товарищи, не хватает. Мы неинтересны музыкально. Есть какое-то развитие в мире, а у меня такое ощущение, что мы его не замечаем и продолжаем рвать рубаху на груди.
Чтобы уйти от надоевшего «русского» звучания, сегодня Армен Григорян работает над своим новым проектом «Третий ангел». Этот проект начинался как чисто компьютерный эксперимент. Армену Сергеевичу было, как он говорит, совершенно несложно нажимать на кнопки и делать все самому. Со временем, однако, понадобились люди, которые могли бы делать это профессионально с технической точки зрения. Начались поиски аранжировщиков и саунд-продюсеров, которыми и стали наши с вами земляки братья Протченко. Найти профессиональных саунд-продюсеров оказалось непросто. Однако работой с братьями Протченко, которые, между прочим, делают 50% российской рекламы (имеется в виду ее звуковое оформление), Григорян очень доволен. Проект задумывался как студийный, однако потом решили создать под него и концертную группу. Она уже существует и состоит из музыкантов, которые не имеют отношения к «Крематорию».
— А «Третий ангел» не задушит «Крематорий»?
— Проблема во мне. Главная задача — «совместить» меня. Попытаться не убить «Крематорий», чтобы он оставался в концертном состоянии. Но самая страшная проблема была в коллегах. Нужно было преодолеть эту ревность и неприязнь с их стороны. Я сейчас говорю об этом, потому что мы это все преодолели. Я им объяснил, что каждый человек имеет право сделать то, что он хочет, и не обязательно с теми людьми, с которыми связано очень много воспоминаний и человеческой дружбы. В какой-то момент нужны профессиональные музыканты, которые могут сделать то, чего не могут сделать они. Мы слишком долго
играли вместе.
В студии совершенно другая работа.
Получить Григоряна теперь уже в удвоенном количестве — перспектива неплохая. Однако расставаться с группой, на музыке которой одно поколение уже выросло, да и второе, по всей видимости, хочет того же, было бы грустно.